Менеджмент
Бесплатный
Татьяна Мартьянова
Статья опубликована в № 3050 от 29.02.2012 под заголовком: Университетская революция

Николя Саркози покончил с привилегированным образованием

В этом году во Франции должна завершиться перестройка системы высшего образования: вместо трех сотен вузов появится дюжина укрупненных университетов. Они должны стать мировыми лидерами в подготовке специалистов и научных исследованиях, рассчитывает администрация Николя Саркози и обещает потратить на реформу 22 млрд евро
LIONEL CIRONNEAU / AFP

В конце февраля правительство Франции определило вторую волну вузов, которые получат финансирование по программе реформирования высшего образования на создание образовательных кластеров Initiatives d’Excellence (Idex). В эти центры, задуманные кабинетом Николя Сарокози в 2008 г. по типу Кремниевой долины, объединяются финансируемые государством университеты, привилегированные вузы, а также центры НИОКР. Год назад в схему Idex уже вошли Universitе de Bordeaux (образуется слиянием восьми институтов и университетов), Universite de Strasbourg (до этого три университета) и Paris Sciences et Lettres (войдет 13 институтов) – для них были сформированы эндаумент-фонды в 1 млрд евро, каждый из которых должен обеспечивать ежегодные поступления доходов в 40 млн евро. В феврале были названы еще пять Idex: Sorbonne Universites, Sorbonne Paris Cite, L’Universite de Paris‐Saclay, Aix-Marseille и l’Université de Toulouse.

Схема Idex – основная часть реформы системы высшего образования, науки и специализированных школ, проводимая правительством Николя Саркози. В результате во Франции планируют сократить количество университетов с 87 до 10. Так, в Idex Sorbonne Universites войдут четыре университета, Muséum d’Histoire naturelle и школа бизнеса INSEAD, а в кластере Sorbonne Paris Cite восемь участников. «Зато новые центры займут лидирующие места на мировом рынке, образовав французскую «Лигу плюща» – «Лигу Сорбонны», – рассказал «Ведомостям» Лоран Вокье, министр образования и науки Франции, отвечающий за реформу. – Мы хотим серьезно потеснить США и Великобританию в образовании и рассчитываем добиться успеха гораздо быстрее, чем в Столетней войне».

Конец эпохи grandes ecoles

Ситуация во французском высшем образовании в последние несколько десятилетий складывалась парадоксальным образом. Сохранение государственной гарантии бесплатного обучения вело к стремительному росту студентов: в 1946 г. было 123 000 студентов, в 1970 г. – 850 000, в 1980 г. – 1,2 млн, в 1998 г. – 2,1 млн, в 2011 г. – 3 млн. Подавляющее большинство – более 2,5 млн – учится в публичных университетах без оплаты обучения и каких-либо вступительных экзаменов, около 15% из них – иностранцы, в основном из Африки.

Вслед за ростом числа студентов увеличивались и расходы государства на высшую школу, но с отставанием. В результате в начале XXI в. Франция тратила 7200 евро в год на одного студента, в то время как в среднем по Европе – 9000 евро, говорит социолог Вера Бунина, доцент МГИМО.

В последние годы для многих стало очевидно, что система высшего образования находится в кризисе. «Даже для Франции проблема – дать этой огромной армии студентов нужные по количеству и качеству аудитории», – констатирует Эдуар Юсон, вице-ректор Paris Universities, созданного в результате слияния 12 парижских университетов в начале этого года. «Другая проблема – у нас слишком много мелких провинциальных университетов, которые создавались в 20-е гг. прошлого века (на 2007 г. во Франции было 87 университетов и 225 разных вузов – ecole superieure). «Некоторые университеты по сути своей скорее факультеты, предлагающие подготовку в рамках узкой специализации, а их преподаватели имеют очень низкий уровень международных контактов, – продолжает Юсон. – Они вообще не университеты в общемировом понимании этого слова, которое предполагает универсальность».

В одном из авторитетных рейтингов мировых университетов, Шанхайском, который составляет Институт высшего образования Шанхайского университета Цзяо Тун, первый французский появляется на 40-м месте – Universite Paris-Sud.

Но во Франции есть учебные заведения, хорошо известные в мире: Haute Ecole de Commerce (HEC Paris) несколько лет удерживает первое место среди европейских школ менеджмента по версии Financial Times. Высокие места занимают школы бизнеса Haute Ecole de Commerce du Nord (EDHEC), Ecole Superieure de Сommerce de Paris (ESCP), Ecole de Management de Lyon (EM Lyon). Все они grandes ecoles – престижные вузы Франции, прием в которые проводится на основе конкурсных экзаменов. Для поступления необходимо окончить специальную двухлетнюю подготовительную программу, но по академическому уровню и социальному престижу эти школы стоят выше университетов, открывая прямой путь в элиту общества. Здесь учатся дети состоятельных людей и только 4,7% слушателей из малообеспеченных семей.

Выпускник юридического факультета университета Paris X Nanterre Николя Саркози – редкий французский политик топ-уровня, не имеющий диплома специализированной школы по подготовки госслужащих Ecole Nationale d’Administration. Не удалось ему закончить и другой привилегированный вуз – Institut d’Etudes Politiques de Paris: он провалил экзамен. По иронии судьбы основной мыслью его реформы высшего образования стала борьба с неравенством в распределении бюджетных средств между grandes ecoles и публичными университетами: в первых учатся единицы, но на них тратилась основная часть бюджетных средств, выделяемых на образование. Придумав кластеры Idex, в которые должны войти почти все grandes ecoles, а также парижские и лучшие региональные университеты, правительство ликвидирует элитные школы как таковые. Не вошедшие в кластеры университеты и школы должны найти свою специализацию в самое ближайшее время, советует Юсон.

HEC Paris стала резидентом кластера L’Universite de Paris‐Saclay, отобранного правительством в программу госфинансирования Idex в феврале этого года. Помимо нее в этот центр вошли два университета (в том числе Universite Paris‐Sud), еще девять привилегированных школ (в том числе Ecole Polytechnique) и семь исследовательских лабораторий. В результате через два года на рынке появится шесть школ. Но HEC Paris и сейчас многие могли бы позавидовать: иностранных студентов на ее программе MBA 85%, на магистратуре по менеджменту – 26%, иностранных профессоров в штате – 56%. Зато в Idex у HEC Paris есть шанс стать настоящим мультидисциплинарным университетом, говорит Бернар Раманантсу, декан HEC Paris. За последнее время школа заключила 21 соглашение о мультидисциплинарных партнерских программах, например с Freie Universitat Berlin (программа Master in Public Policy & Management), с Universidad Politecnica de Madrid и Universidad Politecnica Superior de Cataluna (магистерские программы Technology/Management, Law/Management). После слияния школа предложит мультидисциплинарные дипломы собственного образца. Спрос на такие программы растет у молодых людей, планирующих стать предпринимателями, говорит декан.

В образовании Universite de Strasbourg и University de Bordeaux, попавших в первую волну Idex, также участвовали привилегированные школы.

Беспрецедентные меры

Правительство обещало потратить 22 млрд евро на трансформацию высшего образования, сделав укрупненные университеты полноценными участниками исследований и подготовки нужных бизнесу кадров. Около половины запланированных на реформу средств – 11 млрд евро – пойдет на организацию новых программ подготовки студентов, из них 7,7 млрд евро – в укрупненных университетах. Еще 5 млрд евро тратится на создание 12 новых университетских комплексов в Париже и регионах. На организацию и стимулирование научно-исследовательской деятельности выделяется 7,9 млрд евро.

Основные фигуранты реформы будут названы до конца лета 2012 г., но участники кластеров Idex будут проходить организационный этап до 2014–2015 гг. После этого оценка деятельности университетов будет осуществляться по количеству публикаций преподавателей, количеству выпускников, получивших дипломы и устроившихся на работу, а университеты с низкой оценкой будут получать меньше дотаций. Правительство не собирается совсем отказываться от поддержки образования и науки, но рассчитывает, что в дальнейшем университеты смогут зарабатывать деньги и сами – на конкурентоспособных программах обучения и исследованиях для компаний. «Президенты университетов получили полную финансовую автономию, они теперь могут сами решать, какие исследования проводить и за чей счет, они могут управлять своим бюджетом и недвижимостью, а также создавать фонды, в том числе совместно с предприятиями, что означает приход частного капитала в государственный до этого сектор. Все это беспрецедентные меры, которые потребуют от президентов университетов стать менеджерами», – говорит Лоран Вокье.

Idex L’Universite de Paris‐Saclay располагается на территории технозоны Paris‐Saclay Campus, где уже живет и работает 30 000 сотрудников разных научных лабораторий и промышленных предприятий. В Idex будет еще 47 500 студентов. Бернар Раманантсу не сомневается, что университетские студенты и исследования будут востребованы бизнесом.

Стоимость обучения также вырастет, но насколько, официально никто сказать не берется. «Хорошее образование во всем мире стоит дорого, – говорит министр. – Французскому среднему классу стоит начать откладывать на обучение своих детей».

Правительство пересматривает и свою политику в отношении иностранных студентов. «Мы не можем больше оплачивать получение у нас диплома не самым перспективным иностранным студентам и будем менять либеральную прежде визовую политику в их отношении», – добавляет Вокье.

Смена элит

Как бы ни закончились президентские выборы во Франции в этом году, реформу не остановить, уверен Эдуар Юсон. У нее было много противников, но сейчас активных сторонников – уже около 20% преподавателей и ученых, занятых в системе образования, и абсолютно все понимают, что с образованием нужно что-то делать, вопрос – что. Конечно, реформа по Саркози может лишить работы несколько сотен ученых и преподавателей, а плата за обучение вырастет, но это несопоставимая плата за рост конкурентоспособности французского образования и экономики, не сомневается Юсон.

Но, по мнению президента Universite Paris Ouest Nanterre La Defense Бернадет Мадефон, реформа может привести в росту прикладных исследований в ущерб фундаментальным, потому что эффективность университетов будет оцениваться по востребованности выпускников и исследователей компаниями.

«Французские политики наконец-то поняли, что будущее в образовании за прикладными исследованиями и мультидисциплинарностью, но деньги и программы не заменят особой среды, которая и определила успех Кремниевой долины», – говорит Кеннет Миккельсен, независимый консультант по менеджменту, руководитель компании Controverse.

Реформа университетов, новое регулирование социальной мобильности и миграционных процессов в сфере высшего образования – все это говорит о стремлении политических кругов современной Франции создать механизмы формирования новой элиты международного уровня, способной разрабатывать и применять кросс-культурные стратегии управления, уверена Вера Бунина.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать