Стиль жизни
Бесплатный
Александр Губский

«Когда времена становятся нестабильными, люди покупают ювелирные украшения»

так генеральный директор Piaget Филипп Леопольд-Метцгер объясняет, почему даже в непростые времена он настроен оптимистично
Генеральный директор Piaget Филипп Леопольд-Метцгер, в очередной раз посетивший Россию, рассказал, почему даже в эти непростые времена он настроен оптимистично

К своему 140-летию компания Piaget создала коллекцию Extremely Piaget, состоящую из 99 уникальных ювелирных украшений и 37 часов. Премьера коллекции прошла осенью прошлого года на Биеннале в Париже, затем ее показали в США. Россия стала треть­ей страной, где была выставлена Extremely Piaget, и представлять ее в Москву Филипп Леопольд-Метцгер приехал лично.

В чем основная идея коллекции Extremely Piaget?

Филипп Леопольд-Метцгер Показать дух Piaget. Более того, в коллекции есть две подколлекции: Extremely Colorful и Extremely Sparkling. Для первой, помимо цветных камней, мы используем золото как вторую кожу, а для Extremely Sparkling – камни огранки «маркиз», которую Пьяже очень часто использовал в своих ювелирных украшениях в 60–70-е годы. Эта огранка была придумана Людовиком XV для маркизы де Помпадур.

Extremely Sparkling стоит в иерархии выше: там крупнее камни. Но и в одной, и в другой первична дизайнерская идея: мы никогда не покупаем камни, чтобы потом создавать под них украшения. Большая часть ювелирных изделий в коллекции сделана в единственном экземпляре, часы – нет.

Среди часов в коллекции Extremely Piaget особенно выделяется модель, созданная по мотивам часов, придуманных для Piaget Энди Уорхолом в 1973 году.

Ф.Л.-М. Мне очень нравятся эти новые часы. Исторически это были кварцевые часы с большим механизмом Beta-21. А сейчас это механические часы, которые намного тоньше. Поэтому, когда вы смотрите на них анфас, они очень напоминают оригинал, но когда в профиль – нет.

2014 год войдет в историю Piaget еще и тем, что вы представили самые тонкие в мире механические часы Altiplano 900 с революционной конструкцией, где корпус часов одновременно является и платиной для механизма.

Ф.Л.-М. Мы никогда бы не смогли сделать Piaget Altiplano 900, если бы у нас бы не было соответствующей экспертизы в производстве механизмов и корпусов. А в нашем случае инженеры объединили свои усилия и получились самые тонкие в мире механические часы. Честно говоря, Altiplano 900Р стали для нас проблемой, поскольку спрос оказался намного выше наших производственных возможностей. Спрос велик по всему миру, даже в России, где, казалось бы, больше любят крупные часы.

Россия вступила в полосу экономического кризиса, который обещает быть затяжным. На что рассчитывает Piaget?

Ф.Л.-М. Всегда, когда времена становятся нестабильными, люди покупают ювелирные украшения. Потому что это в том числе и инвестиция. Российский рынок совсем неплох для Richemont. Да, ближайшие месяцы будут непростыми, но в конечном счете экономика возобновит рост, богатые будут становиться еще богаче. До сих пор мы говорили о миллионерах, мультимиллионерах и миллиардерах; недавно появилась еще одна категория – «девятизначные»: люди с состоянием $100 000 000 и выше. В мире насчитывается 163 000 человек с состоянием $50 млн и больше и 16 000 человек – с состоянием более $100 млн. Думаю, это число можно удвоить, поскольку многие люди предпочитают не афишировать свое состояние.

Когда я 33 года назад начал работать в этом бизнесе, в Cartier, то это был единственный живой и креативный бренд, все остальные были «спящими». Сегодня «спящих» нет. Так что я очень оптимистичен в отношении будущего нашей индустрии: пирог становится больше. Экспорт швейцарских часов в 2014 году вырастет на 2%, у Richemont Group за первые шесть месяцев финансового года продажи выросли на 4% и даже в октябре – очень непростом месяце из-за волнений в Гонконге – они упали всего на 1%.

Насколько велика собственная розничная сеть Piaget?

Ф.Л.-М. Сейчас у Piaget 98 бутиков по всему миру, в 2015 году хотим довести это число до 100 и надеемся, что сотым станет наш новый магазин в Париже, который мы открываем в апреле на rue de la Paix. Там будет 500 кв. м – для нас это большая площадь.

Также мы открываем наш первый бутик в Южной Америке – в Сан-Паулу, бутик в Майами, в июне собираемся открывать бутик в Милане... Не могу сказать, что бизнес растет сумасшедшими темпами, и тем не менее, повторюсь, в отношении будущего мы настроены конструктивно.

Piaget представляет коллекции два раза в год. Насколько велика ваша дизайнерская команда, чтобы создавать такие большие коллекции?

Ф.Л.-М. Собственная – восемь человек. К аутсорсингу мы почти не прибегаем – ни в ювелирных украшениях, ни тем более в часах: 95% или даже 98% – это наши собственные разработки. Кроме того, внутри Richemont Group есть своя дизайнерская школа, к нам часто приходят стажеры...

Наши ювелирные украшения класса high jewelry делаются в Женеве – не все, но почти все, потому что нам не хватает производственных помещений. Мы собираемся увеличить наши производственные мощности в План-лез-Уат на 50%, первая фаза расширения начнется в конце весны 2016 года. Новые помещения разработало то же архитектурное бюро, что проектировало нам основное здание.

Вы возглавляете Piaget без малого 20 лет. Как за это время изменилась компания?

Ф.Л.-М. За эти годы мы полностью перепозиционировали бренд из «ювелира часовщиков» в часовой ювелирный бренд, у нас очень хороший баланс между мужскими и женскими линиями. Мы вложили очень много в производство – а это, как ни крути, самое главное. И теперь можем полностью контролировать разработку и производство часов. Нам очень комфортно в тех двух секторах, где мы работаем, – в производстве часов и ювелирных украшений, – и мы чувствуем очень большой потенциал в ювелирном секторе, и особенно высокого ювелирного искусства. Наш часовой бизнес вырос так быстро, что доля ювелирного бизнеса уменьшилась, теперь у ювелирного есть шанс наверстать отставание.

Американский рынок остается главным для высоких ювелирных украшений, но сегодня он перестает быть сугубо мужским рынком – женщины самостоятельно покупают себе все больше и больше украшений. Самостоятельный доход женщин все выше, а на что его тратить: на сумку, которая выйдет из моды через сезон или на вечное ювелирное украшение? Взгляните, что продается из ювелирных украшений – никаких чудес: Love и Trinity от Cartier, Musa Bulgari, Possession и Rose от Piaget, Alhambra от Van Cleef & Arpels…

Какой будет Piaget через 20 лет?

Ф.Л.-М. Через 20 лет наш бизнес по-прежнему будет хорошо сбалансирован между мужскими часами, женскими и ювелирными украшениями; 70% продаж будет давать собственная дистрибуция, мы будем жить в мире мгновенных коммуникаций между нами и покупателями; электронная коммерция наберет еще большие обороты, особенно в ювелирном сегменте – в секторе сложных часов, я считаю, клиенты по-прежнему будут приходить в магазины. И в одном я уверен на 100%: если у вас отличный продукт, у вас всегда будет успех.