Менеджмент
Бесплатный
Оксана Гончарова
Статья опубликована в № 2696 от 22.09.2010 под заголовком: Друг друга не слышат

Почему российские пилоты в массовом порядке судятся с работодателями

Пилотам российских авиакомпаний понравилось судиться с работодателями, потому что те сами дают повод – судя по содержанию исков, нарушают элементарные нормы Трудового кодекса. По версии перевозчиков, алчные сотрудники используют спорные ситуации в целях личной выгоды

Бывшие пилоты «Аэрофлота» подают в суды иск за иском, требуя от работодателя компенсации за потерю слуха. В феврале Савеловский суд Москвы постановил взыскать с перевозчика в пользу 56 летчиков более 27 млн руб. и установить ежемесячную компенсацию в 500 000 руб., а в конце августа Пресненский суд столицы принял к рассмотрению еще 98 исков уволившихся сотрудников «Аэрофлота». «На самом деле все началось еще раньше – в 2007 г., когда через шереметьевский профсоюз летного состава ко мне обратились четыре пилота «Аэрофлота», – рассказывает адвокат Евгения Мжельская, ведущая дела летчиков компании. – А потом сработало сарафанное радио – и поток исков увеличился. Сегодня я веду 105 таких дел».

По словам Мжельской, все 56 пилотов сейчас получают выплаты. 500 000 руб. – это общая на всех компенсация, поясняет она, разница между утраченным заработком летчиков и тем, что они получают от фонда соцстрахования. Выплачивается бессрочно и с последующей индексацией, говорит адвокат.

«Решения Савеловского суда, вступившие в законную силу, являются обязательными и со стороны компании выполняются в полном объеме», – подчеркнула представитель «Аэрофлота» Ирина Данненберг, добавив, что «по спорным требованиям пилотов окончательные решения судебными органами еще не приняты, поэтому оценку и анализ перспектив развития событий давать преждевременно». «Аэрофлот» активно защищает свои интересы в судах – например, 31 августа в Мосгорсуде шести летчикам было отказано в удовлетворении их претензий», – напомнила она.

При этом компания декларирует, что летчики – «ключевое, элитное звено кадров». Все льготы летного состава, по словам Данненберг, прописаны в коллективном договоре и «неукоснительно выполняются». Летчики получают доплаты за особые условия труда в размере 24% от должностного оклада, а средняя зарплата командира воздушного судна – 250 000 руб. в месяц, говорит она. Также у пилотов «Аэрофлота» самый продолжительный в российской гражданской авиации отпуск – 70 дней. Дополнительный оплачиваемый отпуск за работу в особых условиях в зависимости от часов налета за рабочий год составляет от семи до 42 календарных дней, поясняет Данненберг.

Что касается заботы о здоровье сотрудников, то у компании есть собственный медицинский центр, где летчики проходят обследование (на время медосмотра за ними сохраняется средняя заработная плата), и каждый год они могут отдыхать в санаториях Кисловодска, Калининграда, Крыма и Карловых Вар, сообщила Данненберг. Так что же заставляет пилотов судиться с компанией?

Недолет и перелет

«Авиакомпании хотя и предоставляют реабилитационные мероприятия, воспользоваться ими из-за графика работы довольно сложно», – написал участник одного из авиационных форумов.

Сейчас пилотам пассажирских самолетов разрешено летать не более 880 часов в год. Однако их фактический налет на Аirbus-320 «Аэрофлота» «вплотную приблизился к показателю в 1100 часов», возмущался недавно московский прокурор по надзору за исполнением законов на воздушном и водном транспорте Евгений Поспелов.

Летные нормы, видимо, будут только ужесточаться. Согласно проекту приказа Минтранса, опубликованному на прошлой неделе на сайте ведомства, продолжительность полетного времени может быть увеличена до 900 часов в год, или до 90 часов в течение 28 последовательных дней.

«Допустим, придется летать только в Санкт-Петербург, – не унимается участник форума. – Туда-обратно налет составит три часа, т. е. 30 полетов в месяц. Это чистое рабочее время без выходных! Даже при хорошем здоровье такой нагрузки никто долго не выдержит».

«Компания «Трансаэро» принимала участие в эксперименте: в течение года ее пилоты летали по нормам зарубежных компаний – 90 часов в месяц и 900 часов в год, – передал представитель авиакомпании слова ее гендиректора Ольги Плешаковой. – За все время эксперимента не было отмечено ни одного негативного случая, вызванного повышенной усталостью экипажей».

«Потеря слуха возникает от воздействия шумовых эффектов, в основном это влияние гарнитуры, при помощи которой ведется радиосвязь. Естественно, количество летных часов сказывается на самочувствии пилотов», – рассказал Виктор Шандраков, в прошлом штурман первого класса воздушного судна Ил-86.

Юристы напоминают: сотрудника, получившего справку о том, что по медицинским показаниям он не может выполнять свою работу в течение какого-то времени, по Трудовому кодексу (ТК) обязаны перевести на вакантную должность, если таковая в компании есть. Когда работник нуждается в переводе на срок до четырех месяцев и отказывается от перевода, работодатель обязан на весь срок отстранить его от работы без сохранения зарплаты, но с сохранением должности, подчеркивает Дмитрий Кофанов, юрист, консультант центра абонентского обслуживания NS Consulting. Если же медицинское заключение предполагает перевод человека на срок более четырех месяцев, то при его отказе от перевода или если другой работы для него нет, работодатель может расторгнуть трудовой договор.

По словам Данненберг, пилотам «Аэрофлота» по коллективному договору положена доплата до среднего заработка на период их временного признания негодными к летной работе (но не свыше трех месяцев). Когда речь идет об увольнении по профзаболеванию, единовременное возмещение вреда здоровью составляет от 20 до 100% среднегодового заработка (100% выплачивается при стаже свыше 25 лет), добавляет она. Последние компенсации, отмечает Мжельская, пилотам действительно выплачивают, а вот средний заработок в течение трех месяцев не всегда. Часто людей вынуждают уходить в отпуск за свой счет, говорит она. «Уволившийся по здоровью пилот получает страховую сумму, эквивалентную от $5000 до $15 000 в зависимости от возраста и стажа», – продолжает Данненберг. Согласно ст. 132 Воздушного кодекса авиакомпании обязаны страховать всех членов летного экипажа, поясняет Мжельская, впрочем, многим пилотам приходится доказывать наступление страхового случая в суде (см. врез).

«Мы хорошо оплачиваем профессию пилотов, но никаких дополнительных выплат за риск не производим», – комментируют свою кадровую политику в авиакомпании Lufthansa.

Наказать компанию

Но не только профзаболевания становятся причиной тяжб. Например, Шандраков, проработавший в «Атлант-союзе» 13 лет и списанный с летной работы в январе 2009 г. по профзаболеванию, был уволен из компании по ст. 77 ТК (отсутствие у работодателя работы, необходимой в соответствии с медицинским заключением). Шандраков судится с бывшим работодателем: «В течение всего времени работы я ни разу не брал дополнительный отпуск и даже не знал о такой возможности, поскольку компания нас об этом не информировала». Сейчас он требует компенсации за все неиспользованные дни отпуска (в размере 1,5 млн руб.), процентов за задержку выплаты этой компенсации (около 250 000 руб.), а также единовременного пособия (616 080 руб.) и компенсации морального вреда.

Компания написала возражение Шандракову (копия имеется в распоряжении «Ведомостей»), сославшись на то, что срок давности иска истек: в ТК он ограничен тремя месяцами, а сотрудник компании обратился в суд год спустя после увольнения. Что касается пособия, то его невыплату «Атлант-союз» объяснил тем, что, дескать, не подписывал отраслевого тарифного соглашения, по которому предоставляются соответствующие компенсации.

«Мне не столько хочется получить деньги, сколько наказать компанию, – признается Шандраков. – Больше половины пилотов, пришедших в компанию в начале 90-х гг., – военные летчики. Это люди, готовые выполнить любую задачу, и мы так и работали, но нас, видимо, не оценили».

С приходом нового руководства в 2009 г. пилоты получают полную информацию относительно льгот и получают все компенсации в соответствии с законом, прокомментировали в пресс-службе «Атлант-союза».

«Неоднозначность норм закона и однотипные медицинские заключения, свидетельствующие о якобы поголовной глухоте летчиков, вызывают сомнения», – говорит Данненберг. Но претензии пилотов – серьезная проблема и какими-то отдельными полюбовными договоренностями и уступками ее не решить, считает она.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать