Статья опубликована в № 2504 от 10.12.2009 под заголовком: «Оглядываясь назад, я не испытываю гнева», - Клаус Кляйнфельд, президент и гендиректор Alcoa

Президент Siemens Клаус Кляйнфельд носил в офисе желтую бейсболку с надписью Top Gun

Когда Клауса Кляйнфельда назначили главой одного из крупнейших мировых игроков на рынке алюминия – Alcoa, для него это был шаг вниз по карьерной лестнице. Раньше он возглавлял корпорацию Siemens, которая куда больше Alcoa. Но он нашел утешение в свободе, которую подарила ему новая должность
Bloomberg
Alcoa Inc.

Производитель алюминия, алюминиевых изделий и глинозема. Финансовые показатели (9 месяцев 2009 г.): выручка – $13 млрд, чистый убыток – $874 млн. Акционеры: почти 100% акций в свободном обращении, крупнейшие институциональные инвесторы – Capital World Investors (6,1%), Barclays Global Investors (4,5%), State Street Global Advisors (4,4%). Капитализация – $12,5 млрд. Основана в 1888 г. как The Pittsburgh Reduction Company, в 1907 г. переименована в Aluminum Company of America, а в 1999 г. официальное название сократилось до Alcoa. На предприятиях Alcoa в 31 стране мира работает 63 000 человек. Производство первичного алюминия – 2,67 млн т (9 месяцев 2009 г.). В России Alcoa работает с 1993 г. С 2005 г. в состав компании входят ЗАО «Алкоа СМЗ» (Самара) и ЗАО «Алкоа металлург рус» (Ростовская обл.).

Клаус Кляйнфельд увлекается британской поп-культурой. На интервью с журналистами Financial Times он начинает с энтузиазмом вспоминать «Рок-волну» – британскую комедию про эпоху пиратского радио. Вдруг он осознает, что никто из присутствующих в комнате не смотрел этот фильм. «Боже мой, – говорит он, – это лучшее кино, которое выходило в Великобритании за последние 500 лет, – а вы его не видели!»

Среди достоинств Кляйнфельда – стройная фигура и отличные связи. Он один из немногих европейцев, сумевших пробиться на высшие посты в американских компаниях. Но этой вершины он достиг после нешуточного падения. Он ушел из Siemens на пике коррупционного скандала.

ПРОСТОЙ РЕЦЕПТ ПРИБЫЛЬНОСТИ

Кляйнфельд родился 6 ноября 1957 г. в семье граждан ГДР, бежавших на Запад. Он вырос в Бремене, в рабочем квартале. В 1982 г. окончил Университет Геттингена с дипломом МВА. Поначалу он подрабатывал в консалтинговых фирмах, но в 1986 г. устроился менеджером по продуктам в фармацевтическое подразделение швейцарской Ciba-Geigy. Оттуда через год перебрался в Siemens менеджером группы по корпоративным продажам и маркетингу. Но его привлекали более долгосрочные цели – через год он перешел в отдел корпоративного планирования и стратегии. Попутно Кляйнфельд учится в Вюрцбургском университете, где в 1992 г. защищает кандидатскую по проблемам стратегического менеджмента.

Молодому многообещающему менеджеру поручили создать и возглавить подразделение Siemens Management Consulting Group. Его советы по управленческому консалтингу и модернизации бизнеса группы были настолько полезны, что небольшой консалтинговый центр превратился в высокоприбыльный консалтинговый бизнес, а сам Кляйнфельд стал исполнительным вице-президентом и вошел в совет директоров Siemens AG Medical Engineering Group. В частности, он отвечал за бизнес компании в области ангиографии, рентгеноскопии, флюорографии. Среди его задач было провести реорганизацию этого проблемного подразделения, с чем он успешно справился.

В 2001 г. Кляйнфельд покидает родину, чтобы отвечать за американский бизнес Siemens. В 2001 г. он принес полмиллиарда долларов убытка, но уже в 2002 г. – $810 млн прибыли. На радостях Кляйнфельда повышают с исполнительного директора до президента и гендиректора Siemens в США. Он не подвел: в 2003 г. бизнес принес полмиллиарда долларов прибыли.

Действовал Кляйнфельд просто: все бесприбыльные предприятия были проданы, реструктурированы или вовсе закрыты. За время его руководства американское подразделение сократило более 10 000 рабочих мест.

НОВЫЙ «ПЛОХОЙ ПАРЕНЬ»

В том же 2003 году Кляйнфельд, сам того не подозревая, делает шаг к будущей карьере. Он входит в состав директоров Alcoa. Это была не единственная его дополнительная нагрузка: одновременно с работой в Siemens он заседал в советах Bayer, Citigroup и ряда других компаний. А в январе 2004 г. Кляйнфельд вошел в состав исполнительного комитета корпорации Siemens AG. Он отвечал за информационный и коммуникационный бизнесы, развитие группы в СНГ, Африке и на Ближнем Востоке. Также он руководил департаментом корпоративных стратегий Siemens.

В январе 2005 г. Кляйнфельд достигает пика карьеры в Siemens – становится президентом и гендиректором корпорации.

При Кляйнфельде Siemens после нескольких неудачных лет наконец начала пожинать плоды проведенной реструктуризации, ей удалось выйти на уровень прибыльности, намеченный в 2000 г. Действовал Кляйнфельд по американскому сценарию. Уже через пять месяцев после назначения он продал убыточного производителя телефонов – тайваньскую BenQ Mobile. Кляйнфельд настолько успешно избавлял Siemens от всего, что считал балластом, что в 2006 г. Financial Times Deutschland написала: «В немецкой экономике появился новый «плохой парень». Издание присвоило ему титул самого ненавидимого корпоративного босса Германии, уточнив, что Кляйнфельд сбросил с этого пьедестала такого «богатого злодея», как Йозеф Акерманн, гендиректор Deutsche Bank, который в 2002 г. получил прибыль в основном благодаря продаже непрофильных активов и жесткой кадровой политике.

Пока пресса и профсоюзы ворчали, Siemens последовательно улучшала свои финансовые показатели в рамках программы развития бизнеса, получившей название «Готовность к 2010 г.». Но за ее итогами Кляйнфельду придется наблюдать со стороны. В 2005 г. разразился коррупционный скандал: Siemens подозревали во взятках чиновникам ряда стран (в том числе и России) за победу в тендерах. В ходе следствия был обыскан и кабинет Кляйнфельда.

ЧЕРЕЗ БУРНОЕ МОРЕ

Сам Кляйнфельд так и не был ни в чем обвинен. Пару недель назад он согласился выплатить компании 2 млн евро, но так и не признал своей вины. Его сторонники подчеркивают, что в период, больше всего интересующий прокуратуру, Кляйнфельд в основном работал в США. Правда, и американское подразделение Siemens подозревали в том, что в 2001 г. оно поглотило американскую компанию Efficient Networks, используя подкуп должностных лиц и фальсификацию дат выплаты опционов.

В конце января 2007 г. The Wall Street Journal рассказала о расследовании на своих полосах. Эхо скандала разлетелось по всему миру. И хотя Кляйнфельд горячо отрицал свою причастность ко взяткам и выражал полную готовность помогать следствию, он и ряд топ-менеджеров Siemens вынуждены были покинуть компанию. В июне 2007 г. Кляйнфельд стал безработным.

Когда новый гендиректор Siemens Петер Лёшер пришел в свой кабинет, там висела картина с изображением бурного моря. Financial Times ядовито заметила, что Кляйнфельд, по-видимому, нередко ощущал себя капитаном, ведущим корабль через шторм. Ему и впрямь приходилось постоянно решать проблемы – то со срывом программы по повышению заработной платы, то с антикоррупционным расследованием, то с кризисом в телекоммуникационном подразделении. Лёшер сразу снял картину со стены и убрал подальше.

А Кляйнфельду не пришлось долго отдыхать. Уже в октябре 2007 г. он был назначен президентом – исполнительным директором Alcoa, а в мае 2008 г. стал президентом и генеральным директором компании. Может быть, это и к лучшему. Дела у Siemens обстоят не идеально. Аналитики считают, что компания в 2010 г. не достигнет запланированных показателей.

УТОПИЛ ТЕЛЕФОН

Вспоминая о Siemens, Кляйнфельд сохраняет спокойствие. «Я до сих пор храню воспоминания о том хорошем, чего мы добились [в Siemens], – говорит он. – Это выдающаяся компания, я работал с фантастическими людьми, а инновационная культура была невероятно хороша. Оглядываясь назад, я не испытываю гнева или чего похуже».

За девять месяцев этого года Alcoa показала чистый убыток $874 млн против $1,1 млрд чистой прибыли за тот же период прошлого года. С 2007 г. компания сократила почти половину рабочих мест, всего было уволено 53 000 сотрудников. Кляйнфельду нравится рассуждать о запуске проектов по снижению издержек, сохранению наличных средств и возложению дополнительных обязанностей на менеджеров – проще говоря, речь о том, чтобы нагрузить их дополнительной работой. «Я свято верю в программы, как вы видели по Siemens, с их помощью я заставляю дело идти», – говорит он.

Кляйнфельд осторожно предполагает, что компания снова начинает расти. Присутствие в 31 стране поможет ей извлечь выгоду при первых же признаках экономического подъема в 2010 г., уверен Кляйнфельд. «Мне нравится, что компания является международной. Я любопытен и люблю путешествовать туда [где еще не был]», – признается Кляйнфельд.

Он говорит, что в Alcoa и Siemens смог обзавестись «по-настоящему неплохой сетью контактов». В разговоре проскальзывают имена его знакомых: Лакшми Миттал, глава General Electric Джеффри Иммелт, Генри Киссинджер, Сяо Яцин – советник китайского правительства и бывший президент китайской государственной алюминиевой корпорации Chinalco.

Ему присуща некоторая наглость, весьма раздражавшая коллег в Siemens, привыкших наблюдать, как главы концерна превращаются постепенно в почтенных старцев. Кляйнфельд же мог на пресс-конференции утопить телефон журналиста в стакане с водой – потому что тот был выпущен Nokia, а не Siemens. Или носить в офисе желтую бейсболку с надписью Top Gun, чтобы наглядно показать, кто тут босс.

ФАНТАСТИЧЕСКИЕ КИТАЙЦЫ

Кляйнфельду присуще желание поближе познакомиться с полем работы, которое проявляется не у каждого начальника. В Alcoa, признается Кляйнфельд, он узнал много нового, говоря с операторами в цехах. Он считает критически важным умение уважительно относиться к коллегам и выслушивать всех членов команды – особенно в наш век электронной почты. «У вас просто нет права не уважать индивидуума, даже если вы его выгоняете из компании, – говорит Кляйнфельд. – Есть люди, которым доставляет наслаждение увольнять сотрудников. Это слабые люди, и я не хочу видеть подобных им в нашей компании».

Его переход в Alcoa можно трактовать как шаг вниз по карьерной лестнице. Оборот алюминиевого гиганта составляет около четверти от объема годовых продаж Siemens, а по влиятельности Alcoa проигрывает еще больше. Но Кляйнфельд возражает: «Alcoa – очаровательная компания. Она не только лидер в алюминиевой промышленности – она еще и изобретатель этой промышленности. Такой отрасли не существовало до Чарльза Мартина Холла, основавшего Alcoa [в 1888 г.]».

Кляйнфельд считает, что разницу в размерах с лихвой компенсируют захватывающие и куда более сложные технические вызовы алюминиевой индустрии и свобода от надзора общества и политиков, довлеющего над Siemens в Германии.

Но как только речь заходит о стратегии Alcoa, Кляйнфельд начинает говорить туманно и уклончиво. Понятно только, что Китаю отведена важная роль в планах компании. Эта страна сейчас – самый крупный производитель алюминия в мире. Так что вполне можно рассчитывать на дальнейшее сближение с Chinalco или другими крупными производителями. «У китайцев есть конкурентное преимущество – 1,3 млрд населения, – говорит Кляйнфельд. – Это множество фантастических людей, которые, несомненно, построят великое будущее».

Семья и спорт

Кляйнфельд увлекается спортом. Летом он занимается марафонским бегом, зимой катается на лыжах, круглый год играет в теннис. Он женат, воспитывает двух дочерей.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать