Статья опубликована в № 3904 от 27.08.2015 под заголовком: Уже не архивариус

Вадим Захаров открыл в «Гараже» выставку своего архива

И объяснил, почему решил им больше не заниматься

Новая выставка «Гаража» – «Постскриптум после RIP. Видеодокументация выставок современных московских художников (1989–2014)» – представляет собой ряд прямоугольных тумб с экранами-иллюминаторами, в которые можно увидеть съемки, сделанные Вадимом Захаровым на протяжении четверти века.

Перед тумбами вывешен текст, в котором художник с энтузиазмом сбежавшего с уроков отличника объявляет, что выходит из роли архивариуса. Он взял ее вместе с другими ролями (издателя, куратора, критика, коллекционера) добровольно, и она удерживала его в том числе и от «депрессивных моментов жизни». Но теперь, в 55 преклонных лет, он решил остаться только художником, отказавшимся от всех теорий, «загоняющих его в какие-либо рамки».

– Уточните, кого отправляем покоиться с миром? Ваш архив, его архивариуса?

– Здесь, на выставке, представлена позиция художника, который четверть века пытался описать территорию вокруг себя. Собственно, это некий итог художника и архивариуса, который закончил собирать архив.

– С чем это связано? С усталостью, разочарованием в прошлой деятельности? Концом московского концептуализма?

– Здесь целый комплекс причин. Время сейчас другое, и есть ощущение, что я выполнил миссию, которую сам себе назначил. Как художнику она мне тяжела. Чтобы подготовить архив для «Гаража», я два месяца сидел по 10–12 часов. Только и занимался, что монтажом. Должен был сам это делать, потому что молодые ребята, которые могли бы мне помочь, мало кого знают из тех, что там сняты. А для меня важны не только выставки, но и люди. Иногда я снимал людей больше, чем работы. В любом случае роль художника-архивариуса важна для меня, потому что художник сегодня, впрочем, как и вчера, должен смотреть на мир шире, чем просто как художник.

Зрелище архива

Просмотр архива – занятие специфическое. Поколению Захарова интересно узнавать людей, вспоминать места и обстоятельства. Для молодых выставка выглядит исторической (много известных художников) и экзотической (много неизвестных художников).

– Вчера, вернее, позавчера понятно – мир художников вашего круга был герметичен и сам себя описывал. Но начиная с 90-х ваши товарищи признаны, некоторые знамениты, а вы только сейчас отказались быть летописцем.

– Смотрите, период с 1989 по 2014 г. – это первые годы русского искусства на Западе, первые групповые, самые интересные выставки, которые я отслеживал. Ну и во многих участвовал. Для нас все было ново и интересно. Я таким образом, документируя, описывал свое время. У меня есть талант описывать свое время. А теперь пришла пора это закончить.

– Так почему?

– Потому что эта деятельность не дает мне ничего творческого. В тексте к выставке как раз написано, что я хочу скинуть защитный экран. Я всегда прикрывался: вот я художник и меня можно выкинуть из истории, а вот как архивариуса выкинуть не получится. Я ведь не только видео собирал – у меня огромный архив всего. Отказ – жест болезненный, я же не знаю, чем все закончится.

– Будете только художником.

– Я же написал, что ненавижу быть художником: это тупое состояние – сегодня быть художником. Не знаю, получится ли у меня быть художником в классическом понимании, но чувствую, что нужно уйти от дистанции. Ведь, как концептуальный художник, я должен держать дистанцию по отношению ко всему. Может быть, это даже тенденция. Вот и Юра Либерман активно уходит от понятия «московский концептуализм». И занимается живописью.

– Чувствуете исчерпанность концептуализма?

– Исчерпанность чувствовал давно, но продолжал свою архивную работу. А теперь хочу почувствовать ветер, воздух, сопротивление материала. Тут еще возраст, бронзовение.

– Значит, «Гараж» купил ваш архив и вы его там хороните.

– «Гараж» купил часть архива – только видеодокументацию выставок.

– Мне кажется, есть усталость от демонстрации архивов и выставок-воспоминаний.

– Так ведь нет ничего нового в современном искусстве! Я как художник с удовольствием чувствовал бы сопротивление молодежи, но его нет! Меня никто не толкает в спину: подвинься, это наше время.

– Здесь или вообще?

– Здесь! Там-то полно! А это классное ощущение, когда тебя толкают в спину. Но вот был я недавно на молодежной выставке – нет там ни грамма энергии.-

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать