Статья опубликована в № 3890 от 07.08.2015 под заголовком: Главное – дом открыт

Павел Кузнецов, директор Музея Мельниковых, рассказал, как празднуют 125-летие великого архитектора Константина Мельникова

Главное, считает он, что Дом Мельникова открыт для посетителей

Дом, построенный Константином Мельниковым для своей семьи, уникален. Как и большинство зданий, построенных великими архитекторами для себя, он памятник не только русской авангардной, но и мировой архитектуры. Уникален он и тем, что до наших дней оставался частной собственностью. В 2006 г. сын архитектора художник Виктор Мельников умер, оставив завещание, по которому дом должен быть передан государству. Но только год назад, после долгих лет судебных тяжб и громких скандалов между наследниками, а потом между Музеем архитектуры и внучкой Мельникова Екатериной Каринской, дом превратился в Музей Константина и Виктора Мельниковых, филиал Музея архитектуры. Его директором стал Павел Кузнецов.

– Год назад дом Мельникова был, скажем так, освобожден от прежних жильцов.

– Ну, скажем, не год назад, только 17 октября начались по-настоящему, без препятствий для сотрудников музея, работы по описи мемориальной обстановки, по подготовке его к реставрации и посещению экскурсионных групп.

– И что за это время сделано?

– Во-первых – и самое главное, – дом открыт для посещения (посещение ведется по предварительной записи. – «Ведомости»). Больше тысячи людей, купив билеты, получили возможность его увидеть и выслушать профессиональный рассказ сотрудника музея об истории дома, его уникальном архитектурном и инженерном решении и, конечно, о жизни Константина и Виктора Мельниковых. Второе – что потребовало гораздо больше времени, чем мы ожидали, – это так называемая опись мемориальной обстановки. То есть всех вещей, которые находились в доме на 18 октября 2015 г. и были связаны с Константином Мельниковым и его сыном Виктором.

– Вплоть до зубной щетки?

– Вплоть до тросточки, цилиндра, рюкзака и справок – таких предметов более 13 000. Из этих, выражаясь музейным языком, единиц хранения более 900 – фотонегативы. Раньше они не были описаны, этот новый материал в ближайшее время будет пущен в научный оборот. До конца года мы должны выпустить книгу с условным названием «Дом Мельникова: шедевр авангарда, дом семьи, архитектурный музей». В ней будут отражены все новые материалы.

– Это наследство семьи? Или нет? Тут с наследством вечно проблемы.

– Есть завещание Виктора Константиновича Мельникова, оно опубликовано на сайте музея. В нем внятно сказано, что он завещал все принадлежащее ему имущество: дом, предметы мемориальной обстановки и творческий архив – Российской Федерации для создания там музея. Не детям, не внукам, не третьим лицам. Поэтому единственным легальным собственником является Российская Федерация. Ее представляет Музей архитектуры, которому дом передан в оперативное управление. Есть решение суда о единстве и неделимости дома, мемориальной обстановки и архива, их разделение, как сказал суд, нанесло бы непоправимый ущерб уникальному памятнику.

Общественность

Архитектурно-художественная общественность чутко следит за судьбой дома Мельникова. После того как Екатерину Каринскую, пусть и на законных основаниях, но жестко выселили из дома, где она жила много лет, часть этой общественности написала открытое письмо министру культуры и советнику по культуре при президенте РФ, в котором выразила озабоченность действиями руководства Музея архитектуры. Другая часть той же общественности тут же подписала письмо тем же адресатам в поддержку этих действий. Сейчас, по словам Павла Кузнецова, часть подписантов первого письма посетили дом и никакой враждебности со стороны архитектурного сообщества он не чувствует.

– Итак, что еще сделано?

– Было проведено обследование ограждения вокруг дома, был создан проект его восстановления. На основе мельниковского замысла, с его идеями, оригинальной калиткой.

– Как при Мельникове?

– Ограждение, как и все, что мы делаем, прошло все согласования в Департаменте культурного наследия. Любое действие в доме Мельникова, как вы понимаете, рассматривается под микроскопом как доброжелателями музея, так и недоброжелателями. Но не в этом дело, мы осознаем ценность дома и сто раз отмеряем, прежде чем что-то там сделать. Почему вокруг дома появился овальной формы газон? Потому что он всегда был при Мельникове. Каждое наше действие основывается на документах, фотографиях, на реконструкции, которая была сделана еще в 1990-е гг. Или положение ковра в гостиной. Ковер Мельников привез из Парижа в 1925 г., а в 1929-м он положил его асимметрично к окну, и теперь он лежит под тем же углом.

– Столетие Мельникова праздновали в сложное время, но была выставка в Пушкинском музее, научная конференция. А нынешнее празднование: автобусная экскурсия, которая и без юбилея должна была быть, выставка непрофессиональных фотографий...

– Можно я уже отвечу? Празднование только началось. И нам очень хотелось, чтобы оно не было делом кружка энтузиастов или сектантов.

– Выставка в Пушкинском музее – сектантство?

– Подождите. Мы хотели вовлечь в праздник как можно больше людей, и нам это удалось. На мой взгляд, в год 125-летия Мельникова выясняется: все, что мы о нем знаем, это только несколько книг: Хан-Магомедова, Стригалева, Фредерика Старра – Solo Architect in a Mass Society – и Андрея Гозака. И все. На самом деле нам сейчас нужен свежий профессиональный критический взгляд музейщиков, искусствоведов, архитекторов на творчество Мельникова. Мы должны, и мы это сделаем, вовлечь новые слои с помощью новых материалов, архива. Основная часть которого находится под правовым замком.

– Почему?

– В 2006 г. на временное хранение в Музей архитектуры поступил архив Мельниковых – 1078 работ Константина и более 1300 работ Виктора. Вот все это, к сожалению, пока недоступно. В силу особенностей правового соглашения и наследственного дела, как оно заводилось в 2006 г. Сейчас Музеем архитектуры и Министерством культуры предпринимаются все необходимые усилия, чтобы ускорить развитие дела, чтобы этот бесценный архив в ближайшие годы был доступен всему человечеству. Возвращаясь к выставке. Выставка будет! В сентябре она откроется во дворе дома Мельникова и позволит огромному числу людей познакомиться с новыми материалами, которые мы нашли. Это в дополнение к книге. Мы надеемся, что выставка и книга станут прорывом в изучении творчества Мельникова, и не только как архитектора. Будут материалы по ранним его проектам, которые до сих пор хранятся в доме, и они покажут, что дом оставался творческой лабораторией Константина Мельникова до конца его жизни.

– Извините, но разве архив не был завещан РФ?

– Завещан, но не передан. К сожалению, это очень сложный юридический кейс. Повторяю: наследие под юридическим замком, но Министерство культуры предпринимает все возможные усилия, чтобы РФ наконец вступила в права собственности на все имущество. В дело вовлечены масса госорганов, инстанций и две дочери Виктора Мельникова. Их позиция может затянуть или ускорить дело. Елена Викторовна Мельникова очень активно с нами сотрудничает.

– А ее сестра Екатерина Викторовна Каринская нет. Значит, музей не может сделать серьезную выставку Константина Мельникова?

– Любая публикация этих материалов незаконна. Но мы откроем архив, это дело месяцев, которые, правда, могут сложиться в год. И мы сделаем выставку почище чем в 1990-м. Наша миссия простая – открыть двери дома и открыть архивы Мельникова.

– Вы несколько лет работаете в Музее архитектуры, но вы не архитектор, не историк архитектуры. Почему же вы согласились стать директором такого культового места?

– Сегодняшние проблемы Музея Мельниковых – юридические, хозяйственные и менеджерские. Сейчас директор здесь должен быть экономист, финансист или юрист. Лучше в одном лице.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать