Как продавать пленочные камеры в эпоху цифрового фото

Двадцать лет назад австрийцам Маттиасу Фиглю и Вольфгангу Штранцигеру случайно попал в руки дешевый советский фотоаппарат ЛОМО. На его основе они построили бизнес, оборот которого достиг $40 млн и продолжает расти на 30% в год

Принадлежность человека к тому или иному поколению может определяться по тому, как он воспринимает процесс заправки 35-миллиметровой пленки в фотоаппарат, говорит Маттиас Фигль, основатель австрийской компании Lomography, которая производит фотоаппараты традиционного, аналогового типа. «Когда вы показываете такой аппарат 30- или 40-летним, они восклицают: да это же можно сделать в цифре, лучше использовать Instagram! – поясняет Фигль. – Другое дело молодые люди, выросшие на цифровых технологиях. Когда они видят фотопленку, то говорят: ого, это что-то новенькое!»

Lomography работает под девизом «Аналоговое будущее». Штаб-квартира компании расположена в Вене, а ее годовой оборот достиг $40 млн. Фигль основал ее почти 20 лет назад вместе со своей женой Салли Бибауи и другом детства Вольфгангом Штранцигером. «Многие компании жалуются, что их целевая аудитория стареет, – говорит Фигль. – У нас проблема как раз обратная. Сами мы стареем, а аудитория становится все более и более юной».

Lomography решает проблему, нанимая молодежь из клиентского сообщества. Сейчас в компании трудятся 350 человек, и большинству из них меньше 30. Lomography построила бизнес на тех возможностях фотографирования, которые пока недоступны цифровым камерам, например использовании двойной экспозиции для получения «призрачного» эффекта, фотографировании на просроченную пленку и т. п. В прошлом году компания продала 500 000 камер и 2 млн катушек пленки. По словам Штранцигера, в течение последних пяти лет обороты росли ежегодно на 30%.

Мысль о создании такой фирмы пришла в голову Фиглю еще в 1991 г. Будучи в Праге, он зашел в фотографический магазин и увидел карманный фотоаппарат, выпущенный Ленинградским оптико-механическим объединением (ЛОМО). Фотоаппарат «ЛОМО-компакт» выпуска 1984 г. стоил всего 10 руб. Фигль купил 10 штук. Камера очень понравилась ему и его друзьям – она позволяла делать высококонтрастные снимки с яркими цветами. Предприниматели зарегистрировали некоммерческую организацию Lomographic Society International, получившая в Вене бесплатное пространство для демонстрации своих фотографий. Чтобы добыть необходимые средства, компаньоны ездили на Восток, покупая камеры для дальнейшей перепродажи. Всем троим надо было строить карьеру: Фигль был активистом партии зеленых, Штранцигер готовился стать юристом, Бибауи занималась архитектурой. Участие в выставках в Москве и Нью-Йорке давало им возможность напоследок попутешествовать. А когда они вернулись в Вену, то обнаружили горы факсов с заказами от желающих купить продукцию ЛОМО. Как оказалось, люди узнавали о компании из телерепортажей о фотовыставках. Некоммерческая организация превратилась в полноценную компанию под названием Lomography (хотя старое название Lomographic Society International часто упоминается в разговорах с клиентами).

Получив банковский кредит, предприниматели заключили с ЛОМО эксклюзивное соглашение о глобальном продвижении продукции. Руководство ЛОМО было радо возможности избавиться от складских залежей старых фотоаппаратов и запчастей. «Они заявили, что с этим направлением покончено, что продолжать его не имеет смысла, – вспоминает Штранцигер. – А мы стали молодой компанией с одним-единственным продуктом, который больше нигде нельзя было достать. Спустя год нас поразил мегакризис».

При поддержке австрийского консульства предприниматели добились встречи с директором ЛОМО Ильей Клебановым и председателем Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Владимиром Путиным. «Путин был очень разговорчив, много шутил», – вспоминает Фигль.

Путин решил, что развитие производства камер будет выгодно городу, и предложил ЛОМО налоговые льготы при условии, что австрийцы согласятся платить хорошие деньги за эту продукцию. Предприятие заново наняло 300 специалистов, производство возобновилось и продолжалось до 2005 г. Потом ЛОМО заявило, что камерами больше заниматься не будет, и передало партнерам всю необходимую документацию.

Lomography нашла китайских инженеров, сумевших воссоздать российские фотоаппараты (причем было решено не исправлять недочеты российских разработчиков). Сейчас в Гонконге работает команда, разрабатывающая новые модели на основе винтажных проектов. Новейшая модель – Lomokino, кинокамера с механическим ручным управлением, позволяющая снимать на 35-миллиметровую пленку.

Основой бизнеса Lomography остается аналоговая фотография, но еще в 1998 г. компания стала одним из пионеров фотохостинга: сервис Flickr появился лишь спустя пять лет. Сейчас сайт компании представлен версиями на 25 языках, на него приходится около 20% всех продаж компании. Пять лет назад была создана сеть магазинов, действующая в крупных городах многих стран. Сеть обеспечивает Lomography треть всех продаж, скоро должен будет открыться ее 36-й магазин. Покупателям предлагаются творческие мастерские, выставки, площадки для семинаров: компания стремится развивать дух сообщества, зародившегося еще в эпоху Lomographic Society. А камеры – в каком-то смысле лишь приложение к этому.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать