Статья опубликована в № 2736 от 18.11.2010 под заголовком: Революция в Политехническом

«Роснано» предлагает совершить революцию в Политехническом музее

В Политехническом музее, за модернизацию которого сейчас отвечает «Роснано», свершается управленческая революция. Команде нового гендиректора, который называет себя кризис-менеджером, предстоит вытащить Политехнический из кризиса и превратить в современный музей науки и технологий
Структура доходов. 49,8

миллиона долларов составил бюджет за 2009 г. бостонского Museum of Science. Доходы от продажи билетов – 24%, 13% музей получил за счет продажи дополнительных услуг, в том числе сувенирной продукции, 16% покрывается за счет доходов от эндаумент-фонда, 28% – за счет пожертвований, 11% – за счет членских взносов, говорится в годовом отчете музея. В 2009 г. музей посетило 1,5 млн человек. Фонд целевого капитала в 2009 г. составлял $77,856 млн.

Лидеры посещаемости

Самые посещаемые из 11 крупнейших научно-технических музеев мира, по данным Ernst & Young:. Национальный музей науки и промышленности в Лондоне – 2,8 млн человек в год «Дойче музеум» в Мюнхене – 1,5 млн Музей науки в Бостоне – 1,5 млн Музей науки и промышленности в Чикаго – 1,6 млн

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве "Ведомостей" (смарт-версия)

Музей не менялся десятилетиями, пока на него не обратил внимание глава «Роснано» Анатолий Чубайс. В 2009 г. госкорпорация учредила некоммерческий фонд развития музея. В интервью Чубайс говорил, что Политехнический имеет для страны особое значение и он лично заинтересован, чтобы музей стал «современнее и человечнее»: «Это совершенно беспрецедентный музей<...> потрясающая история, о которой никакой Силиконовой долине и мечтать не приходится».

С подачи «Роснано» в дело вмешался президент Медведев, поручив сотрудникам музея написать новую концепцию его развития. А нынешним летом Министерство образования и науки освободило от занимаемой должности 74-летнего Гургена Григоряна, руководившего музеем 24 года. Сотрудники написали письмо президенту: они были возмущены не только отставкой, но и вмешательством «Роснано» в управление музеем. В официальном сообщении Политехнического для прессы говорилось, что «Роснано» стремится «освоить историческое здание в центре столицы». «Роснано» в ответном заявлении назвала это обвинение «абсурдным и безосновательным».

Кризис управления

В августе 2010 г. в музее появился гендиректор помоложе — 69-летний профессор Борис Салтыков, который в 1991-1996 гг. был министром науки и технического развития. К моменту его назначения у музея накопилось слишком много проблем. По своему жанру он застыл в 80-х, сказал Салтыков в беседе с «Ведомостями». «Экспозиции не хватает интерактивности, новых технологий, в музее нет маркетинга и других важных служб, на которых держатся бренды известных музеев мира», — уверен Алексей Лебедев, заведующий лабораторией музейного проектирования Российского института культурологии. Статистика посещений тоже не впечатляет: чуть более 400 000 человек в год. По данным издания The Art Newspaper, в 2008 г. Московский Кремль посетило 1,727 млн человек, Третьяковскую галерею — 1,389 млн, Музей имени Пушкина — 1,100 млн (данные самого музея), Эрмитаж в Санкт-Петербурге — 2,359 млн человек.

«Музей находится, мягко говоря, в аварийном состоянии: капитального ремонта не было 50 лет, — объясняет Андрей Трапезников, председатель попечительского совета фонда развития Политехнического музея. — Экспонируется только 13% коллекции, ежегодно обновляется не более 10% экспонатов».

Главные причины плачевного состояния музея, по мнению Лебедева, — неэффективное управление и, как следствие, крайне скудное финансирование в последние годы.

Бизнес-инъекция

В сентябре в результате лоббирования «Роснано» подтянулись и государственные деньги — правительство постановило выделить на модернизацию музея 7,2 млрд руб. Она должна закончиться в 2016 г. Для этого Политехнический планируют закрыть в 2013 г. примерно на два года — совсем либо оставить работающими некоторые отделы. Обсуждается вопрос строительства еще одного здания для хранения музейных коллекций.

За 2009-2010 гг. «Роснано» инвестировала в Политехнический 45 млн руб. собственных средств, в дальнейшем планирует привлекать частные инвестиции, рассказал Трапезников. Деньги потрачены в основном на организацию тендера, в котором приняли участие 12 зарубежных и две российские компании — проектировщики музеев. Выиграла тендер британская компания Event Communications, участвовавшая в модернизации Музея науки в Глазго. К началу следующего года британцы должны подготовить архитектурно-концептуальный проект, который затронет всю содержательную часть музея, под ключ. «Мы думали, что проект в Шотландии был грандиозным по масштабам, но, изучив ситуацию в Политехническом, поняли, что это была всего лишь разминка перед работой в России», — замечает Эстер Дагдейл, креативный директор Event Communications. Услуги британских консультантов обойдутся фонду в 300 000 евро, рассказал Салтыков.

Управленческую модель обновленного музея создает Ernst & Young, причем консультанты работают бесплатно. Вчера консультанты обеих компаний встретились в здании музея на Новой площади и договорились координировать разработки. Чтобы создать рекомендации для Политехнического, консультанты проанализировали опыт 11 лучших технологических музеев мира, например «Эксплораториума» в Сан-Франциско, Национального музея науки и промышленности в Лондоне, рассказал Денис Камышев, партнер Ernst & Young. Их отличает три важных особенности, объясняет консультант. Первое: у них всевозрастная аудитория. Второе: эти музеи обучают через интерактивное взаимодействие (например, в суперсовременном «Дойче музеуме» в Мюнхене есть зал, демонстрирующий анатомию человека: посетитель оказывается внутри организма, переходит по коридорам-артериям, видит, как функционируют органы). И, наконец, третье: это музеи не только прошлых достижений — они нацелены в будущее и демонстрируют новейшие достижения науки и технологий. При этом до 60-70% бюджета лучшие музеи генерируют сами: 40-45% приходится на музейный ритейл, лекции и семинары, а остальное — прямые доходы музея от продажи билетов и абонементов.

Новые люди

«Я увидел в этом вызов и огромную ответственность», — говорит Борис Салтыков о своей новой должности. Сразу пришлось произвести кадровые перестановки: уволил замгендиректора по науке Лидию Кожину и нескольких сотрудников, отвечавших за работу лектория. Салтыков говорит, что прежний уровень мероприятий его не устраивал: «Разве что цыган с медведями не было!»

С сентября лекторием руководит Иван Боганцев, окончивший Лондонскую школу экономики по специальности «история и философия науки». По его словам, раньше в лектории работало около 40 человек. Число сотрудников будет сокращено до 7-10. А принципы работы лектория уже изменилась. От длинных курсов отказались и сделали ставку на ярких лекторов — известных ученых, бизнесменов, общественных деятелей. Структура лекций теперь такова: 60% составляют естественно-научные темы( например, проводимые совместно с Intel, — о создании микропроцессоров, о клеточной биологии, об исследованиях работы мозга), 30% — социально-научные, 10% — общественно-политические дискуссии. Например, профессора РЭШ, в том числе Сергей Гуриев, читают курс «Экономика: просто о сложном». В партнерстве с Полит.ру постоянно поднимаются политические темы. 23 ноября пройдет диспут о будущем журналистики, в котором примут участие Леонид Парфенов и Маттиас Мюллер фон Блуменкорн, главный редактор немецкого журнала «Шпигель».

Мамонту не повезло

Конкурс среди проектировщиков музеев отсеял российских консультантов, в том числе лабораторию музейного проектирования, которую возглавляет Алексей Лебедев. «Иностранные проектировщики уже делали разработки для российских музеев, но пока нет ни одного успешно реализованного проекта», — говорит он. В 2007 г. американская студия Leeser Architecture выиграла конкурс на разработку концепции Музея мамонта в Якутии, но дальше концептуального проекта дело не пошло. В том же году известный австрийский музеолог Дитер Богнер разработал концептуальное техническое задание для конкурса на строительство нового здания Пермской художественной галереи. Архитектурный конкурс состоялся, есть проект-победитель, но за три года строительство нового здания так и не началось, перечисляет Лебедев.

Музеи консервативны по сути и всегда сопротивляются изменениям, напоминает Галина Андреева, исполнительный директор Российского комитета международного совета музеев. Но в мире есть примеры преодоления такой негибкости, когда менеджменту музеев удавалось «подружить» традиции с инновациями, добавляет она. Получится ли это у новой команды Политехнического?.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать