Менеджмент
Бесплатный
Мария Подцероб

Экономический кризис привел к бурному росту персональных тренингов на рынке бизнес-образования

Вместе с тем падает популярность MBA во многих странах, но бизнес-школы не намерены сдаваться

Нильс Свеннингсен, ныне вице-президент и гендиректор Hitachi Data Systems по региону EMEA (Европа, Ближний Восток, Африка), уже 30 лет работает в крупном международном бизнесе. Помимо Hitachi его послужной список включает IBM, Hewlett-Packard и Compaq. Несмотря на огромный управленческий опыт, шесть лет назад Свеннингсен задумался о дополнительном обучении и обратился за советом к знакомому хедхантеру. Тот отсоветовал топ-менеджеру идти в MBA-школу, сказав, что не стоит терять попусту время. «Он предложил заняться личностным развитием. И тогда я взял коуча. Это была лучшая за всю мою жизнь инвестиция в обучение», — вспоминает теперь Свеннингсен и добавляет: коуч помог ему разобраться в самом себе и понять, как конкретно он может управлять людьми, каковы его сильные стороны и как преодолеть свои слабости. «Если у человека диплом MBA, это еще не значит, что он умеет управлять персоналом. Для менеджмента важны личные качества, а не только академические знания», — говорит теперь топ-менеджер. Правда, добавляет он, выпускники бизнес-школ часто считают себя готовыми управленцами, из-за чего с ними сложно иметь дело. Сейчас, после шести лет коучинговых сессий, Свеннингсен общается с коучем раз в год, но абсолютно уверен: в обучении менеджера чрезвычайно важен индивидуальный подход. Это то, что может дать коуч, но трудно получить в MBA-школе, где весьма поверхностно развивают личностные качества и лишь немного обучают психологии.

Возможно, программам MBA и в самом деле немного не хватает индивидуального подхода к студентам, готов допустить Юрий Тазов, проректор «Мирбиса». Слушателям бизнес-школ не хватает индивидуализации программ, из-за этого они не могут связать теорию с практикой и часто, оказавшись после MBA в карьерном кризисе, идут за помощью к коучу, свидетельствует Светлана Хамаганова, директор международного университета нейролидерства и коучинга NLC.

Западные эксперты единодушно признают: рынок MBA-образования сильно покачнулся после кризиса и до сих пор не смог оправиться.

Виной тому взлетевшие цены на обучение, неспособность выпускников получить хорошую высокооплачиваемую работу, общее перепроизводство кадров с MBA-дипломами и жалобы на недостатки обучения. По данным американского министерства образования, в 2011 г. в США было выдано 126214 дипломов MBA, что на 74% больше, чем в 2001 г. При этом стоимость программ full-time MBA выросла только за последние три года на 24%.

До сих пор не ясно, сколько конкретно выпускников MBA требуется рынку, говорят американские рекрутеры. Но все больше западных компаний заявляет, что их мало интересуют дипломы бизнес-школ. Они предпочитают нанимать вчерашних выпускников университетов, которым можно меньше платить и обучать их в корпоративных тренинговых центрах, рассказывает Камилль Келли, вице-президент консалтинговой фирмы Universum, занимающейся проблемами привлечения и удержания персонала.

В России прибавляются и другие проблемы. «Я преподавал в нескольких школах MBA и заметил, что процесс обучения часто построен хаотично. Отдельные курсы плохо взаимосвязаны между собой. Не хватает системности», — делится своими впечатлениями Павел Буков, гендиректор консалтинговой компании RQ Lab и профессиональный коуч.

Исследования сектора MBA-услуг на нашем рынке бизнес-образования не проводились уже несколько лет, поэтому точных данных о его развитии нет, констатирует Людмила Богулева, управляющий партнер аналитической компании «Амплуа». Однако у многих экспертов, говорит Богулева, есть ощущение, что ниша MBA не растет и даже находится в некотором кризисе. Зато стремительно увеличивается другая доля образовательного рынка, а именно услуги коучинга.

Этот модный коучинг

Коучинг стал активно развиваться на Западе в посткризисное время, когда компании не смогли платить сотрудникам большие зарплаты и бонусы. Взамен они стали предлагать такие опции, как индивидуальный и карьерный коучинг, чтобы работники могли повысить свою квалификацию. Доля коучинговых услуг на рынке стремительно выросла, пишут американские эксперты.

На Западе коуч часто работает с топ-менеджером по многу лет подряд, но в России коуча нанимают обычно не более чем на 10 сессий для решения одной-двух локальных или личных задач, говорит Екатерина Лопухина, независимый коуч и психолог. Среди ее клиентов немало и выпускников MBA-школ. «Они хотят понять себя, развить в себе конкретные навыки. Ведь MBA — это образование вширь, а коучинг — вглубь», — рассказывает она.

Алексей Ищенко — выпускник нескольких западных бизнес-школ, в том числе Гарвардской. Впервые интерес к коучингу у него возник именно в Гарварде. «В первый день программы мне задали вопрос, какова моя цель обучения здесь. Банальный ответ “я приехал за новыми знаниями и связями” никого не устраивал. Ко мне тут же подключили коуча», — вспоминает он. Под руководством коуча он сформулировал свою цель так: «Я приехал, чтобы познать свои сильные стороны, мои точки роста и развития. Иными словами, чтобы обрести силу лидера», — рассказывает он. Сейчас он преподает в четырех российских бизнес-школах (ВШЭ, МГУ, РАНХиГС, ВШМ СПбГУ), а кроме того, работает индивидуальным коучем. Его наблюдения показали, что российские выпускники MBA часто не справляются с управлением людьми. «Они как будто говорят и делают правильные вещи, которым их научили EMBA и MBA. Но их подчиненные почему-то не зажигаются их идеями», — рассказывает Ищенко. Коуч в этих случаях работает с харизмой и мировоззрением человека, меняет его взгляд на себя и на его работу с подчиненными. Что, конечно же, предполагает сугубо индивидуальный подход к обучению. «Персонализация обучения — это тренд образовательного рынка. Поэтому популярность коучинга растет», — уверяет Ищенко.

Еще недавно коучинг использовался только как инструмент обучения топ-менеджеров, но сейчас участниками коучинговых сессий все чаще становятся менеджеры среднего звена, линейные руководители и специалисты, замечает Инна Карачевцева, главный редактор портала Trainings.ru. Интерес к этой системе обучения растет, компании пытаются понять, насколько коучинг способен повысить эффективность их бизнеса, добавляет она.

Школы реформируются

В Marshall School of Business при Университете Южной Калифорнии создали специальную интернет-страничку для программы наставничества, которую ввели в курс обучения. Недавно на страничке появилось объявление: студенты, которые не отвечают на письма наставников или не выказывают интереса к индивидуальным занятиям, будут автоматически отчислены с программы. «Годовая программа наставничества — чрезвычайно важный компонент курса MBA», — утверждает Джон Бертран, директор программ карьерного центра школы. Студентов туда отбирают придирчиво: поступает только один из трех претендентов. «Мы не хотим, чтобы здесь учились люди, которые пришли в бизнес-школу, чтобы обзавестись связями и получить потом хорошую работу», — объясняет Бертран. Наставниками выступают топ-менеджеры компаний и недавние выпускники MBA. Их цель — в ходе индивидуальных занятий научить студентов правильно выстраивать жизненные и карьерные приоритеты и поделиться опытом в области стратегии и управления бизнесом. «Тесные отношения, которые возникают между наставником и учеником, окупятся, возможно, не завтра и даже не сразу после выпуска. Но это огромный вклад в будущее выпускника», — говорит Кен Перлмен, гендиректор консалтинговой компании Kotter International.

Сейчас многие MBA-школы стали уделять больше внимания индивидуальному обучению и развитию личностных компетенций студентов, сказал Тазов. Это ответ MBA-образования на последние тренды образовательного рынка, способ выжить и дальше развиваться, поясняет он и добавляет: в «Мирбисе» уже год существует программный блок, направленный на развитие личностных компетенций, который включает коучинговые сессии, бизнес-театр и занятия с тренерами. Сейчас в любой хорошей бизнес-школе существуют курс по коучингу и индивидуальные коучи, которые ведут студентов, добавляет Хамаганова. Коучинговые сессии, занятия по развитию личностных компетенций, повышению личной эффективности и лидерству проводятся во всех 20 лучших российских бизнес-школах, свидетельствует Сергей Мясоедов, президент РАБО и ректор ИБДА РАНХиГС. «О кризисе MBA-образования говорят с 1970-х гг. Но каждый раз школы бизнеса находят новые подходы и выживают», — говорит он. По его мнению, так случилось и в этот раз, когда в бизнес-школы пришел коучинг. «Разговоры же о кризисе и некомпетентные оценки программ идут от коучинговых и тренинговых центров, которые хотят занять свою нишу на рынке», — продолжает он.

Если MBA-школы не трансформируются, не будут уделять больше внимания индивидуальному подходу к руководителю, проходящему обучение по программе, то MBA-образование перестанет быть востребованным и конкурентоспособным, возражает Ищенко.

Коучинг не сможет потеснить школы бизнеса на рынке, так как это два совершенно разных вида обучения, уверен Мясоедов. «MBA-образование можно сравнить с оркестром, который играет на множестве инструментов, куда вплетаются разные мелодии. Это системное, всестороннее обучение и площадка для обмена опытом. А коучинг — это единственная мелодия под одного клиента, решение конкретной проблемы конкретного человека или организации», — говорит он. Одно лишь дополняет другое, но не может его заменить, заключает Мясоедов.

Людмила БогулеваИспользованы материалы WSJ и FT

Эта публикация основана на статье «Сохранить баланс» из газеты «Ведомости» от 28.01.2013, №11 (3273).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more