Менеджмент
Бесплатный
Оксана Гончарова
Статья опубликована в № 2707 от 07.10.2010 под заголовком: Придать ускорение

Сколько времени российскому работнику надо на утреннюю раскачку

Одним работникам в начале дня нужен выброс адреналина, другим – возможность полчаса потупить в интернете с чашкой кофе. Последних в российских компаниях очень мало, уверяют эксперты. Смотря с какого времени отсчитывать начало рабочего дня, уточняют практики
Самые неспешные. 10-30

минут требуется на раскачку перед работой 21% респондентов, опрошенных исследовательским центром портала Superjob.ru.

40-60

минут раскачиваются 6%.

60

минут и более сидит без дела перед началом работы лишь 1% россиян.

Российских сотрудников отличают собранность и умение правильно планировать время, утверждают эксперты исследовательского центра портала Superjob.ru, опросившие 4000 работающих россиян. Им почти не нужно времени на раскачку – 41% респондентов уже через 10 минут полностью погружены в работу. А за это время они успевают выпить утренний кофе, просмотреть прессу, включить компьютер и почитать новости в интернете. Еще 28% опрошенных утверждают, что к трудовым обязанностям приступают уже через 5 минут после появления на работе.

Чтобы проснуться

По мнению Жанны Волковой, менеджера по маркетингу кадровой компании Kelly Services, у каждого человека есть утренние ритуалы, психологически скрашивающие трудности предстоящего дня.

Некоторые, дабы взбодриться, отказываются от корпоративных маршруток и идут до работы пешком. Так, например, поступает Иван Тютюнджи, менеджер по связям с общественностью компании HeadHunter. «Иногда я даже выхожу на одну станцию метро раньше, чтобы путь был длиннее», – улыбается он.

Марина Гетманская, руководитель PR-направления агентства AG Loyalty, пешие прогулки до офиса совершает в наушниках: «Кого-то настраивает на рабочий лад чашка кофе, а меня – свежий воздух и музыка».

А для Ростислава Полежко, гендиректора сети магазинов удивительных вещей «Ле футур», лучше утреннего кофе неприятные дела. Именно они позволяют окончательно проснуться и втянуться в работу. Под неприятными делами Полежко подразумевает разбирательства, связанные с финансами или персоналом, – разговоры, протекающие в острых эмоциональных ситуациях и требующие максимального внимания.

Все деловые переговоры планирует на утро и Станислав Костяшкин, гендиректор российского агентства деловых путешествий «Континент экспресс»: «Я не всегда могу провести в заранее назначенное время совещание с сотрудниками и этим грешу, но встречи с партнерами и клиентами – это святое».

«Производство нашей компании находится в Клину, а основной офис – в Москве, – рассказывает сотрудник компании AGC Glass Europe Александр Тарасов. – Когда я еду в офис, то по дороге из-за пробок успеваю обсудить много рабочих вопросов, а когда еду на производство, без пробок, позволяю себе немного превысить скорость. Выброс адреналина хорошо взбадривает».

Борис Щербаков, гендиректор Oracle Hardware, против подобных экстремальных процедур: «Все должно идти естественным путем. Лично я долго раскачиваюсь с утра, но никак с этим не борюсь, потому что знаю, что никакие искусственные стимуляторы лучше мою работу не сделают».

Драконовские меры

Сотрудники в возрасте до 28 лет раскачиваются дольше, делится наблюдениями Полежко. «В основном время уходит на разговоры между собой, – говорит он. – Этим они сами себя наказывают, поскольку вынуждены потом задерживаться на работе».

«Мы все требования, касаемые времени прихода на работу, прописали в правилах внутреннего трудового распорядка, – рассказывает Татьяна Климентьева, директор по персоналу инвестиционной группы «Абсолют». – Люди приходят к 9.00, а трудовой день в компании начинается в 9.30, и каждый знает, что в это время кофе уже должен быть выпит, волосы причесаны, в компьютере загружены все программы, а сам сотрудник обязан отвечать по телефону бодрым голосом». Опоздал на 1–2 минуты – пиши служебную записку. «Конечно, уволить за это мы не можем, но люди устают писать записки, а для руководителей эта процедура еще и унизительна, – говорит Климентьева. – Чтобы избежать ее, на работу все стараются приходить вовремя».

Александр Малис, президент «Евросети», признается, что иногда сотрудники его HR-службы встают в дверях офиса и просят каждого опоздавшего объясниться. Для любого человека это хорошая эмоциональная встряска, после таких проверок люди начинают относиться к работе серьезнее, объясняет он.

Еще одна из мер «Евросети» – в офисе компании до 8 вечера блокируют доступ в социальные сети. «Мы считаем, что если человек из 8 положенных по закону часов отрабатывает хотя бы 6,5, то от него есть реальная экономическая польза», – говорит Малис.

Добрые начальники

Лев Соколов, начальник департамента развития и обучения компании «Мегафон», полагает, что тайм-менеджмент – это умение управлять приоритетами, фокусироваться на главном, отсекая второстепенное. «Сотрудники с удовольствием будут включаться в работу, которая, по их мнению, приносит реальный эффект, и саботировать ту, которую считают бесполезной, – говорит Соколов. – В нашем офисе установлены турникеты, т. е. время прихода и ухода сотрудников можно отследить, но лично я не контролирую подчиненных, потому что полностью им доверяю».

Кто-то жаворонок, кто-то сова и пытаться совместить биоритмы разных людей, контролируя их одновременный приход и погружение в работу, бессмысленно, считает Щербаков. В его компании люди подтягиваются на работу вплоть до 11 утра. «В конце концов, мы же не фабрика, где станки включаются и выключаются в одно и то же время, – благодушен Щербаков. – Мозг человека вообще работает 24 часа в сутки, и не важно, во сколько сотрудник начнет работать, главное – каким будет результат».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more