Как выделиться среди многочисленных производителей социальных игр

Американец Уилл Харбин увлекся созданием видеоигр еще в школе, но воплотить идеи в жизнь ему удалось лишь через много лет. Сейчас основанная им компания Kixeye разрабатывает игры для социальных сетей, а выручка по итогам 2012 г. может превысить $100 млн

Добро пожаловать в компанию Kixeye. Вы нигде не найдете более скверного и никудышного места», – сердито огрызается виртуальный администратор, когда вы кликаете на колокольчик, чтобы открыть сайт компании – производителя онлайновых игр.

Требуется охрана

При входе в реальный офис компании в Сан-Франциско надеешься на более мягкий прием. К примеру, здесь не хочется видеть застекленные, переполненные оружием шкафы, которые можно лицезреть в интернет-офисе компании. Но при выходе из лифта улавливаешь жутковатые, грохочущие звуки и идешь по коридору, тускло освещенному красными лампочками. В конце тебя ждет охранник в камуфляжной форме с пистолетом «Глок» 45-го калибра в кобуре на боку. Он проверяет документы и только потом допускает чужаков во внутренние помещения компании.

Уилл Харбин, гендиректор Kixeye, подтверждает: пистолет у охранника настоящий. «У нас есть очень увлеченные играми пользователи. Одни посетители самостоятельно проникли в наш старый офис в поисках человека, с кем они могли бы поговорить. Нас это заставило понервничать», – сказал он. «Что происходит в голове у человека, который садится в самолет и преодолевает тысячи миль только для того, чтобы с тобой поговорить?» – спрашивает он.

Zynga собирает урожай

Kixeye разрабатывает так называемые массовые многопользовательские онлайн-игры. «Наше главное достижение в том, что мы доказали: для успеха в Facebook необязательно выпускать cтереотипные игры в стиле Ville (игры в управление городами), как это делает Zynga», – говорит Майк Томпсон, ведущий автор сайта Inside Social Games.

Дизайн и атмосфера офиса Kixeye резко отличаются от штаб-квартиры Zynga, которая находится в более фешенебельной того же Сан-Франциско. Zуnga разрабатывает такие игры, как Farmville и Cityville, где игроки убирают урожай, строят города и собирают пазлы. Поэтому при входе в офис компании попадаешь в хижину, смоделированную в стиле хижины из игры FrontierVille. Далее в высоком холле видишь сотрудников, прогуливающихся с собаками.

Дизайн и атмосфера офиса Kixeye должны вызывать у посетителя ассоциации с космическим кораблем, где обитает Зло, или с подземным бункером, где правительство прячет секретные объекты.

Сам 35-летний Харбин производит впечатление более серьезного и ориентированного на бизнес человека, чем Марк Пинкус, основатель Zynga. Пинкус носит футболки и джинсы. А Харбин одет в светлый пиджак, из нагрудного кармана которого торчит чистый платок. На подносе стоит односолодовый виски «Макаллан», а не столь типичные для начинающих компаний соки и безалкогольные напитки.

Zynga и Kixeye и в самом деле «полные противоположности», говорит Харбин.

«Zynga идет по пути упрощения, – говорит он. – Их девиз таков: в онлайн-игру должна суметь сыграть даже старая бабушка. А мы совсем не хотим, чтобы наши бабушки и мамы играли в эти игры».

Компания Kixeye была основана в 2010 г. Для Харбина это своего рода возвращение к самому первому в его жизни увлечению. Еще в детском саду, будучи шести лет от роду, он программировал компьютеры Apple 2. А в школе и университете занимался разработкой новых видеоигр. Но заинтересовать продюсеров ему тогда не удалось, и он решил прекратить бесплодные попытки.

Шесть лет назад Харбин вновь вернулся в мир компьютеров, устроившись в компанию Affinity Labs, которая занималась созданием профессиональных интернет-сообществ. Однако менее чем через год после запуска Affinity Labs купил за $60 млн рекрутинговый сайт monster.com. Харбин проработал там еще два года, но соблазн заняться вновь любимым делом был велик, тем более что бурный рост социальных сетей предоставлял массу новых возможностей: «Игры, которые я видел на Facebook, никуда не годились. Они явно не предназначались для мужской аудитории. Поэтому я задумался о том, как создать собственную компанию по производству видеоигр».

Харбин познакомился с Дэйвом Скоттом и Полом Прислосом, которые пытались запустить бизнес-проект Casual Collective, но дело у них не пошло. «Им нужен был лидер и хороший управленец. Мы решили объединить усилия и открыть компанию Kixeye», – вспоминает предприниматель.

В этом году выручка Kixeye должна, по прогнозам, достигнуть более $100 млн. Конечно, это очень мало по сравнению с $1,2 млрд, которые планирует заработать Zynga.

Поначалу в Kixeye работало всего три человека, теперь же число штатных сотрудников перевалило за 250. И это число растет на 20 человек в месяц.

«Пока у нас не было ни одной осечки», – говорит Харбин, словно сняв на секунду с себя маску серьезного бизнесмена.

Стартовать компании помогли венчурные инвестиции в $22 млн от Lightspeed Venture Partners и Trinity Ventures. Но сейчас Kixeye приносит прибыль.

Играть в игры Kixeye можно бесплатно, однако пользователи могут заплатить, если хотят быстро переместиться на более высокий уровень в какой-либо игре. Тем не менее игры разработаны так, что те, кто платит, необязательно выигрывают. Харбин относит себя к этой последней группе игроков. Он посвящает онлайн-играм 2–3 часа в день. Таким образом он тестирует их на самом себе.

Kixeye уже утвердилась в сети Facebook, но не собирается останавливаться на достигнутом. В ближайших планах запуск собственной игровой платформы для 3D-игр. Этот шаг выведет компанию на новый рынок, где она вступит в борьбу с куда более крупными конкурентами в Европе и Азии. Ее соперниками станут Bigpoint, Nexon и Sony.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать