Менеджмент
Бесплатный
Оксана Гончарова
Статья опубликована в № 2678 от 27.08.2010 под заголовком: Солнечная прибыль

Как владельцы "Нитола" разглядели передовую технологию в убыточном производстве

Выкупив два убыточных химических предприятия в Иркутской области, Дмитрий Котенко и его партнеры в числе побочных неработающих производств обнаружили редкое для России направление, ориентированное на солнечную энергетику. И решили его развивать
Гляди в оба. Вячеслав Болтуркевич

старший преподаватель Высшей школы бизнеса МГУ. «В любом бизнесе есть основное направление, которое видно всем, и есть что-то на первый взгляд незаметное, что может генерировать основные денежные потоки. Например, Hewlett-Packard зарабатывает не на принтерах, а на картриджах. То же сделал Котенко на химическом предприятии – разглядел, что может приносить ему основную прибыль».

Дмитрий Котенко, гендиректор и член совета директоров компании Nitol Solar, свою карьеру начинал в бизнесе, далеком от солнечной энергетики: работал в управлении ценных бумаг банка «Российский кредит», потом учился управлять активами предприятия на посту коммерческого директора на Каменск-Уральском металлургическом заводе, а через два года вместе с однокурсником Анатолием Гончаровым основал собственную компанию «Нитол».

«Мы занимались трейдингом химической и нефтехимической продукции», – вспоминает Котенко. Заработанный капитал вложили в производство химии: в 2004 г. купили в Иркутской области предприятие «Усольехимпром», а в 2005 г. – «Усолье – сибирский силикон». И поняли, что развивать их в том виде, в каком они существовали много лет, невозможно. Крупнотоннажная химия нерентабельна в удаленной от мировых рынков Восточной Сибири, выяснили предприниматели. Больше половины химических производств им пришлось закрыть.

«На «Усольехимпроме» была заброшенная линия по производству трихлорсилана – газа, являющегося сырьем для поликремния (из его кристаллов режут пластины, которые потом используются в солнечной энергетике), – рассказывает Котенко. – Сначала мы планировали развивать несколько направлений, и солнечная энергетика стояла на последнем месте. Но потом изменили решение».

Будущая жила

«В период с 2005 по 2008 г. ни о какой инновационной экономике еще никто не говорил и о господдержке таких проектов тоже, – вспоминает Котенко. – Вкладываться в проект мы решили, проанализировав перспективы мирового рынка солнечной энергетики, который на тот момент рос в среднем на 35% в год».

Предприниматели взялись реанимировать неработающую линию: объездили весь мир, купили современное автоматизированное оборудование и в 2007 г. запустили производство трихлорсилана. В том же году начали строительство завода по выпуску поликремния мощностью 5000 т в год. Такой объем компания планирует производить с 2011 г., сейчас она производит 300 т. По словам Котенко, инвестиции в проект окупятся к 2016 г.

Приобретая новые активы, Котенко и его партнеры одной из основных задач ставили сохранение команды специалистов, в том числе возвращение тех, кто ушел в последние годы из-за остановки производства. «Это очень компетентные специалисты, и их знаний и опыта было достаточно для создания принципиально нового производства, – говорит Котенко. – А для современной лабораторно-аналитической базы пришлось привлекать новых людей из Ангарска и Иркутска».

С миру по нитке

Исполнительный директор Российского союза химиков Игорь Кукушкин думает, что в таком регионе, как Восточная Сибирь, вполне можно было бы найти рынки сбыта и для старых предприятий – например, производить продукцию для автомобильной или нефтегазовой отрасли. Но Котенко и его партнеры сделали ставку на то, что инвесторы мыслят новаторски: солнечная энергетика им кажется вполне перспективной. В конце июля Сбербанк открыл компании две кредитные линии на общую сумму в 9 млрд руб. на срок до семи лет, правда, не нашел времени прокомментировать свое решение.

Весь бюджет проекта составляет $650 млн, из них сегодня «Нитол» вложил около $450 млн. «Вначале мы планировали привлечь деньги ($250 млн) через IPO и даже прошли роуд-шоу, но в начале 2008 г. фондовый рынок рухнул», – вспоминает Котенко.

Тогда предприниматели решили искать инвестиции на открытом рынке: в течение 2008 г. в состав акционеров «Нитола» вошли Международная финансовая корпорация (IFC, институт Всемирного банка) и компания Suntech Power, увеличив долю в уставном капитале на $50 млн и $100 млн. «Кроме прочего, в 2008 г. мы заключили восемь долгосрочных контрактов на поставку поликремния в Азию, Европу и Америку общей стоимостью $1,6 млрд, – говорит Котенко. – По ним была получена предоплата в $100 млн». Еще одним кредитором стала госкорпорация «Роснано», которая в 2009 г. инвестировала в проект компании 7,5 млрд руб., предоставив 4,5 млрд руб. в виде долгосрочного займа и 3 млрд руб. – в виде поручительства.

Золотые доводы

«Мы отличаемся жесткой, детальной экспертизой, внимательно изучаем технологии проекта, – говорит Дарья Полетаева, старший инвестиционный менеджер «Роснано» (по словам главы корпорации Анатолия Чубайса, с апреля 2008 г. было одобрено всего 76 проектов и отвергнуто 920). – Мы не инвестируем в компании, в которых отсутствуют инновации, но не обходим стороной производства, являющиеся сырьевой основой для нанотехнологий. «Нитол» – яркий тому пример». Научно-технический совет «Роснано» подтвердил, что технология компании перспективная, на ее базе производится кремний высокого качества, к тому же в России это пока что единственное предприятие такой направленности, отмечает Полетаева.

«Мы смотрели, насколько компания будет способна вернуть деньги в оговоренные сроки, проанализировали ее доходную часть – с одной стороны, объемы продукции, которые она планирует выпускать, с другой – рыночные цены, – поясняет она. – Важным доводом стало то, что к моменту заключения сделки большая часть продукции «Нитола» уже была законтрактована». При утверждении проекта «Роснано» ориентировался на экспорт производимого компанией сырья, но в госкорпорации не исключают, что уже через год-два в России начнется строительство собственных солнечных парков, добавляет Полетаева.

Основатель и управляющий партнер национальной сети бизнес-ангелов «Частный капитал» Дмитрий Княгинин отмечает, что помимо прочего у «Роснано» существует определенный порог инвестиций: т. е. проект должен быть масштабным, инвестиции выделяются под конкретный продукт, а не под научные исследования и при условии, что в компании работает сильная команда топ-менеджеров.

«Партнерство с «Нитолом» органично вписывается в нашу стратегию по диверсификации закупок поликремния», – прокомментировал партнерство д-р Чженжун Ши, председатель совета директоров Suntech Power. «Технические знания и опыт компании являются важным основанием, позволяющим нам быть уверенными в успешной реализации данного проекта», – заявил Ланс Крайст, руководитель департамента нефти и газа IFC.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать