Статья опубликована в № 2500 от 04.12.2009 под заголовком: На пособие и хобби

Америка приучает миллионы людей к более низкому уровню жизни

Многие американцы, у которых еще недавно была работа с щедрыми соцпакетами и возможностями карьерного роста, теперь вынуждены браться за несколько низкооплачиваемых временных работ. Вопрос: насколько они временные?
Их стало вдвое больше. 9,3

МИЛЛИОНА человек – такого рекордного уровня за два года с начала экономического спада, по данным федерального бюро трудовой статистики США, достигло число людей, занятых неполный рабочий день или на работе, где не используются их профессиональные навыки.

Для Ричарда Крейна кризис на рынке труда начался летом 2006 г., когда его уволили с завода по производству батарей, расположенного в штате Нью-Джерси. Крейн зарабатывал более $100 000 в год, работая с мощными машинами в компании Delco, бывшем подразделении General Motors. Он проработал там 23 года, со школьной скамьи. С момента увольнения чем только не занимался: вел учетные книги в ресторане сети быстрого питания Taco Bell, организовывал заказы в McDonald’s... «Я думал, это временно», – говорит 49-летний Крейн. Три года спустя днем он продает уличную мебель, а по ночам качает бензин, переживая, что теряет профессиональные навыки и проводит мало времени с сыном-подростком. А зарабатывает около трети прежней зарплаты.

Крейн – представитель растущей группы американцев, занятых неполный рабочий день или на работе, где не используются их профессиональные навыки. Эта тенденция накапливалась годами, говорит Роберт Рич, бывший министр труда при президенте Билле Клинтоне, теперь занимающийся преподаванием государственной политики в Калифорнийском университете в Беркли. «Десятилетиями работники наблюдали, как уменьшаются их зарплаты и социальные льготы», – говорит Рич, который на прошлой неделе согласился на 8%-ное сокращение зарплаты вместе с остальными преподавателями университета.

«Мы приучаем миллионы людей к уровню жизни ниже того, которого они могли бы достигнуть, если бы экономика функционировала в полную силу, – продолжает он. – Частичная безработица означает, что гораздо больше людей не могут потратить столько денег, сколько они потратили бы в другой ситуации».

Среди частично безработных оказался и калифорниец Марти Расмуссен, который ранее более 15 лет работал топ-менеджером банка. Он и его жена вместе зарабатывали более $250 000 в год. В качестве хобби он делал шкафы с ящиками и другую мебель. Два года назад его уволили из крупного банка в Сан-Франциско. Во время поиска работы он начал делать шкафы для местной лютеранской церкви, и один из прихожан нанял его для выполнения подобной работы. Бывшее хобби стало его единственным источником дохода. За прошлый год он заработал более $10 000, меняя окна и устанавливая карнизы. Недавно он закончил изготовление пары прикроватных тумбочек, заказанных знакомым за $700. Его жена в этом году тоже потеряла работу и получает пособие по безработице. «Трудно перестать относиться к этой работе как к хобби, – говорит Расмуссен. – Я привык дарить эти вещи».

Чиновники службы занятости и экономисты обычно называют частично безработными тех, кто работает неполный рабочий день, хотя предпочли бы полную занятость, и тех, кто выполняет работу ниже уровня их квалификации. Однако на федеральном уровне цифры по частично безработным не включают вторую группу. По данным бюро трудовой статистики, объем мер, принимаемых правительством в связи с недоиспользованием рабочей силы, более чем удвоился за два года с начала кризиса и достиг 17,5% по сравнению с 12% в прошлом году. Это означает, что почти каждый пятый является или безработным, вынужденно работающим неполный день, или косвенно относящимся к ним – они хотят работать, но не искали работу по крайней мере месяц. Сюда также входят «разочарованные работники», которые перестали искать работу.

«Цифры были бы гораздо выше, если бы мы включили сюда, например, инженеров-механиков, работающих в продовольственных магазинах», – говорит Хайди Ширхольц, изучающая частичную безработицу в Институте экономической политики, исследовательском центре с левым уклоном, расположенном в Вашингтоне.

Мелани Донахью, мать троих детей, живет в штате Нью-Йорк, ее валовой доход ювелира уменьшился с $55 000 до $40 000 в начале кризиса, а в этом году, возможно, составит $25 000. Летом она взялась за работу переписчика с оплатой $15 в час, которая поддержит ее в течение нескольких месяцев. Она также начала работать неполный рабочий день кассиром в магазине Lowe’s, где зарабатывает $9 в час. Она надеется, что ее возьмут туда на полную ставку.

Экономисты ожидают, что ситуация с частичной безработицей улучшится, но не раньше чем через несколько лет. Компании сокращают рабочие часы, поэтому по мере выправления ситуации они скорее всего будут снова увеличивать занятость имеющихся сотрудников, прежде чем нанимать новых.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать