Статья опубликована в № 2766 от 30.12.2010 под заголовком: Ставки сделаны

За что в России ценили управляющих в уходящем году

Самые заметные переходы 2010 года. Владимир Татарчук

Заместитель председателя правления ВТБ. В структурах «Альфы» Татарчук проработал 15 лет. Курировал отношения с корпоративными клиентами, кредитную политику, структурное и проектное финансирование, работу филиальной сети. В ВТБ его ждут не менее масштабные задачи. По оценке Купчиной, фиксированная зарплата Татарчука может составлять $2 млн в год. Годовой доход с учетом премий и бонусов – в диапазоне $7–10 млн, считают хедхантеры. ВТБ не комментирует вознаграждение конкретных сотрудников, сообщили в банке.

Ник Йордан

главный управляющий директор UBS в России и СНГ. На работу в UBS Ник Йордан вышел после годовой паузы. Это условие соглашения с предыдущим работодателем – российской «дочкой» японского Nomura, где Йордан руководил инвестбанкингом в России и СНГ. К июню он обо всем договорился с UBS: «Мне нравится подход UBS к клиентам, нравится их платформа». Фиксированная зарплата Йордана может достигать $3 млн, говорит Купчина, а годовой доход с учетом премий и бонусов – $10 млн. А может достичь $12 млн, оценивает Шеберстов.

Михаил Слободин

с 2011 г. – исполнительный вице-президент ТНК-BP. Михаил Слободин займет в ТНК-BP место Виктора Вексельберга. Газовое направление, которое он возглавит, должно стать ключевым в бизнесе компании к 2020 г. Среднегодовой доход топ-менеджера на аналогичной позиции в ТНК-BP может составлять $3 млн в год, утверждает источник, близкий к компании. В ТНК-BP жесткая система грейдов, доходы топ-менеджеров не могут выходить из определенных рамок. Доходы Слободина едва ли смогут превысить $3 млн в год, говорят хедхантеры. Но в будущем эти рамки могут быть изменены.

Главный итог года в том, что рынок постепенно выходит из спячки, говорит Антон Стороженко, партнер хедхантинговой компании Amrop в СНГ: объем заказов в денежном выражении, реализованных его компанией, вырос на четверть по сравнению с 2009 г. Но это увеличение могло быть связано с уходом с рынка нескольких небольших игроков. Самые громкие отставки и назначения года прошли без участия хедхантеров, говорит Стороженко: в среднем лишь 10–15% назначений происходит при их участии. Этот показатель зависит от отрасли, не соглашается партнер Sky Search Олег Цетович. Если говорить только о топ-менеджерах, то в ряде отраслей доля достигает 20–25%, утверждает он.

Ситуация на рынке труда топ-менеджеров за прошедший год изменилась мало, сожалеет Цетович. На словах работодателям нужен один и тот же набор навыков: антикризисное управление, правильная оценка рисков, оптимизация команды. Но система, жестко выстроенная сверху вниз, отторгает любые попытки перемен откуда-нибудь из середины.

Клиенты сейчас обращают гораздо больше внимания на то, чего топ-менеджер может достичь, а не только на то, что он уже когда-то делал, считает Федор Шеберстов, управляющий партнер Odgers Berndtson в России. Стали более распространенными различные формы партнерства, особенно в бизнесе с годовой выручкой до $200 млн. Денег у таких компаний теперь меньше, а людей по-прежнему нужно вовлекать в бизнес. К тому же приглашение в партнерство помогает в том числе и удерживать управленцев, говорит Шеберстов.

Для компании Ward Howell год получился активным, говорит ее управляющий партнер Антон Дерлятка. Суждения клиентов стали более взвешенными, компенсации, которые предлагают топ-менеджерам, – более адекватными, да и сами топ-менеджеры – более профессиональными.

В 2010 г. значительное число проектов было связано с заменой руководителей, чья эффективность перестала соответствовать ожиданиям акционеров, говорит Стороженко. Если раньше отсутствие прогресса в работе можно было довольно долго скрывать, то теперь многие акционеры требуют прозрачности, отмечает он.

В уходящем году стало больше переходов, в том числе дорогих, говорит Лия Купчина, управляющий партнер Top Contact. Топ-менеджеров, вышедших на новую работу с ежегодной компенсацией в районе $2 млн в 2010 г., наберется с дюжину, утверждает она. Причем из первой десятки семь человек – инвестбанкиры. Иностранные инвестбанки укрепляются за счет российских топов, считает Купчина. Это говорит об их готовности жестко конкурировать на российском рынке, когда начнется очередной подъем.

Если до кризиса много внимания уделялось внешним проявлениям (топов нанимали на развитие, на стратегию, для заключения сделок), то теперь главный акцент на ключевых позициях делается на операционную эффективность, говорит Игорь Шехтерман, управляющий партнер RosExpert. Менеджеры охотно переходят, а будут еще охотнее переходить из частных компаний в государственные, или в находящиеся под контролем государства, или для решения окологосударственных задач, говорит Дмитрий Прохоренко, партнер Heidrcik & Struggles. (Цифры, приведенные далее, получены в результате опроса хедхантеров, которые могут не обладать всей полнотой информации. Их суждения носят оценочный характер.).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать