Статья опубликована в № 3265 от 16.01.2013 под заголовком: Заменить незаменимого

Если «уникальный» сотрудник стал неуправляем, лучше как можно скорее найти ему замену

Если незаменимый сотрудник позволяет себе вольности – от зарплатного шантажа до грубости с клиентами, задумайтесь: возможно, его незаменимость существует лишь у вас в голове. И тогда нужно срочно проверить догадку делом
М. Стулов / Ведомости
В плену иллюзии. Юрий Пахомов

консультант и партнер консалтинг-центра «Шаг». «Когда уникальный сотрудник становится неуправляемым, лучше постараться как можно скорее найти ему замену. Сегодня ситуация на рынке труда такова, что подобрать кандидатов с нужной квалификацией и опытом практически под любую вакансию можно за несколько дней. За минувший год нам удалось заполнить десятки вакансий на должности высших менеджеров разных специализаций и в самых разных отраслях. Мы сами не подозревали, насколько это просто. Не подозревают об этом и многие владельцы, в чем кроется суть проблемы незаменимых».

У моего cына бронхиальная астма, и в прошлом году мы встали на учет к местному пульмонологу, который, как оказалось, единственный в городе детский специалист, – рассказала жительница подмосковной Электростали. – Врач, осмотрев ребенка, велела прийти к ней в момент приступа. А когда приступ случился и мы с сыном, с трудом записавшись на прием, пришли, нас буквально выдворили из кабинета. Аргумент был такой: я сегодня как пульмонолог работаю до 14.00, сейчас 14.10 – я уже работаю как реабилитолог, уходите. Заведующая поликлиникой, к которой мы обратились, пыталась врача усовестить, но в ответ услышала: пусть пишут жалобу».

«Отказ пациенту – это ЧП и для нас, например, исключительный случай, невозможный без решения главврача, – прокомментировал ситуацию Руслан Шатохин, гендиректор частного медицинского центра «Оне Шаден». – На встречах с врачами и пациентами мы подчеркиваем особый статус главврача».

В свою очередь, заведующая той самой детской поликлиникой в Электростали пояснила, что когда-то сама находилась в подчинении у нынешнего пульмонолога и теперь никак не может повлиять на женщину: смена ролей произошла, а понимание того, кто главный, – нет.

По словам адвоката Марии Ан (занимается адвокатской деятельностью в сфере медицины), жалоба на врача, который работает в госучреждении – это всегда жалоба на больницу: отвечать за случившееся по российскому законодательству будет юридическое лицо. Но главврач вправе потом вынести выговор сотруднику, лишить его премии, применить любое другое дисциплинарное взыскание в соответствии с Трудовым кодексом. В случае несогласия врача пойти навстречу человек вправе также обратиться в суд, обращает внимание адвокат.

«Давно доказано, что государство – неэффективный собственник, – говорит Дмитрий Юрченко, один из основателей проекта «Кнопка жизни». – Госструктуры не умеют мотивировать людей – это машина, которая их использует. Взамен сотрудники платят нелюбовью к этой структуре и ее пользователям».

Незаменимые есть

В бизнесе уникальные сотрудники ведут себя схожим образом, причем на самых разных уровнях. «Мне рассказывали про одного такого человека – «глобального» специалиста по налогам, – говорит Владислав Макаренко, директор по персоналу компании «Берингер Ингельхайм». – Когда хотел – приходил, когда хотел – уходил. Опаздывал на встречи, не выполнял в срок поставленных задач. Он принимал два решения в год, которые помогали компании экономить миллионы. Все его не любили, но терпели. Другого такого не было».

«Один из релейщиков, специалист по обслуживанию редкого оборудования в энергокомпании, выдвинул условия, что будет работать как консультант, т.е. приходить на работу тогда, когда его знания понадобятся, – вспоминает Вячеслав Болтрукевич, старший преподаватель ВШБ МГУ. – В противном случае работник грозился уволиться».

Прошляпить уникальность

Чаще всего незаменимыми становятся не только те, кто обладает уникальными знаниями, рассуждает Настасья Савина, HR-директор ABBYY: почти любые знания в среднесрочной перспективе можно купить на рынке. И даже не те, кто, являясь командными игроками, стараются, чтобы не только на их «делянке», но и у соседей «цвели цветы». Озабоченности общим делом бывает недостаточно, обращает внимание Савина. Настоящий незаменимый, подчеркивает она, думает о том, чтобы в будущем его не хотелось заменять: «Такой человек должен обладать очень высоким уровнем вовлеченности, для него работа – это не отсидка с 9.00 до 18.00, а дело жизни, в которое он вкладывает весь профессионализм, интеллект, силы, т.е. гораздо больше того, что может быть описано в должностной инструкции».

«Я знаю случай: в строительной компании один из прорабов «вытаскивал» план, когда это сделать было почти невозможно, – рассказал Болтрукевич. – Все понимали ценность этого человека: в своей работе он знал все до мельчайших деталей. Но так сложилось исторически: руководители прошляпили ситуацию и им ничего не оставалось, как признать, что «на этом участке только Михаил Борисович может обеспечить гарантированный результат». Благо работник оказался порядочным человеком и к своей значимости относился спокойно».

Когда уникальный сотрудник ведет себя по совести, следует как можно скорее подумать о том, чтобы он стал наставником для других, советует Болтрукевич. Речь идет о формировании кадрового резерва, но, к сожалению, отмечает Юрий Пахомов, партнер консалтинг-центра «Шаг», сотрудники на ключевых позициях часто не имеют полноценных заместителей и, когда возникает угроза потери уникального специалиста, работодатели говорят: да, заместители есть, даже целых два, но никому из них в обозримом будущем мы этот пост не доверим, потому что заместителями они только называются, реально же их никто не растил, к позиции шефа не готовил, ответственных поручений не давал, в секреты ремесла не посвящал.

Рабочие методы

«Стандартные приемы мотивации уникальных специалистов не всегда работают, часто приедаются и становятся неэффективными», – убежден Юрченко, в недавнем прошлом менеджер компании «Ренессанс капитал». Что такое быть уникальным специалистом, он испытал на собственном опыте. «Когда я пришел в «Ренессанс капитал», на меня сразу сделали ставку – я стал первым в компании специалистом по экзотическим деривативам – инвестиционным инструментам, в которые тогда в России мало кто верил и работе с которыми можно было научиться, только перенимая опыт у западных коллег, – рассказывает он. – Будучи еще юнцом, я фактически стал прародителем целого отдела».

По словам Юрченко, его беспрерывно отправляли на внутренние курсы по развитию, месяц он учился в Англии, потом стажировался там, прошел за счет компании курсы английского языка. «Через год, когда я почувствовал устойчивую почву под ногами, мне позволили набрать команду, – вспоминает он. – На тот момент я очень хорошо осознавал свою уникальность и незаменимость для компании». Теперь Юрченко сам в роли HR-инвестора и ему приходится мотивировать редких специалистов. «Некоторые из наших первых сотрудников уже являются уникальными, ведь они, по сути, запускают в России индустрию мобильной медицины», – поясняет предприниматель. Для них, говорит он, в компании разработали систему опционов. «Менеджеры должны чувствовать себя собственниками бизнеса, в котором работают, – считает предприниматель. – И, конечно, очень важно предоставлять людям возможность динамичного роста».

Если незаменимый специалист действительно вам нужен, не пытайтесь причесать его под одну гребенку со всеми остальными, говорит Макаренко из «Берингер Ингельхайм»: смиритесь с тем, что человек уникален и приносит такую пользу бизнесу, которую другие принести не могут. Произведите некий кулуарный change management с остальными сотрудниками: объясните им, что этот человек важен для компании, но изолируйте его по возможности от общения с коллегами – пусть работает из дома, советует эксперт.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать