«Я учился в лучшей художественной школе – на улицах»

Джон Перелло рассказывает, как искусство граффити привело его из Гарлема в коньячный дом Hennessy, за что он любит Париж и почему нужно нарушать принципы и придумывать новые правила
Художник-граффитист Джон Перелло /Е. Разумный

Художнику-граффитисту JonOne, в миру Джону Эндрю Перелло, в этом году доверили расписывать бутылку элитного коньяка Hennessy. Такая традиция существует в доме Hennessy не один год – этакий вид меценатства, дань современному искусству. Этикетку уже оформляли такие художники, как мастер тату Скотт Кемпбелл, граффитист Futura, японский 3D-художник Kaws, бразилец Os Gemeos, автор красно-синих постеров Шепард Фейри и последователь поп-арта Райан Макгиннесс. Это всегда модные представители современной, молодой субкультуры, свою славу стяжавшие в интернете или на улицах, а не в салонах и академиях. Такой оксюморон культуры улиц с элитным коньяком говорит о поиске новой аудитории: в доме Hennessy с многолетней историей решили обратиться к молодым. И этот тренд очень показателен для нашего времени, которое уравнивает возможности и смешивает культуры.

У выходца из Гарлема, доминиканца по происхождению Перелло нет художественного образования. Зато есть немало обаяния. В холле пафосного московского отеля он встречает меня широкой улыбкой: «Спасибо, что украсили мое пребывание в Москве этим интервью». В Москве Джон проведет несколько дней, исполнит перформанс на вечеринке Hennessy – создаст прямо перед гостями трехметровое граффити-полотно, ну а потом поедет дальше: во Вьетнам, в Канаду, заедет на Мартинику и под конец полугодового турне вернется в Париж – там находится его студия и там через несколько месяцев у него родится сын.

В нашу столицу Джон уже приезжал с «гастролями», в 2013 г. на персональной выставке в Москве представлял 13 полотен, одно из которых посвятил российскому триколору, а заодно расписал автомобиль. Это его четвертый визит. Джон напоминает Челентано, на нем забавные мешковатые штаны, расцвеченные пятнами краски – то ли задумка дизайнера, то ли рабочая одежда. Говорит он – будто читает рэп, а бит фоновой музыки в кафе ему только в помощь. Как творческий человек, Джон мыслит образами, метафорами, как южанин – много жестикулирует, проявляет неподдельный интерес к собеседнику и периодически прибегает к пантомиме.

Будучи маленьким мальчиком, Джон и подумать не мог, что станет колесить по миру, своим искусством представляя нью-йоркским рэперам и московским бизнесменам дорогой коньяк. Никогда не мечтал о богатстве, презирал «американскую мечту» и из Америки в конце концов уехал. Говорит, у него «европейский менталитет»: все, что ему нужно, – это свобода творчества и путешествия. И теперь 54-летний художник этой свободой очень дорожит, называет наш век «самым креативным периодом истории», временем безграничных возможностей. Он далек от политики, а искусство воспринимает как обмен энергией и средство сделать жизнь еще прекраснее.

– Этот ваш экстравагантный наряд специально так задуман? Или вы на интервью пришли прямо из мастерской?

– Я постоянно пачкаюсь, когда работаю – вся одежда в пятнах, настоящая проблема. С этим дизайном хотя бы можно замаскировать небрежность, пятна не так бросаются в глаза.

– Вы сейчас путешествуете по странам, в которых Hennessy проводит презентацию?
Вы видите часть этого материала
Подпишитесь, чтобы дочитать статью