Менеджмент
Бесплатный
Антон Осипов
Статья опубликована в № 2525 от 19.01.2010 под заголовком: «Не хочу обуздывать амбиции людей», - Ллойд Бланкфейн, генеральный директор Goldman Sachs

Журналисты застукали гендиректора Goldman Sachs за плетением интриг

Ллойд Бланкфейн оказался среди тех, кто смог извлечь пользу из кризиса. Goldman Sachs, который он возглавляет уже три года, не только пережил 2008 год лучше своих конкурентов, но и поставил рекорд по прибыльности и объявил о выплате $23 млрд бонусов 31 700 сотрудников.

Goldman Sachs Group

Финансовая группа. Финансовые показатели (за девять месяцев 2009 г.): активы – $882,2 млрд, чистая прибыль – $7,4 млрд. крупнейший акционер – Berkshire Hathaway (8,5%) (данныеBloomberg). Капитализация – $87,3 млрд.

Бланкфейн – жесткий, умный и веселый человек, весьма саркастический и склонный вести относительно скромный образ жизни. В его рабочем кабинете, как отметили журналисты Sunday Times, никаких следов роскоши. Мебель стоит та же, что и три года назад, когда он принимал дела. Никаких ковров ручной работы за $87 000 или корзин для мусора за $5000, чем грешат многие финансовые воротилы. Отсутствует даже такая роскошь, как горячий кофе: журналистам подали его остывшим.

Хозяин кабинета встретил работников печати в сером костюме и веселом галстуке Hermès с рисунком из маленьких красных велосипедов (подарок дочери на день рождения). В его руке была чашка кофе – одна из тех, что, кажется, по объему больше человеческого желудка, поразились журналисты. Бланкфейн шутил все интервью. «А! Вы застукали нас за плетением интриг», – приветствовал он гостей, заставших в его кабинете топ-менеджеров, которые обсуждали поездку босса в Вашингтон днем ранее. «Здесь что-то вроде сафари-парка, а вы будто пришли поглазеть на животных», – продолжал он ерничать с журналистами. И дошутился.

«Спрут-кровопийца»

В ноябрьском интервью Sunday Times вышел большой материал, в заголовок которого была вынесена цитата Бланкфейна о том, что он «делает работу бога». За что Forbes присвоил ему первый номер в списке самых шокирующих руководителей бизнеса в 2009 г. При этом издание едко заметило, что хотя Бланкфейн быстро поправился – мол, насчет работы он просто шутил, – но бонусы он себе выписывает, как будто действительно делает что-то выше человеческих сил. В 2007 г. он поставил рекорд среди гендиректоров, получив $68 млн. Goldman Sachs – не самая крупная по капитализации, активам и числу сотрудников компания мира. По первым двум показателям она уступает HSBC более чем вдвое. А в Индустриальном и коммерческом банке Китая (ICBC) в 11 раз больше персонала. Но Goldman Sachs – самая прибыльная компания, с 2000 по 2008 г. каждый ее сотрудник в среднем приносил компании $222 000. Для сравнения: у ближайшего конкурента – Morgan Chase – $133 000 за тот же период.

В 2009 г. Уолл-стрит вызвал резкое общественное недовольство. Как же так – банки, выжившие только благодаря помощи государства, т. е. простых налогоплательщиков, ведут себя по-прежнему и даже не думают каяться. Сверхдоходы Goldman Sachs и подозрения в нечестной конкуренции из-за связей с высшими чиновниками по всему миру (вспомнить хотя бы предшественника Бланкфейна Генри Полсона, ставшего министром финансов США) сделали банк символом скупости и невоздержанности финансового мира Америки. Журнал Rolling Stone назвал его «гигантским спрутом-кровопийцей, опутавшим своими щупальцами человечество, без устали вгрызающимся окровавленной пастью во все, чей запах похож на запах денег».

Бланкфейн изо всех сил пытался нейтрализовать критику. Поначалу он настаивал, что банк пережил бы кризис и без помощи государства, потом извинился за поведение Goldman Sachs: «Некоторые наши действия были, очевидно, неверными, и мы можем только сожалеть о них. Мы извиняемся». Объявил, что банк окажет малому бизнесу США помощь в размере $500 млн. И даже изменил структуру премиальных – топ-менеджеры Goldman Sachs будут получать бонусы акциями, которые они смогут продать только через пять лет.

С черного хода

Бланкфейн родился 20 сентября 1954 г. в семье мелкого служащего из Бронкса Сеймора Бланкфейна. Его семья иммигрировала в США из Восточной Европы еще в 1880-е гг. и поначалу процветала, занимаясь производством одежды. Но Великая депрессия подкосила семью. Родители Бланкфейна вынуждены были перебраться в восточный Нью-Йорк, туда, где сейчас находится Бруклин, и поселиться в муниципальных домах Linden Houses. Отец устроился почтовым клерком в Бронксе, но вскоре сортировку почты автоматизировали. Новость о его увольнении стала для Ллойда одним из самых больших потрясений. Зато сам он сумел пробиться в жизни: будучи студентом Thomas Jefferson High School (он окончил ее в 1971 г.), он выиграл грант на учебу в Гарварде.

Первую работу Бланкфейн получил в юридической компании Donovan, Leisure, Newton & Irvine. Это была англофильская контора, где свято чтилась традиция файф-о-клок: ближе к концу рабочего дня вся контора пила чай с бисквитами. Из четырех лет два Бланкфейн проработал в лос-анджелесском офисе компании, консультировавшем голливудские фирмы в области оптимизации налогообложения. Постепенно у Бланкфейна проснулся интерес к финансам. Но Goldman Sachs и Morgan Stanley отказывались принимать молодого юриста на работу в инвестиционно-банковское подразделение. Тогда он решил зайти с черного хода – в 1982 г. устроился в фирму J. Aron, которую как раз в это время поглощал Goldman Sachs. Бланкфейн начал карьеру в Goldman Sachs c торговли золотыми монетами и слитками. И за 24 года работы дорос до генерального директора.

Простое происхождение топов не было диковинкой в этом банке, основанном в 1869 г. У одного из самых влиятельных первых совладельцев Goldman Sachs – Сидни Вайнбурга – было любимое выражение: «Я простой бруклинский парнишка из [государственной школы] № 13», и он демонстративно предпочитал метро личному транспорту. Вот и Бланкфейн любит ввернуть в разговоре, что так и остался «синим воротничком».

В 2004 г. журнал Business-week отмечал, что он один из немногих вице-председателей с Уолл-стрит, которые носят с собой пейджер, чтобы постоянно быть в курсе цен на сырье и котировок валют. Даже поздним вечером его можно было встретить в торговом зале общающимся с помощью BlackBerry с сотрудниками из других стран. «Иногда я совершаю ошибку – иду спать в два часа ночи, а когда просыпаюсь в 4.30, у меня 17 сообщений от него», – говорил Гари Кон, в то время соруководитель бизнеса Goldman Sachs по работе с инструментами с фиксированной доходностью, валютой и сырьевыми товарами.

Когда в 2006 г. Бланкфейна назначили генеральным директором Goldman Sachs, он уже вовсю ратовал за стирание границ между инвестиционным, консультационным и торговым бизнесом. Это дало свои плоды. В 2007 г. чистый годовой доход Goldman Sachs достиг $46 млрд, из которых $31 млрд принесли торговые операции и инвестирование собственного капитала. Гендиректор инвестиционного банка заработал без малого $54 млн.

У него немного интересов помимо работы. Главная страсть – чтение, со времен Гарварда он увлекается историей. Бланкфейн также входит в состав судейской комиссии Financial Times и Goldman Sachs, присуждающей титул лучшей бизнес-книги года. Чтобы поддерживать себя в форме, гендиректор Goldman Sachs занимается бегом и плаванием, хотя вес его «гуляет».

Бланкфейн занимается благотворительностью и даже возглавляет специальную комиссию Гарварда по финансовой помощи. «Он ясно понимает, что такое финансовая помощь. Все-таки образование сыграло большую роль в его жизни», – говорит президент Гарварда Дрю Фауст.

Человек года

Как бы то ни было, предположения Бланкфейна, что мировые инвестбанки смогут пережить кризис (с помощью государственных денег) и не позволят регуляторам излишне контролировать себя, оказались верны. Более того, Goldman Sachs смог выжать максимум прибыли из снижения процентной ставки и ослабления конкуренции. В итоге Financial Times присвоила Ллойду Бланкфейну титул «Человек года». Это не слишком впечатлило Бланкфейна: он отказался встретиться с журналистами FT, чтобы рассказать о себе.

Отличительная черта Бланкфейна – высокая приспособляемость, которая позволила ему сделать стремительную карьеру в банке. «Ллойд умен, крайне занят, брызжет энергией, весел и быстр, очень быстр, – говорит Джон Мак, председатель совета директоров конкурента Goldman Sachs – Morgan Stanley. – У него сильно развиты аналитические способности, он умеет принимать решения».

За год до того, как рухнул Bear Stearns, а Королевский банк Шотландии стал национальным посмешищем, мониторинг Goldman Sachs показал, что уже неделю подразделение, отвечающее за ипотечные бумаги, приносит убыток – правда, весьма умеренный. Во многих банках это прошло бы незамеченным или было бы списано на временные колебания. Но в Goldman Sachs топ-менеджеры собрались, чтобы разобраться в происходящем. Несмотря на царивший на рынке оптимизм, итоги разбирательства банкирам не понравились. Они начали сокращать свое присутствие на рынке. Когда грянул кризис, Goldman Sachs потерял на ипотечных бумагах $1,7 млрд. Для сравнения: потери UBS составили $58 млрд. За девять месяцев прошлого года Goldman Sachs получил $23,8 млрд чистого дохода от трейдинговых операций и инвестирования капитала и только $3,2 млрд – от инвестбанкинга.

«Ллойд практически всегда видит мир таким, какой он есть, а не таким, каким хотелось бы, чтобы он был, – говорит генеральный директор группы Blackstone Стивен Шварцман. – Думаю, причины этого нужно искать в его биографии».

Бонусы с подтекстом

«Можно ли иметь слишком много амбиций? Можно ли быть чересчур успешным? Я не хочу, чтобы люди в этой фирме думали, что они сделали все, что могли, поэтому могут отправляться отдыхать. Как страж интересов акционеров и, кстати, в целях общественного блага я бы предпочел, чтобы они продолжали делать то, что делают. Я не хочу обуздывать их амбиции. И мне сложно найти аргументы в пользу узды на их бонусы» – так Ллойд Бланкфейн объяснял журналистам Sunday Times решение потратить в кризисный год $23 млрд на бонусы. Он признавал, что люди «взбешены, выведены из себя» действиями банкиров, получающих прибыли во время общего кризиса. «Я знаю, что могу взрезать себе вены, – и люди будут улыбаться», – говорил он. И начинал доказывать пользу современных банкиров. «Мы помогаем компаниям расти, помогая им привлекать капитал. Компании, которые растут, создают благосостояние. Это, в свою очередь, дает людям возможность работать, которая ведет к росту и увеличению благосостояния. Это весьма эффективный круг, – и подводил итог: – Мы служим общественному благу».

Патриот Уолл-Стрит

Подавляющая часть состояния Бланкфейна, оцениваемого в $615 млн, вложена в акции Goldman Sachs. Он живет в апартаментах за $26 млн в излюбленном финансистами с Уолл-стрит здании по адресу: Central Park West, 15. С 1995 г. ему принадлежит еще и дом в Хэмптоне.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать