Статья опубликована в № 2446 от 18.09.2009 под заголовком: Знакомые «по вызову»

Проектных менеджеров редко берут со стороны

Проектные менеджеры в России уже не редкость, но доверить процессы по реорганизации бизнеса, поиску деловых партнеров или налаживанию отдельных функций владельцы бизнеса готовы в основном знакомым или бывшим сотрудникам
На кого спрос. Екатерина Мацкевич

партнер Ward Howell. С начала кризиса практика заключения с менеджерами краткосрочных контрактов участилась. В основном это коснулось директоров по персоналу и организационному развитию, в то время как до кризиса активнее брали специалистов по IPO и юристов.

Анна Мухина пришла в Becar Realty Group (BRG, предоставляет услуги в сфере недвижимости) полтора года назад для решения конкретной задачи – поиска западного партнера. Нужен был партнер, который помог бы компании работать на молодом и мало изученном для России рынке услуг facility management (управление и техническая эксплуатация недвижимости), поясняет она. До этого девушка работала в консалтинговой компании, и Becar Realty Group была одним из ее клиентов. «По работе мне довольно часто приходилось общаться с проектными менеджерами, – рассказывает Мухина. – И большинство были приглашены на проекты либо бывшими работодателями, либо компаниями, которым профессиональный опыт этих людей хорошо известен». Со стороны проектных менеджеров, по ее наблюдениям, берут крайне редко.

Временно-постоянные

Проектные менеджеры в России сегодня уже не редкость, считает Екатерина Мацкевич, партнер консалтинговой компании Ward Howell: скорее это редкость для хедхантеров, поскольку на практике таких людей чаще приглашают из числа знакомых или даже друзей владельцев бизнеса.

Это подтверждает и пример другой сотрудницы BRG – HR-директора по организационному развитию и управлению персоналом Натальи Калининой. «Из этой компании я ушла в 2000 г., но в течение восьми лет поддерживала с ее менеджерами простые дружеские отношения, – рассказывает она. – Мы поздравляли друг друга с праздниками, переписывались, обменивались впечатлениями от проектов и т. д.». В июне прошлого года BRG предложила Калининой провести кадровый аудит. «На тот момент между высшим руководством и сотрудниками возникло непонимание – цели, которые ставили управленцы, не вполне лояльно воспринимали подчиненные, – вспоминает она. – Проанализировав основные HR-процессы, я должна была составить некий отчет о том, почему это произошло». Работа продлилась до середины сентября, после чего компания снова пригласила девушку в штат.

После того как для BRG был найден партнер, а им стал крупный европейский альянс EASI, работать на постоянной основе компания захотела и с Мухиной. Но та отказалась, решив уехать во Францию получать МВА в винной индустрии.

«Журнал Commercial Real Estate (CRE), ключевой проект ИД «Импресс-медиа», выходит с 2002 г. Через два года успешного развития в нем начались проблемы роста, и тогда собственники пригласили консультанта из Израиля – Дэвида Тцора, они его хорошо знали, – рассказала бывшая сотрудница редакции, попросившая не называть ее фамилии. – В его задачи входила оптимизация расходов и структуры компании. Он оценивал работу топов и редакции. С каждым проводил так называемые «сеансы», задавал неудобные шокирующие вопросы, и нередко начальницы отделов выходили от него в слезах и в шоке. Спустя полгода отделы были реорганизованы, некоторые – упразднены или сокращены до одного человека, по собственному желанию уволились не менее 50% руководителей отделов. Но журнал и поныне успешно выходит, а Тцор из приглашенного кризис-менеджера стал соиздателем журнала и по сей день занимается вопросами управления». В редакции CRE от комментариев отказались.

«В западных компаниях проектному менеджеру даются все необходимые полномочия, его решение последнее, и он должен сдать фирму заказчику, реорганизовав ее под ключ», – комментирует Аркадий Пригожин, директор Школы консультантов по управлению Академии народного хозяйства при правительстве РФ. У независимого консультанта, убежден он, это получается лучше: во-первых, он специалист по реорганизации и, во-вторых, не связан личными отношениями в компании. «Российские компании часто думают, что справятся собственными силами, не понимая, что процесс перехода из одного состояния в другое – это особая технология», – считает Пригожин.

Время и деньги

«Мы договорились о почасовой оплате, – делится опытом Калинина. – Причем в расчет брали зарплату специалиста, функции которого я временно выполняла в компании». По ее словам, вознаграждение получилось таким, что аутсорсинговая работа стоила бы работодателю намного дороже.

«У многих российских менеджеров зарплатная психология – не все понимают экономику проектов и способны оценить эффективность своего труда», – делится соображениями основатель агентства PR Inc/DDB Ольга Дашевская. В кризис в PR-компаниях сократилось, например, число абонентских контрактов, которые предполагают постоянное коммуникационное сопровождение бизнеса клиента, а соответственно, и ежемесячный оклад сотрудников, зато увеличился объем проектной работы, говорит она. «Одной бывшей сотруднице мы предложили возглавить проект клиента, с которым она работала каждый год, – рассказывает Дашевская. – Но девушка запросила гонорар в размере 70% всего агентского вознаграждения, что, учитывая остальные расходы, в том числе зарплаты еще нескольких сотрудников, делало проект убыточным».

«Когда начинаешь заниматься проектом, до конца не знаешь, какой объем работ тебе придется выполнить на самом деле, – объясняет хитрости сдельной работы 33-летний Герман Полосин. – Трудности, которые подстерегают на этом пути, часто недооцениваются». В 2006 г. его пригласили из IT-компании в российское представительство иностранного банка на проект по автоматизации потребительских кредитов и депозитов. «Тогда банк только взял старт, сотрудники погрузились в решение юридических вопросов и основную функцию банка – потребительское кредитование – выделить в отдельную команду забыли», – вспоминает Полосин. В целом работа на проекте заняла 10 месяцев: в течение шести месяцев молодой человек получал ежемесячный оклад и в течение еще четырех – оплату за часы. А в конце ему выплатили бонус – около $12 000. «На зарплате рискует работодатель, а на гонорарах – менеджер, – делает вывод Полосин. – А вообще, было бы полезно создать какую-нибудь интернет-площадку для менеджеров и работодателей, где бы все обменивались опытом и ставили друг другу оценки. Одним – за проект, другим – за исполнение финансовых обязательств». По его мнению, консультантам так было бы легче искать заказчика, а заказчикам – консультантов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать