Менеджмент
Бесплатный
Оксана Гончарова|Елена Горелова
Статья опубликована в № 2601 от 11.05.2010 под заголовком: Дешевые женщины

В России нет дискриминации по половому признаку

За свои трудовые права россиянки в отличие от американок борются редко и поодиночке, а все потому, что доказать гендерную дискриминацию в России крайне сложно, считают юристы

Алина Шорохова летом прошлого года девять месяцев подряд пыталась устроиться на работу машинистом экскаватора в Петербурге. Она закончила курсы по этой специальности и уже имела опыт: более года проработала экскаваторщицей. «Работа была сезонная и зимой оплачивалась хуже, – объясняет Шорохова. – Да и я уже достигла определенного уровня, чтобы рассчитывать на более высокий оклад». Она уволилась и начала искать новое место.

Обзвонила много контор, предлагавших вакансии экскаваторщика, – некоторые откровенно отвечали, что им нужны только мужчины. В дорожно-строительной компании «Авангард» с ней побеседовали обстоятельно, но как будто пытались отговорить. «А сможете ли вы ремонтировать или смазывать экскаватор? А где вы будете переодеваться – у нас нет женской раздевалки? И вообще подумайте – работа ведь пыльная», – вспоминает Шорохова. «Я отвечала, что эти моменты меня не смущают – могу и отремонтировать, и смазать», – говорит она. Работодатель обещал ей перезвонить, но через неделю она увидела то же самое объявление о вакансии экскаваторщика, размещенное в той же газете.

«Тогда я отправила на имя руководителя «Авангарда» телеграмму с просьбой ответить письменно, почему меня не приняли на работу», – рассказывает Шорохова. Не дождавшись ответа, Шорохова подала иск в Московский районный суд Петербурга к ООО «Авангард». Она требовала признать отказ принять ее на работу незаконным, выплатить зарплату за месяцы простоя и возместить моральный ущерб за дискриминацию по половому признаку в размере 100 000 руб. И еще 100 000 руб. – за моральный вред, причиненный тем, что работодатель не ответил на ее запрос.

19 марта суд принял решение об удовлетворении иска Шороховой по части морального ущерба и постановил: работодатель должен выплатить ей 3000 руб., рассказала Римма Шарифуллина, президент общества содействия социальной защите граждан «Петербургская эгида», – ее организация представляла интересы Шороховой в суде.

Шороховой в судебных тяжбах помогает юрист Анна Клевец (в мае 2009 г. она судилась с петербургским метрополитеном, отказавшимся принять ее на работу помощником машиниста поезда, – удовлетворить иск суд отказался, поскольку профессия машиниста включена в список 400 запрещенных для женщин профессий, принятый правительством РФ в 2003 г.). По словам Клевец, несколько дней назад они подали кассационную жалобу, в которой продолжают отстаивать заявленные требования. «Будет она принята к производству или нет, еще не известно», – уточнила юрист. В ДСК «Авангард» отвечают, что ни с какой экскаваторщицей компания не судилась.

Дискриминации нет

«Доказать дискриминацию по половому признаку крайне сложно, – разводит руками Дмитрий Кофанов, юрист, консультант Центра абонентского обслуживания NS Consulting. – Во-первых, нужен отказ в приеме на работу в письменной форме, а во-вторых, не взять женщину на должность эскаваторщицы можно по тем же медицинским характеристикам – есть определенные санитарные правила и нормы, в которых прописано, что женщинам нельзя поднимать тяжести больше 10 кг, а любая запчасть экскаватора может весить больше. Отказ работодателя можно даже расценить как заботу о здоровье женщины».

Непонятно, как вести дела о дискриминации по половому принципу в российских судах, – ведь в наших законах даже нет определения, что такое дискриминация, говорит Галина Енютина, юрист Центра социально-трудовых прав. В трудовом законодательстве закреплен принцип равной оплаты за равный труд, замечает она. А в ст. 3 ТК говорится, что никто не может быть ограничен в трудовых правах или получать преимущества в зависимости от пола, расы, семейного положения, возраста, социального статуса и прочих обстоятельств, не имеющих отношения к деловым качествам.

Однако из всех позвонивших на горячую линию центра во втором полугодии 2009 г. 68% были женщинами. «Но наши женщины боятся идти в суд. Хотя если собрать доказательства, то добиться компенсации вполне реально: крупные компании пекутся о репутации и постараются не допустить громкого судебного дела», – уверяет Енютина. И приводит пример: на одном из предприятий Воронежской области сотрудницы взыскали с работодателя 300 000 руб. морального вреда и выплату 30 надбавок, которых их лишили.

Движение мам

Семь жительниц Петербурга, которым работодатели задолжали деньги за декретный отпуск и другие выплаты, 17 апреля этого года объединились в общественное движение «Молодые мамы – за справедливый закон». «Работодатель перестал платить мне зарплату, как только узнал, что я беременна, выплаты за декретный отпуск я тоже не получила, хотя ребенку уже год», – рассказала Екатерина Шибанова, одна из участниц движения. Молодые мамы собираются бороться за права женщин, оказавшихся в похожей ситуации, к примеру, за изменение законодательства в части выплаты пособий. Нужно исключить работодателя из системы выплаты пособий. «Чтобы деньги поступали напрямую молодым мамам, как пенсии пенсионерам, а то получается, что государство нам деньги выделило, а мы их до сих пор не видели», – объясняет Шибанова.

Просите больше

«Женщины часто недооценивают себя: к примеру, занижают свои ожидания по зарплате и карьерному росту, – считает Наталья Голованова, руководитель исследовательского центра SuperJob.ru. – В марте мы проанализировали зарплатные ожидания в резюме по 20 позициям. Выяснилось, что в среднем мужские притязания по зарплате в 1,15 раза выше, чем у представительниц слабого пола». Она уточнила, что отобраны были позиции, примерно одинаково популярные у мужчин и женщин, – архитекторы, юристы, риэлторы, повара, финансовые аналитики.

«Средние ожидания мужчин, стремящихся получить место бренд-менеджера, составляют 75 000 руб. Запросы женщин скромнее – 50 000 руб. – продолжает Голованова. – Работодатели же готовы платить такому сотруднику приблизительно 65 000 руб. в месяц. Скромность женских запросов, на мой взгляд, объясняется в первую очередь их стремлением повысить свою конкурентоспособность на рынке труда».

Марина Гетманская, заместитель гендиректора маркетингового агентства AG Loyalty, вспоминает, как к ней в компанию на позицию медиаменеджера пришел молодой человек, только что закончивший МГУ: «Он заявил, что его зарплата – 1000 евро. Когда мы спросили, что он умеет делать, соискатель ответил: «Я быстрообучаем». У девушек без опыта работы, претендовавших на эту вакансию, запросы были «более адекватные».

«Недавно на позицию менеджера по продукту я нанимал девушку – она закончила МГТУ им. Баумана и немного поработала менеджером по продажам, – рассказывает Евгений Царев, заместитель директора департамента продуктов и услуг компании Leta IT-company. – По зарплате соискательница поставила планку – от 70 000 руб. плюс обучение за счет работодателя. У мужчин на эту позицию были такие же запросы».

Женской дискриминации не существует, убеждена Вера Елисеева, директор по организационному развитию компании «Связной», все зависит от того, насколько уверенно чувствует себя человек в той или иной профессии.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать