Статья опубликована в № 3045 от 21.02.2012 под заголовком: Амбиции с большой буквы

Ради чего компании нарушают правила русского языка

Зачем в компаниях пишут должности с заглавной буквы, а названия – в виде аббревиатур, даже если они таковыми не являются? Это не просто подражание западным образцам, объясняют эксперты, это защитная реакция
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В нашей документации слова «клиент», «заказчик», «акционер», «директор» мы всегда пишем с заглавной буквы, – признается Владимир Сметанников, консультант консалтинг-центра «Шаг». – Для нас это демонстрация уважения к клиенту, ставшая традицией».

В инвестиционной компании «Велес капитал» писать с большой буквы принято не только слово «генеральный» (таким образом в компании высказывают уважение к человеку и его должности), но даже и слово «департамент». «Для нас это как имя собственное, – говорит Марина Миронова, начальник управления по работе с персоналом. – Например, мы пишем: сотрудник Департамента контроля рисков».

Как пояснили в компании «Капиталъ управление активами», большой твердый знак в слове «капитал» создает у читателей ощущение устойчивости, надежности и стабильности. А заглавная «у» в слове «управление» делает акцент на деятельности компании – на управлении активами.

Все буквы в названии юридической фирмы «Юст» принято писать заглавными, хотя это и не аббревиатура, подтверждает управляющий партнер компании Юрий Пилипенко. В кадровом центре «Юнити» та же практика. «У нас это слово тоже не аббревиатура», – ответили в пресс-службе компании.

Пишут, как хотят

«Я работал во многих компаниях, названия которых согласно их уставным документам писались заглавными буквами, – рассказывает Дмитрий Назаркин, Директор по связям с общественностью ЗАО «Группа капиталъ управление активами». – Логика простая: большой – значит, достойный внимания. Это своего рода сигнал потребителю и конкурентам: на арену выходит игрок с большими амбициями».

Обладатели бренда вольны как угодно играть словами и шрифтом, если речь идет о названиях, отмечает Радислав Гандапас, до недавнего времени совладелец и ведущий тренер компании «Ораторика». «Например, само по себе слово «бизнес-драйв» пишется через дефис, но если это название компании, то можно написать и «БизнесДрайв», – поясняет Гандапас. – Почему нет? В данном случае это особенность бренда».

Что до статуса менеджера, то здесь вступают в игру другие правила. «У российских менеджеров какая-то особенная любовь к должностям, – усмехается Руслан Шатохин, гендиректор и совладелец медицинского центра «Оне шаден». – Я, например, встречал такие варианты, как Директор Дирекции, Председатель Правления, Главный Специалист. Если иностранца обычно интересует функционал и уровень полномочий позиции, то для россиянина чем заковыристей название должности, тем лучше».

Компании, которые сотрудничают с западными партнерами и принимают на работу экспатов, используют западную манеру написания должностей, объясняет Сметанников любовь российских компаний к заглавным буквам. В деловой культуре европейских компаний уже давно принято писать высокие позиции аббревиатурой и с большой буквы, напоминает он: CEO (Chief Executive Officer) – главный исполнительный директор, CFO (Chief Financial Officer) – финансовый директор, COO (Chief Operating Officer) – главный операционный директор.

«В документах многих российских компаний принято, например, вместо полного названия «начальник службы управления персоналом» писать НСУП, а вместо «директора региональных центров» – ДРЦ», – делится своими наблюдениями Шатохин. При расшифровке таких аббревиатур пишут на английский манер все слова в названии должности с заглавной буквы, отмечает он.

Это неправильно, обращают внимание лингвисты. В русском языке слова расшифрованной аббревиатуры все равно должны писаться со строчных букв, а в случае названий с прописной пишется только первое слово: например, МГУ – Московский государственный университет, напоминает Максим Кронгауз, профессор, заведующий кафедрой русского языка Института лингвистики РГГУ.

Уязвленный нарцисс

В наш виртуально-компью­терный век личность человека все больше приобретает электронные очертания: мы узнаем друг о друге не из обычного общения, а рассматривая персональные страницы в интернете, делится соображениями Андрей Россохин, завкафедрой психоанализа и бизнес-консультирования НИУ «Высшая школа экономики»: «Контуры «я» размываются, смешиваются. «Я» живое и человеческое превращается в корпоративное. Наша эпоха забирает у человека и самую последнюю возможность проявить себя индивидуально – его подпись, так как она становится электронной».

Потеря индивидуальности при этом часто выгодна бессознательным комплексам человека, обращает внимание психоаналитик: они получают больше материала для строительства защитного образа «я» – можно играть с названием должности, компании, логином.

«Если у человека было бессознательное чувство нарциссической уязвленности, неуверенность в своих реальных силах и потенциале, то раньше, в своей чернильной подписи, он, не осознавая этого, стремился увеличить свое «я» за счет очень больших заглавных букв, – поясняет Россохин. – Казалось бы, в электронном тексте-подписи это становится невозможно, так как ФИО автоматически и унифицированно должны писаться с большой буквы. Но это не так. Тот же способ нарциссической компенсации бессознательно используется во второй, дополнительной, части подписи – в названии должности или компании. Ты уже не просто «ты», а сама компания в целом. И чем больше (выше) ты сделаешь свою компанию, тем важнее ты сам».

«Не следует забывать, что заглавные буквы носят агрессивный характер, их обилие может говорить о том, что пишущий обращается к вам на повышенных тонах», – предупреждает Гандапас».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more