Менеджмент
Бесплатный
Оксана Гончарова

Как заработать зимой на открытых теннисных кортах

Недалеко от школы № 1278 на Петровке, где учился Борис Ремизов, были теннисные корты. Зимой они пустовали, и мальчику это запомнилось. Став взрослым, он открыл на их территории свой первый каток. Через пять лет катков стало 10 по всей Москве. Оборот сети «Русская зима» в 2008 г. достиг 30 млн руб.
Подготовиться к Сочи. Дмитрий Чумаков

генеральный директор агентства маркетинговых исследований Vector Market Research. С учетом подготовки к Олимпиаде в Сочи количество крытых катков будет расти. Сейчас в Москве их около 30, в Московской области – порядка 10 и столько же – в Петербурге. А вообще по России – чуть больше 100.

Ремизов окончил два вуза – Университет дружбы народов по специальности «прикладная математика» и продюсерский факультет ВГИКа. Но работать ни в той ни в другой сфере ему не пришлось. Еще студентом он с приятелем организовал салон связи (за пять лет их удалось открыть 15), потом молодые люди потеряли интерес к этому бизнесу и решили его продать. Партнер открыл туристическую фирму, а Ремизов в 2003 г. – первый каток на Петровке.

Лед из фанты

Корты принадлежали спортивному клубу «Динамо», и Ремизов заключил с клубом арендный договор. На вырученные от продажи первого бизнеса деньги молодой человек купил коньки, станок для их заточки, разработал сайт и дал в интернете рекламу. Объем первоначальных инвестиций, по его словам, составил порядка $10 000.

Чтобы окупить расходы, нужно было завлечь людей. «Тогда я впервые и задумался о том, что проекту нужны рекламные спонсоры», – говорит он. Первым стала сеть магазинов удивительных вещей «Ле футур». «Помню, чтобы выкрасить лед в корпоративный цвет клиента – оранжевый, мы использовали красители, которые добавляются в фанту, – улыбается Ремизов. – Не скажу, что это было дорого, но что мучительно – точно».

«Мы тогда сделали брендированную под «Ле футур» обстановку на катке, – вспоминает гендиректор «Ле футур» Ростислав Полежко. – Пригласили посетителей магазинов, сделав билеты-флаеры, раздавали скидочные купоны, проводили розыгрыши призов». По его словам, акция, целью которой было повысить узнаваемость бренда, оказалась эффективной: через каток в день проходило около 2500 человек, и 30% из них потом совершали покупки в магазинах «Ле футур».

Сеть катков Ремизова и по сей день уделяет много внимания спонсорству. В структуре доходов реклама, по словам бизнесмена, составляет 20%, остальные 80% приходятся на продажу билетов (количество посетителей каждого катка – от 500 до 3000 человек в день, а максимальная стоимость билета – 200 руб.) и организацию корпоративных мероприятий.

«Когда мы выходили на рынок, ниша цивилизованных катков практически была пустой, – говорит Ремизов. – Сегодня же нам приходится конкурировать с несколькими сильными игроками». На рынке зимних спортивных развлечений, который также включает горнолыжные курорты, «Русская зима» занимает 20%, полагает Ремизов.

На рынке открытых ледовых катков столицы помимо мэрии Москвы (многочисленные районные катки) «Русская зима», безусловно, крупный игрок, соглашается Дмитрий Чумаков, генеральный директор агентства маркетинговых исследований Vector Market Research. Другие значимые участники рынка – компании «Новая лига» (пять открытых катков) и «Ледовый бум» (три катка), добавляет он.

Своим конкурентным преимуществом Ремизов считает то, что его катки есть в разных округах Москвы, они оборудованы теплыми раздевалками, кафе, предлагают услуги проката.

«В первое время работу кафе мы пытались организовать сами, но потом поняли, что это не наш бизнес, и отдали его на аутсорсинг», – продолжает Ремизов. Сейчас, к примеру, «Русская зима» сотрудничает с французскими блинными «Крепери де Пари». «Мы сдаем им в аренду помещения, а они платят нам 20% от прибыли», – уточняет предприниматель.

Не хватает зимы

Все катки Ремизова – это в большинстве своем футбольные поля. «Чтобы их залить, нужно с кем-то заключить договор, но часто права аренды или собственности на землю отсутствуют, – делится наболевшим предприниматель. – И это может длиться годами». В силу административных барьеров в этом году не получилось залить несколько катков. Впрочем, компании готовы помогать даже жители районов – начинают самостоятельно обзванивать властные органы. Но бывает и по-другому, продолжает Ремизов: договор аренды заключен, отсутствует нужная инфраструктура, и, чтобы подключить воду и электричество для трехмесячного проекта, нужно пройти те же согласования в инстанциях, что и для объекта стационарного.

«Отдельный вопрос – погода, – вздыхает Ремизов. – Например, в сезон 2006–2007 гг. мы отработали только в феврале и ушли в минус. Если еще лет пять назад катки заливались в конце ноября, то теперь – не раньше 20 декабря. Сезон заработка сократился с 3,5 до 2,5 месяца». Поэтому в компании задумались о крытых катках. Первый Ремизов надеется открыть в следующем году. Всего он планирует довести их число до 10 к 2014 г. На каждый понадобится около $2 млн, подсчитал предприниматель и планирует привлечь инвесторов.

«Площадь нашего самого большого открытого катка с искусственным льдом – 5600 кв. м, – рассказывает Юлия Ядревская, вице-президент спортивного клуба «Новая лига». – Мы его эксплуатируем уже третий год и таким образом спасаемся от погоды». Но крытые катки, отмечает Ядревская, – это другие условия бизнеса: землю нужно оформлять в долгосрочную аренду, не каждый инвестор возьмется вкладывать деньги, так как эти инвестиции окупаются обычно через 5–6 лет. «Люди уже в марте заканчивают ходить на каток, даже большие ледовые комплексы на это время растапливают лед», – говорит Ядревская. «Новая лига», по ее словам, летом сдает в аренду свои футбольные поля.

В 2008 г. оборот сети «Русская зима» составил 30 млн руб., в этом, по подсчетам Ремизова, будет 50 млн руб. Правда, в 2009 г., из-за того что компании сократили рекламные бюджеты, сложнее стало привлекать спонсоров и проводить корпоративы: раньше их в декабре было до 10, теперь – от силы три, разводит руками Ремизов.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать