Статья опубликована в № 2821 от 30.03.2011 под заголовком: Чему научат преподаватели с Запада

Чему учат преподаватели с Запада

Школы бизнеса Китая и Индии в последние пять лет прочно вошли в число лидеров мировых рейтингов, а вот российские появятся там не скоро. Требования к бизнес-образованию у нас другие
Это абсурд. Пьер Касс

профессор «Сколково». «Когда заходит речь о том, будут ли наши студенты применять новые знания на практике, многие начинают говорить, что они не в силах изменить свою организацию. Часто ссылаются на бюрократию, коррупцию. Проблема применения образования возникает в бизнес-школах не только в России, в США она тоже есть, но у вас заметнее. Человек открыт новым идеям, но внедрять их не собирается. Это абсурд. Может быть, так исторически сложилось в силу того, что в Советском Союзе людям долго диктовали сверху, что делать, чего не делать. Я говорю студентам: не пытайтесь менять сразу компанию, страну. Измените среду вокруг себя. Создайте сообщество таких же, как вы, людей. Они говорят: да, это в моих силах».

Цена глобализации у Financial Times

Рэнкинги FT луших программ MBA и Executive MBA составляются на основании 20 критериев, распределенных по трем основным группам: зарплаты выпускников и их карьерные достижения; разносторонность школы и программы и степень их интернационализации; возможности для ведения научной работы. Каждому критерию просвоен своей вес. Например, у интернациональных критериев он следующий: иностранцы среди преподавателей - 4%; иностранцы среди студентов - 4%; иностранцы в руководстве - 2%; международный опыт (уровень международных контактов студентов во время обучения) - 2%; количество необходимых иностранных языков — 2%. международная мобильность (опыт слушателей) — 6%, рейтинговая система, основанная на данных о работе выпускников в разных странах до поступления в школу, во время обучения и спустя три года после ее окончания.

Во всем мире на успех школ бизнеса влияют зарплаты и карьерный рост выпускников, которым приходится работать в глобальной экономике. Современная модель успешной школы менеджмента, по мнению декана школы HEC-Paris Бернарда Рамананцоа, предполагает международный бренд, преподавание на английском языке и интернациональный состав студентов и профессоров: «Так вы будете учиться не только в аудитории, но и среди культурного многообразия студентов и преподавателей».

В HEC-Paris, лучшей европейской школе менеджмента в последние годы, число иностранных MBA-студентов составляет 85%, преподавателей – 63%.

Показателей, характеризующих степень интернационализации обучения, т. е. говорящих о его актуальности, несколько: процент иностранцев среди студентов, среди преподавателей, в руководстве школы. Каждому из них присвоен свой вес (как у Financial Times, см. на www.vedomosti.ru). Но потребность в международных связях растет с каждым годом, поэтому появились и другие критерии – количество языков, которые нужно знать для обучения, количество обязательных модулей в других странах.

Теперь одного кампуса, даже если там говорят на всех языках мира, уже мало – спросом все больше пользуются мобильные программы обучения, в которых участвует несколько школ – и лучше с разных континентов. Программа Executive МВА Trium, которую HEC делает вместе с London School of Economics и New York University, Stern, заняла 3-е место в списке FT 2010. Слушатели Trium изучают шесть учебных модулей, перемещаясь между тремя кампусами, а также двумя развивающимися странами.

А на 1-м месте оказалась программа Hong Kong UST Business School (HKUST) и Kellogg.

Интерес к модулям в странах BRIC очень высок, и в последние пять лет школы из Китая и Индии ворвались на первые позиции: только в списке лучших в мире классических программ МВА FT за 2010 г. их пять, все в первой половине.

Как у нас

Россию интернационализация образования обходит стороной – наших школ в авторитетных международных рейтингах нет. Учиться кросс-культурным коммуникациям в них пока сложно: лекции читают на русском языке, а иностранцев в общем количестве студентов страны, как в ЮАР, 2,15%, по данным ЮНЕСКО.

Все дело в российских преподавателях, в значительной степени теоретиках, не говорящих на иностранных языках, сделали вывод в Begin Group.

Правда, есть и примеры высокой степени интернационализации среди студентов. Из 1200 обучающихся в Высшей школе менеджмента СПбГУ (ВШМ) около 100 человек – из стран дальнего зарубежья. В «Сколково» треть студентов на программе MBA тоже иностранцы.

Те же школы – лидеры по доле иностранцев среди постоянных профессоров.

В «Сколково» постоянных преподавателей-экспатов 71% – 10 из 14 человек, по данным сайта. С февраля профессор стратегического лидерства Кай-Александер Шлефогт (Ph.D. Oxford) работает штатным преподавателем ВШМ СПбГУ и директором программы Dual Degree Executive MBA ВШМ – HEC-Paris. Он стал третьим иностранцем из 65 постоянных преподавателей.

«Разница между иностранными и российскими преподавателями большая, – считает Юрий Ковалев, который закончил программу MBA «Сколково» в декабре 2010 г. – Иностранцы стараются сделать из выступления шоу, используют интерактивные приемы. Все это повышает усвояемость материала. В мой личный топ-5 преподавателей программы вошли только иностранцы, хотя необходимо учесть, что российских преподавателей на нашем курсе было всего двое».

«В России по-прежнему мало хороших преподавателей, и почти все они ведут занятия в нескольких местах одновременно, – отмечает Маргарита Перепелица, директор Центра международных программ MBA Московской школы социальных и экономических наук РАНХ (программы с Kingston University). – Пока в штате нашей международной магистратуры, открытой осенью 2010 г., нет иностранных преподавателей, но к новому учебному году ситуация, надеюсь, изменится».

Стремится не отстать от международных трендов и Российская экономическая школа (РЭШ), где работают несколько обладателей дипломов ведущих западных вузов российского происхождения и один экспат, по данным ее сайта. «Нанимать иностранцев очень трудно, – говорит Сергей Гуриев, ректор РЭШ. – Только в этом году мы сделали семь предложений о работе, но никто не захотел жить в Москве. К сожалению, сезон найма приходится на зиму, поэтому события на Манежной, отключение электричества в аэропортах, теракт в «Домодедово», да и просто страшный холод сыграли свою роль. Российских профессоров, работающих на Западе, это также раздражает, но для них относительно более привлекательна возможность внести вклад в развитие образования и науки в своей стране».

Для Кай-Александера Шлефогта при переезде в Санкт-Петербург главными критериями были международная репутация самой школы и СПбГУ, а также возможность профессионального роста, особенно в области развития программ для руководителей и научных исследований.

Этими же целями руководствуются 40 молодых перспективных преподавателей и исследователей с западными дипломами, на которых делает ставку Высшая школа экономики (всего в вузе в 2010 г. было 1398 штатных преподавателей). Пять лет назад университет разместил первое приглашение на работу по контракту на три года с возможностью его пожизненного продления, национальность кандидатов не имела значения.

В первые годы приглашение действовало только для преподавателей-экономистов, в 2010 г. оно было распространено на социологов, в этом году – еще и на специалистов по менеджменту. Сейчас вуз планирует ежегодно привлекать двух-трех человек по каждому направлению. «Участвуя в проектах ВШЭ, иностранцы привносят в нашу среду новый опыт интернациональной исследовательской работы, начиная формировать, таким образом, новую академическую среду, это то, к чему мы стремимся», – отмечает Вадим Радаев, первый проректор ВШЭ.

Они и не нужны

Интеграция учебного процесса не обязательно означает, что нужно привозить сюда экспатов, уверены в школе бизнеса «Мирбис». «Это серьезная ответственность – перевезти в Россию преподавателя, и где гарантия, что он интегрируется в новый коллектив? И сколько их нужно ввести в штат, чтобы что-то изменить? – рассуждает Елена Бешкинская, первый проректор школы. – Экспаты привносят в учебный процесс много практически ориентированной информации, технологии обучения, нацеленные на проактивность слушателей. Но они часто не учитывают место и содержание модуля в самом курсе, их программы не регионализированы – носят глобальный характер, студентам не нужен их опыт».

«Мирбис» ежегодно приглашает до 30 зарубежных преподавателей (7–10% от общего состава) для чтения гостевых лекций и школа продолжит развивать этот формат, говорит Бешкинская. Кроме того, в прошлом году 119 человек из стран Европы и США прошли здесь один модуль. В этом году запланировано пять групп слушателей, которым интересно изучить именно российский опыт ведения бизнеса, заключает она.

Экспаты нужны преимущественно на англоязычных программах, которых в России не много, объясняет Сергей Филонович, декан Высшей школы менеджмента ВШЭ. Они рассказывают, как делать бизнес за рубежом в реально рыночных условиях, что интересно далеко не всем слушателям российских программ МВА. К тому же не нужно забывать об огосударствлении экономики: знания из бизнес-школ о том, как функционирует рынок, далеко не всегда можно эффективно применить в России. У нас важнее то, с кем, где и когда ты учился, уверен Филонович.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать