Менеджмент
Бесплатный
Валерий Кодачигов

Как выживают в столице малые телекоммуникационные операторы

Рынок проводной связи в Москве рос по принципу снежного кома: маленькие компании, подключавшие к интернету 2–3 дома, выходили на уровень микрорайонов, затем «слипались» в сети районного и окружного масштаба, потом поглощались крупнейшими игроками. Но множество операторов второго эшелона оказались за гранью этого центростремительного процесса и до сих пор успешно работают рядом с конкурентами федерального масштаба
М.Стулов / Ведомости

Лет семь назад автор этой заметки решил подключить себе выделенный доступ в интернет. Переговоры с представителями МГТС, крупнейшего поставщика этой услуги, ни к чему не привели. «А почему у вас номер телефона оформлен не на вас?» – поинтересовалась по телефону сотрудница оператора. На том и расстались.

В шесть часов вечера в субботу в лифте я прочел объявление о том, что в моем районе появился небольшой интернет-провайдер, – и сразу же из лифта позвонил в службу техподдержки. А еще через полчаса двое сотрудников оператора уже подключали мою квартиру к интернету. В этом – одно из отличий небольших провайдеров от крупных.

Страсть к поглощениям

В конце 1990-х – начале 2000-х гг. в Москве и ее окрестностях существовало свыше 200 компаний районного масштаба, в розницу продававших доступ в интернет, а также операторов связи для бизнеса, ориентировавшихся на узкий, но устоявшийся круг корпоративных пользователей телефонии и передачи данных. Теперь таких компаний не больше 50, а заметны на рынке и вовсе порядка 10, отмечает Михаил Решетов, генеральный директор оператора West Call, занимающегося как розничным интернет-доступом и телефонией, так и предоставляющего услуги бизнес-связи. Кого-то купили конкуренты, кто-то ушел с рынка сам, не выдержав появления в своем микрорайоне более крупных, финансово и технологически обеспеченных операторов, уточняет он.

По классификации исполнительного директора провайдера «Горком» Алхаса Мирзабекова существует четыре типа малых операторов. Первые так и живут в пределах своего района, стагнируя под давлением более крупных и успешных конкурентов. Операторы второго типа (к ним можно отнести, собственно, «Горком») не смогли привлечь финансирование, но приспособились к быстро меняющейся внешней среде, смогли закрепиться на рынке и порой растут быстрее его. При этом их создатели остались полноправными владельцами бизнеса. Провайдеры третьей категории привлекли инвесторов, но остались при управлении бизнесом (это, например, West Call, 70% которого контролирует фонд Russia Partners), продолжает Мирзабеков.

Владельцы операторов четвертого типа, развив бизнес, с большой выгодой перепродали их крупным операторам (например, провайдер Netbynet в 2011 г. был приобретен «Мегафоном» за $270 млн).

Органический рост доходов московских компаний фиксированной связи составляет в среднем около 10% и покупка компаний с действующими абонентами – эффективный путь развития, считает Решетов. По его словам, за свою 16-летнюю историю West Call приобрела 17 компаний по всей России. Последняя сделка состоялась в 2011 г. West Call приобрела группу 7Sky, а вместе с ней – около 50 000 пользователей интернета в Москве и Подмосковье, ее розничная абонентская база сразу увеличилась вдвое.

Сколько стоят души

В 2007 г. Мирзабеков и его партнер Алексей Запорожец продали провайдера «Корпорация.EХЕ», работавшего на востоке и юго-востоке Москвы, «Акадо» (тогда – Renova Media) Виктора Вексельберга и Юрия Припачкина. Стоимость «Корпорация.ЕХЕ» в пересчете на каждого отдельно взятого абонента составила $600 – партнеры установили рекорд, побить который впоследствии не удалось почти никому. Вырученные и заемные деньги они вложили в новый проект – «СУ-29 – телеком», небольшого оператора на юго-западе Москвы. Тогда Запорожец не скрывал, что покупает компанию для последующей перепродажи – планировалось, что стоимость каждого абонента превысит $1000. Это казалось реалистичным – ведь еще в начале 2008 г. инвестиционные аналитики предсказывали, что в России абонент широкополосного доступа через год-два будет стоить $2000 и более, вспоминает Мирзабеков.

Планы Запорожца и Мирзабекова спутал кризис 2008 г. – о продаже абонентов по заоблачным ценам пришлось забыть. Партнеры стали развивать бизнес «СУ-29 – телеком», строя сети в новых районах и скупая окрестных провайдеров. На их базе они создали нового оператора – «Горком». Сейчас он представлен практически во всех новых микрорайонах Московской области – оператор уже подключил и в ближайшее время планирует подключить к своим сетям более 2 млн кв. м жилой недвижимости в регионе, говорит Мирзабеков. Такая стратегия позволяет расти быстрее рынка, уверен он.

По данным AC&M-Consulting на конец 2011 г., «Горком» обслуживал почти 79 000 абонентов, что сопоставимо с населением небольшого российского районного центра.

Власть на связи

На стоимость бизнеса провайдеров, их доходы и в конечном итоге тарифы не в последнюю очередь влияют отношения малых компаний с властями: федеральными, муниципальными и даже районными, отмечают опрошенные «Ведомостями» представители операторов. Например, в первой половине года небольшие компании, кабели которых исторически прокладывались между крышами домов, с ужасом ждали: заставят их убирать проводное хозяйство под землю или нет. Прецеденты, когда воздушные линии связи, «портившие» облик городов, срезались по распоряжению властей, уже были известны – так, например, происходило в Казани и Екатеринбурге.

Аренда 1 км подземной канализации стоит от $1500 в год, а под землю придется закапывать тысячи километров кабеля, сетовал представитель одного из операторов. Для многих небольших компаний это обернется разорением, признавал он. Слава богу, до резки проводов в Москве пока не дошло.

Московское правительство не отказалось от планов переноса воздушных коммуникаций под землю, заявил руководитель департамента информационных технологий мэрии Артем Ермолаев. Но для этого необходима глубокая инвентаризация имеющихся в городе «воздушек», в том числе выявление бесхозных кабелей, говорит он. По словам Ермолаева, справиться с этой работой без поддержки бизнеса и населения будет крайне сложно и инвентаризация займет не один год. Но незаконно кабели снимать никто не будет, подчеркнул Ермолаев. Тарифы небольших провайдеров могут быть в несколько раз ниже, чем у крупных, – зачастую за счет использования незаконно проложенных с крышу на крышу линий, добавил он.

Курьезы профессии

В какой-то момент в «Горком» с жалобами начали обращаться абоненты, якобы пытавшиеся подать заявки в службу техподдержки и получавшие отказ в грубой форме. Причем записи разговоров ни о чем подобном не свидетельствовали, рассказывает Мирзабеков. Загадка разрешилась после того, как в «Горком» пожаловались представители одной из российских силовых структур. Они искренне не понимали, почему люди стали просить по телефону одного из ее сотрудников настроить им компьютер, подключить интернет от «Горкома» и т. п. Выяснилось, что телефон службы техподдержки провайдера на одну цифру отличался от телефона, принадлежащего спецслужбе. В итоге номер пришлось менять – естественно, не силовикам.

Москва необъятная

Именно масштабы Москвы в сочетании с более гибким подходом к подключению и обслуживанию клиентов позволяют небольшим операторам выживать как классу. За последние годы в Москве не произошло никаких более или менее значимых сделок в этом сегменте: крупнейшие операторы – по крайней мере, на какое-то время – перестали расти в столичном регионе за счет слияний и поглощений, констатирует гендиректор универсального оператора «Наша сеть» Эльдар Разроев, в прошлом занимавший пост президента «Евросети», а позже – крупного альтернативного оператора «Межрегиональный транзит телеком».

Но работать продуктивно на рынке округа или даже района можно – по численности населения многие из них сопоставимы с российскими городами-миллионниками, отмечает он. Разделить с оператором лидерские позиции в микрорайоне и даже доме, где ему принадлежит первое место, непросто, уверяет Решетов. «Если у вас в многоквартирном доме подключено менее 15 квартир, с приходом более сильного конкурента вы можете лишиться части этого микрорынка, – рассуждает он. – Но если подключено более 30 квартир, подвинуть провайдера будет непросто. Для удержания доли рынка нужна определенная критическая масса подписчиков».

На рынке бизнес-связи иные законы: в Москве и Подмосковье постоянно растет число бизнес-центров, торговых комплексов и т. п., нуждающихся в услугах связи, отмечает Решетов. Кроме того, примерно половина вновь подключенных корпоративных клиентов – это перебежчики из других компаний связи. Компании меняют операторов в большей степени в связи с переездом и невозможностью пользоваться услугами старого оператора, а также если недовольны тарифами или качеством связи, резюмирует он.

Будущее в облаках

Небольшим операторам есть что противопоставить крупным телекоммуникационным компаниям – совершенствование цифровых технологий и снижение стоимости владения ими во многом нивелировало инфраструктурное превосходство «гигантов», добавляет Разроев. Раньше, чтобы организовать, например, телефонную связь в офисном центре, требовалось смонтировать там мощную офисную АТС, построить каналы связи и т. п., что было по силам и по карману не каждому оператору, напоминает он. С переходом на IP-технологии эти функции, а также многие дополнительные опции умещаются в небольшой системный блок, многие из программ для которого пишутся прямо в компании, говорит он.

Зарабатывать на расширенном функционале современных информационных систем пытается, например, «Манго телеком». Компания изначально специализировалась на услугах бизнес-связи, а также на карточной IP-телефонии, причем не только для частников, но и для предприятий. Но с карточной телефонией пришлось покончить в 2003 г. – во-первых, развивать этот бизнес не позволял новый закон «О связи», а во-вторых, огромная конкуренция на рынке «интернет-междугородки» делала сервис низкорентабельным, объясняет гендиректор «Манго» Дмитрий Бызов. Тогда компания полностью сосредоточилась на виртуальных телекоммуникационных сервисах. Сейчас «Манго» занимается облачной телефонией и основанными на ней бизнес-приложениями. Работает это так: у клиента есть только выход в интернет, а собственно телефонные номера, коммутатор, системы голосовой поддержки клиентов (IVR), анализа и записи разговоров и проч. размещены на технической площадке провайдера, соответственно, покупать и устанавливать все это в офисе подписчику не нужно. Расходы на приобретение, содержание и эксплуатацию «железной» офисной АТС на порядки выше, к тому же умеет она гораздо меньше облачной, утверждает Бызов. «Например, если в вашем бизнес-центре нет свободных номеров, вам придется дополнительно покупать их у оператора, в облаке же такая проблема просто невозможна», – уверяет он.

В Москве у «Манго» сейчас около 20 000 клиентов (в основном это предприятия малого и среднего бизнеса). С 2011 г. филиалы «Манго» начали открываться в крупнейших российских городах. По словам Бызова, в Московском регионе компания ежемесячно подключает около 1000 новых предприятий.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать