Статья опубликована в № 2513 от 23.12.2009 под заголовком: «Прямолинейность не слишком практична», - Джеймс Горман, сопрезидент и будущий гендиректор Morgan Stanley

Будущий гендиректор Morgan Stanley не завел себе друзей в инвестбанке

Перед тем как три года назад начать первый рабочий день в Morgan Stanley, Джеймс Горман отправился в Лас-Вегас, чтобы поиграть в покер. По словам очевидца, он несколько часов наблюдал за игроками в техасский холдем. Затем сел за стол и выиграл несколько сотен долларов. По масштабам Уолл-cтрит это крохи. Но сам выигрыш во многом объясняет, как Горман пробился на вершину финансовой пирамиды и почему с января ему доверят управлять Morgan Stanley
Morgan Stanley

Инвестиционный банк. Активы (на 30 сентября 2009 г.) – $769,5 млрд, активы под управлением – $386 млрд. капитал – $217 млрд. чистая прибыль (9 месяцев 2009 г.) – $729 млн. Акционеры: почти 100% акций в свободном обращении, крупнейшие институциональные инвесторы – State Street Global Advisors (10,8%), Fidelity Management & Research (6,7%). Капитализация – $39,7 млрд. Morgan Stanley занимает 30-е место в списке крупнейших компаний США Fortune 500 за 2009 г.

Австралиец Горман мало похож на Джона Мака, которого он в январе сменит на посту гендиректора Morgan Stanley. Горман – большой специалист по управлению состояниями, его стиль можно назвать «медленно, но верно». Мак когда-то специализировался на торговле бондами. Он склонен к риску, что сослужило плохую службу во время кризиса. Год назад казалось, что Morgan Stanley не выйти из штопора. В нью-йоркской штаб-квартире компании в месяц бывало до 100 чиновников регулирующих органов. Но на публике Горман защищает стратегию своего предшественника. Компания «играла теми картами, которые ей раздали», говорит он, одновременно давая понять, что под его руководством многое в компании станет иначе.

«Да, он не спешит»

О назначении Гормана генеральным директором было объявлено еще в сентябре. Но он не спешил с заявлениями, заслужив упреки в медлительности. Горман за два месяца проконсультировался более чем с 500 работниками компании и участниками рынка. И только в декабре объявил о грядущих кадровых перестановках. В частности, финансовый директор компании Колм Келлехер и Пол Тобман, давно работающий в банке, станут руководить крупнейшим ее подразделением – отделением институциональных облигаций, которое включает в себя продажи, торговлю и инвестиционный банкинг. В III квартале именно это подразделение принесло около $5 млрд чистой прибыли из $8,7 млрд, заработанных банком в целом. Горман потратил пару месяцев на переговоры с бывшим президентом Merrill Lynch Грегори Флемингом, прежде чем счел, что стороны обговорили все детали и можно подписывать контракт о найме Флеминга с февраля 2010 г. главой подразделения инвестиционного менеджмента.

«Да, он не спешит», – пораженно отзывается Мак. Горман с удовольствием объясняет, что царящая в Morgan Stanley суматоха – отражение веры Уолл-cтрит в то, что «действие лучше бездействия»: «Это хорошо в кризис или в разгар войны. В первый же день моего прихода в компанию нашлись люди, которые требовали от меня действий, решений, а я считаю, что сначала нужно понять, с кем работаешь». Горману предстоит перекроить систему трейдинга Morgan Stanley. Она пострадала дважды: сначала из-за кризиса плохих долгов, потом из-за воцарившейся после этого в компании нерешительности, когда все сомневались, какова степень допустимого риска. Горман хочет сделать ставку на клиентов, которые ищут альтернативу двум пережившим кризис рыночным тяжеловесам – Goldman Sachs Group и JPMorgan Chase. «Думаю, ему удастся доказать ориентированность на интересы клиента», – говорит председатель и гендиректор компании по управлению активами BlackRock Лоуренс Финк. Горман уже дважды встречался с ним лично и не раз говорил по телефону о перспективах более тесного сотрудничества.

Горман родился в 1958 г. в Мельбурне в семье инженера. Он был шестым из десяти детей в семье. Горман решил пойти по стопам старшей сестры Катерины и стал изучать юриспруденцию. Но, окончив университет Мельбурна, он не становится судьей, как сестра, а в 1982 г. начинает карьеру юриста в фирме Phillips Fox and Masel. Затем едет за дипломом МВА в Университет Колумбии (Нью-Йорк). В 1987 г. у него были предложения от нескольких компаний, в том числе и от Morgan Stanley, но он устроился в McKinsey & Co. Горман считал, что именно в этой фирме, консультирующей компании из самых разных секторов, он сможет больше узнать о корпоративной стратегии и лидерских навыках.

«Джеймса интересуют только цифры»

В McKinsey Горман дорос до старшего партнера. Он специализировался на финансовых компаниях, Merrill Lynch был одним из крупнейших его клиентов. В 1999 г. эта фирма и сманивает Гормана на пост исполнительного вице-президента. Сначала он работает директором по маркетингу. Уже в следующем году возглавляет группу по отношениям с частными клиентами из США, а затем и всего мира.

«Джеймса интересуют только цифры», – говорит один из наблюдавших его в работе. Некоторые топ-менеджеры Merrill Lynch считали, что их коллега мог бы быть более общительным, пишет The Wall Street Journal. Брокеры Merrill Lynch добавляют, что он поправлял тех, кто сгоряча обращался к нему, употребляя уменьшительное «Джим» вместо «Джеймс». Хотя при Гормане прибыль от брокерских операций выросла, он так и не завоевал симпатий сотрудников Merrill Lynch из-за привычки принимать жесткие решения и склонности не подслащивать неприятные факты.

«Я говорю прямо. Я стремлюсь рассказывать людям, что и как я собираюсь сделать и что принесло нам удачу, а что нет, – описывал себя Горман. – Без особого местничества могу сказать, что австралийцы вообще более прямой народ. Прожив [в США] 22 года, я понял, что в этой культуре прямолинейность хорошо воспринимается, но не слишком практична».

В этом он был прав. В конце концов он вошел в противостояние с руководством по поводу того, какими темпами должен расти бизнес и как далеко можно зайти по пути сокращения издержек. Горман настаивал: необходимо замедлиться, чтобы сохранить качество работы. Но в 2005 г. ему поручили возглавлять подразделение, занимающееся поглощениями, исследованиями и выработкой стратегии, что было расценено многими в компании как понижение в должности. Горман решил, что его карьера в Merrill окончена, стал уделять больше времени гольфу и просмотру предложений о новой работе.

«У него нет такого багажа, как у нас»

В 2006 г. он переходит в Morgan Stanley, чтобы возглавить подразделение по управлению состояниями. В конце 2007 г. он становится сопрезидентом компании, сменив Зои Круз. Та считалась преемником Мака, но лишилась своего поста спустя три недели после того, как банк сообщил о потерях в размере $3,7 млрд.

Перейдя в Morgan Stanley, Горман заявил Маку, что ему нужно 30 дней на разведку и размышление, перед тем как предпринимать какие-либо стратегические шаги или кадровые перестановки. Через три дня Мак, столкнувшись с ним во время обеда, спросил: «Думаю, ты уже что-то решил?» Горман попросил еще три дня. Закончив думать, он выставил за дверь большинство топ-менеджеров брокерского подразделения и при поддержке Мака продолжил очищать компанию от излишне смелых брокеров, которые создавали регуляторские риски.

Кризис сыграл на руку Горману. В сентябре 2008 г., когда Lehman Brothers объявила о банкротстве, многие клиенты вывели деньги на всякий случай и из Morgan Stanley. Келлехер вспоминает, что Горман был воплощением спокойствия. Топ-менеджеры надоели Келлехеру вопросами, хватит ли у фирмы наличных, чтобы выжить. Горман же пришел в кабинет финдиректора, чтобы обсудить, какие возможности по наращиванию капитала есть у компании.

В итоге в разгар кризиса, 29 сентября 2008 г., Mitsubishi UFJ Financial Group (MUFG) объявила о завершении переговоров по покупке 21% Morgan Stanley, хотя скептики считали, что японцы будут откладывать решение, пока не будет слишком поздно. «Они пойдут на сделку», – обещал до этого Горман Маку, аргументируя тем, что хорошо знает менеджмент MUFG еще по работе в Merrill. Другой успех Гормана – объединение брокерского бизнеса Morgan Stanley и Smith Barney (51% этой компании в январе этого года был куплен за $2,5 млрд у Citigroup).

Мак открыто хвалит Гормана: «Его навыки общения и способности к планированию развиты лучше, чем у меня». А то, что Горман трудится в компании всего несколько месяцев, Мак считает его плюсом: «У него нет такого багажа, как у нас, так что Горман будет независим в своих решениях от дружеских связей и личных пристрастий». Сам Мак планирует оставаться председателем Morgan Stanley еще два года – или пока Горман не решит, что Маку пора уходить. Мак также высказал готовность переехать из своего кабинета, чтобы у нового гендиректора было больше места. В ответ Горман пожелал остаться в нынешнем кабинете.

Детство Джеймса Гормана

Среди братьев и сестер Гормана – судья, няня и даже комик. Горман вспоминает, что за ужином семья часто спорила на темы, предложенные родителями, – в итоге все дети выросли экстравертами, хотя сам Горман признается, что был одним из самых замкнутых членов семьи. В 2005 г. он рассказывал журналистам газеты The Age, каково это – расти в многодетной семье: «Прежде всего, полно криков и шума, кроме того, сильно развивается толерантность – приходится выбирать: либо сражаться всю жизнь, либо приспосабливаться. [Благодаря обеденным спорам] с малых лет мы были знакомы с различными моделями поведения, политическими пристрастиями [родителей] и знали о многих известных людях. <...> Мы все крайне любим соперничать. Любим побеждать, но никому из нас не нравится наблюдать, как другие проигрывают».

Как расслабляется Горман

В течение финансового кризиса Горман частенько присоединялся к другому сопрезиденту Morgan Stanley, Валиду Чаммаху, во время посещения манхэттенского сигарного бара, хотя сам бросил курить в 1983 г. «Наверное, он пропустил там через свои легкие дыма больше, чем за предыдущие 25 лет», – говорит Чаммах. Другой способ Гормана разрядиться – избить боксерскую грушу, слушая музыку. Под Back in Black австралийской AC/DC «определенно двигаешься быстрее», признается Горман.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать