Менеджмент
Бесплатный
Валерий Кодачигов
Статья опубликована в № 2699 от 27.09.2010 под заголовком: «Научитесь подковывать лошадей», - Сергей Сапельников, замруководителя Федеральной службы регистрации, кадастра и картографии (Росреестр)

Создание системы электронных карт России доверили подмосковному кузнецу

По натуре заместитель руководителя Росреестра Сергей Сапельников – крепкий деревенский кулак. В хозяйстве Сапельникова, отвечающего за цифровизацию всех российских земель и угодий, есть небольшой птичий двор, коровы и даже парочка лошадей, которых он учится подковывать, когда его окончательно достают «Глонасс» и создание глобальных электронных карт России
С.Портер

С Сапельниковым мы встретились рано утром в American Bar & Grill на «Маяковской». В этот день он на работу не собирался – сразу после завтрака с «Ведомостями» улетал в Китай обмениваться опытом создания электронных кадастровых карт с коллегами из Поднебесной. «Бывать в офисе я не люблю – да практически там и не бываю: вот мой офис», – заявил он сразу, указывая на iPad и iPhone на углу стола. Этот офис, по словам Сапельникова, дополняют рассованные по карманам пиджака WiMAX-модемы Yota и «Комстара», а также парочка 3G-модемов сотовых операторов. Идеального оператора мобильного интернета в Москве так и не появилось, рассуждает Сапельников, взяв на завтрак стандартную утреннюю овсянку с мюсли и фруктами.

В Росреестре он работает с прошлого года. Это ведомство, которому в 2009 г. передали функции Роскартографии, Росрегистрации и Роснедвижимости, регистрирует сделки и права граждан и организаций на недвижимое имущество, ведет кадастр объектов недвижимости, а также отвечает за картографию и российскую инфраструктуру пространственных данных.

Вообще-то, отметившись в первый раз на проходной Росреестра, Сапельников обнаружил, что государственной цифровой картографии в России на самом деле просто нет. «Картографический фонд у нас как Эрмитаж – там хранятся произведения искусства, созданные зачастую еще в 1980-х гг., естественно устаревшие», – иронизирует мой собеседник.

Поэтому его команде доверили оцифровку картографической базы Росреестра. Деньги на это выделяются из программы создания отечественной навигационной системы «Глонасс», рассчитанной до 2013 г. Президент Дмитрий Медведев весной этого года заявил, что к этому сроку подробные карты России должны быть бесплатно доступны гражданам страны в интернете. Этот наказ Сапельников и выполняет.

Себя он предпочитает называть не чиновником, а проект-менеджером. Его первый масштабный проект в Росреестре – электронная кадастровая карта России – стартовал в марте этого года. В идеале, ткнув мышкой в любой земельный участок, посетитель portal.rosreestr.ru сможет узнать, кому он принадлежит, какова его площадь и границы, какова его кадастровая стоимость. Сейчас в этой базе данных около 40 регионов России, а всю территорию страны Сапельников обещает покрыть к концу 2010 г. – тогда на портале будет информация примерно о 80 млн объектов недвижимости. При этом на портале можно заказать выписку из земельного реестра, зарегистрировать объект недвижимости и даже посмотреть, насколько длинна очередь в региональном офисе Росреестра.

«Мы хотим, чтобы карты, геоданные были доступны через браузер в режиме онлайн, как обычные веб-сервисы. Именно так работает наш портал, – объясняет Сапельников. – Используя базовую пространственную информацию, в том числе предоставляемую Росреестром, другие ведомства и компании могут создавать свои сервисы, например по мониторингу состояния лесного хозяйства, сельхозугодий». Крайне важно, что информация кадастрового портала Росреестра проверена и точна – это необходимо и при планировании инвестиций, и при заключении сделок. Наконец, ее можно использовать как аналитику при принятии бизнес-решений, указывает Сапельников.

«Рапиры», парики и карнавальные костюмы

Самый первый бизнес-проект Сапельникова, заканчивавшего в середине 1990-х гг. Бауманку по специальности «автоматизированные системы управления и обработки информации», был далек от IT. «Мы собирались по утрам в общежитии МГТУ рядом с метро «Измайловская», затаривались всякой дребеденью, которую везли потом продавать на рынок в «Лужниках», – вспоминает он.

Из «дребедени» Сапельникову почему-то больше всего запомнились бритвы «Рапира» – таскать на себе их оптовые партии, т. е. практически стальные болванки, было очень тяжело. «Современные фитнес-процедуры ничто по сравнению с этим», – уверяет он. Зато спрос на них, особенно со стороны «заклятых коллег по рынку» из братских республик, был просто бешеный: «На этом можно было заработать до сотни долларов в день – огромная по меркам 90-х сумма. Спустить ее можно было за вечер – а можно и не спустить». Сапельников, как и положено крепкому деревенскому хозяину-кулаку, решил, что заработанные на «Рапире» деньги все же лучше копить. На них он, скинувшись с бизнес-партнером, купил УАЗ, на котором в «Лужники» можно было возить гораздо больше «дребедени».

Эта логистическая революция привела к тому, что родителям Сапельникова хватило денег на создание небольшого семейного бизнеса по пошиву карнавальных костюмов, существующего, кстати, до сих пор. Потом к костюмам добавились парики и куклы из папье-маше – для театров и театрализованных представлений. Их, между прочим, делают в стране только Сапельниковы (сам бизнес – старая отцовская идея, по образованию он химик, а по духу «скорее романтик»).

Сейчас 38-летний заместитель руководителя Росреестра в свободное от службы время работает кузнецом – на своей ферме в Дмитровском районе Подмосковья подковывает лошадей в сарае-кузнице. «Знаете, а неплохой был бы бизнес – ведь в Подмосковье спрос на услуги коваля значительно превышает предложение. Научитесь подковывать лошадей», – советует Сапельников, запивая кашу сладким черным чаем без всяких добавок.

Work for fun

Его возвращение к высоким технологиям произошло при довольно драматичных обстоятельствах. В середине августа 1998 г. Сапельников купил свою первую квартиру недалеко от метро «Тимирязевская». А через пару дней правительство объявило дефолт по гособлигациям и девальвацию рубля. Недвижимость Сапельникова, в которую были вложены все заработанные до этого средства, за сутки обесценилась более чем на треть.

Погоревав, он решил, что спрос на карнавальные костюмы в ближайшее время вряд ли будет расти, и подался в наемные менеджеры. В небольшой инвестиционной компании, на волне мирового бума инвестировавшей в российские доткомы, ему как технарю поручили проект «Город-инфо». Эта структура владела популярными в то время информационными ресурсами weekend.ru и menu.ru. Сладить с журналистами, которые заполняли контентом эти сайты, оказалось непросто: «Бывало, сайт не обновляется, я прихожу в редакцию, а там кто-то невменяемый сидит, кто-то пьет пиво, а кого-то на работе просто не видели три дня». Мириться с такими порядками Сапельников не пожелал – и в результате затеянной им корпоративной перестройки «Город-инфо» стал первым отечественным веб-интегратором.

В 2004 г. «Город-инфо» приобрела АФК «Система», и Сапельников познакомился с руководителем высокотехнологичного блока корпорации Александром Гончаруком. Видно, Гончаруку понравилась хватка Сапельникова в ходе переговоров – он буквально сразу отправил его в числе первых инвестиционных десантников в Киев покупать крупнейшую украинскую IT-компанию «Квазар-микро». А потом Сапельников стал одним из директоров «Квазара», который влился в «Ситроникс» (IT-подразделение «Системы»). «Это была work for fun, как в Google», – говорит он. Но веселье, по его словам, закончилось в конце 2007 г., когда президентом «Ситроникса» стал Сергей Асланян. Оказалось, что с регулярными менеджерами не так интересно работать, как с руководителями стартапов.

Из «Системы» он ушел в 2009 г. Но без работы сидел недолго. Однокурсники, работающие в Минэкономразвития, передали резюме Сапельникова в кадровую службу министра экономического развития. Говорят, это резюме понравилось министру Эльвире Набиуллиной. И вскоре он был приглашен на должность замруководителя Росреестра.

Государева служба

Переход из бизнеса в чиновничество Сапельникову дался нелегко. «Даже в самой забюрократизированной западной корпорации типа IBM не приходится так долго пробивать решения [как в российских министерствах]», – сетует он.

Сапельников признает, что на кадастровой карте России, которую он должен закончить до конца года, будет много белых пятен. «В России действует заявительный порядок кадастровой регистрации недвижимости, – объясняет мой собеседник. – Нет регистрации – нет объекта недвижимости. Без доработок законодательной базы на это повлиять невозможно». Разумеется, такое положение дел чревато не только белыми пятнами на цифровых картах – государство недобирает налоги.

При этом Сапельников ссылается на опыт Германии, где также действует заявительный порядок регистрации. Но для немецкого бюджета это не препятствие: «В ФРГ высокие технологии – спутниковая навигация, космическая фотосъемка <...> Синхронизация этих данных с компьютерными базами кадастровых данных позволяет выявлять незарегистрированные земельные участки на раз-два-три. Их владельцев ждут штрафы, сопоставимые с налогом на недвижимость, которые они должны заплатить».

В целом российская система кадастра базируется на нормах и правилах, выработанных в начале ХХ в., говорит Сапельников. «Вы знаете, как в кадастровом плане описывается московское метро? – закипает он, чуть ли не опрокидывая чашку с чаем. – Точки выхода, занимающие несколько десятков квадратных метров, а далее «...и сотни километров подземных сооружений».

Российский землемерный идиотизм могут перебороть только высокие технологии, считает он. В первую очередь речь идет о 3D-моделировании пространственных данных (такие нормы, в частности, уже действуют в Нидерландах).

В ближайшие месяцы Росреестр планирует представить Минэкономразвития законопроекты, касающиеся пространственных данных. Например, тот же проект создания 3D-кадастровых карт России. «Сложилась абсурдная ситуация – мы не можем адекватно отразить на кадастровых картах современную архитектуру, здания, где верхняя часть шире нижней», – говорит Сапельников. В качестве примера он приводит здание на Новом Арбате напротив ресторана «Прага»: «Что описывать в кадастре – его проекцию или площадь, занимаемую его подземной частью?» «Землю, которую он занимает», – предполагаю я. «Но тогда получается, что 15 м, на которые выступают верхние этажи, принадлежат не владельцу здания, а мэрии Москвы – благо что под этим козырьком находится муниципальный подземный переход. То есть без 3D-моделирования тут не обойтись», – парирует он.

У меня остаются еще вопросы, и что уж тут – о собственном участке под Москвой. Но в это время на столе начинают одновременно звонить два телефона.

«Извините», – говорит Сапельников. Выслушав собеседника, он резко встает и даже не объясняет, а просто ставит меня в известность: «До Китая придется забежать к министерство. Государева служба, знаете».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать