Как Ришард Флорек стал одним из богатейших людей капиталистической Польши

Родившийся при социализме Ришард Флорек даже в самых смелых мечтах не мог представить, что создаст вторую по значимости компанию на мировом рынке мансардных окон и станет одним из богатейших людей капиталистической Польши
Fotolia / PhotoXPress

Флорек мечтал о собственном бизнесе еще в детстве, когда в социалистической Польше никто не помышлял о свободном рынке и частных компаниях. Мальчиком он часто спал в мансарде и пытался разглядеть кусочек неба сквозь запачканное слуховое окошко в крыше. «Я думал о том, как здорово было бы иметь мансардное окно, которое открывается, чтобы ночью можно было видеть звезды на небе», – рассказывает он.

Многие годы спустя Флорек основал и построил компанию Fakro, что находится в городе Новы-Сонче, в двух часах езды по ухабам от Кракова у самого подножия Татр. Эта компания – второй по размеру в мире производитель мансардных окон.

Fakro оказалась такой небывало успешной, что стала первой польской компанией, способной конкурировать с лидерами мировой промышленности, в данном случае с датской Velux, которая контролирует две трети глобального рынка мансардных окон. Две компании уже подавали иски друг к другу в польский и немецкий суды. Они борются за контроль над европейским рынком кровельных материалов и работ и выясняют свои отношения даже в Европейской комиссии.

Заработал сам

59-летний Флорек сидит в простенькой столовой, расположенной в здании его фабрики. Его обед тоже прост – борщ и котлеты в панировке. За столом он рассказывает историю быстрого взлета Fakro, которая начинала бизнес на закате коммунистической эры и росла и развивалась на фоне дикого и беспощадного капитализма, который возник в Польше после 1989 г. Продажа мансардных окон сделала Флорека одним из самых богатых людей Польши. Журнал Wprost недавно оценил его состояние в 600 млн злотых ($195 млн).

Твердый и решительный, с седыми волосами и пронзительным взглядом, этот человек охотно рассказывает, как учился азам бизнеса в социалистической Польше начала 1960-х гг.

Флорек вырос в Тымбарке, городе, который расположен в горах и славится вкусными яблоками. Еще в детстве он собирал яблоки в саду своей тети, упаковывал их в ящики и отправлялся за 40 км на поезде в курортный город Рабка-Здруй, где продавал яблоки туристам. «Другим детям деньги давали родители. Я же зарабатывал деньги сам», – не без гордости вспоминает Флорек.

Его стиль жизни был весьма обычен для горных районов на юге Польши. Коммунисты не провели здесь коллективизации, и у крестьян и ремесленников сохранился дух предпринимательства.

В 1980-х гг. Флорек основал вместе с другом плотничий бизнес, который быстро вырос в одну из крупнейших частных компаний страны, хотя в ней работали четыре штатных сотрудника и пять студентов. Будь в компании хоть немного больше работников – и она должна была бы платить налог размером в целых 95%. Но при столь малочисленном штате она платила лишь 2% от выручки.

Налоги взимали два инспектора, вспоминает Флорек. Один входил в офис через центральный вход и пересчитывал сотрудников, другой караулил у черного входа, чтобы поймать любого, кто попробует улизнуть. «У нас были тонны денежных купюр. На рынке не было нечестной конкуренции, и жизнь казалась легкой», – вспоминает предприниматель.

Дети дефицита

Конец коммунистической эры ознаменовался экономическим спадом и политической нестабильностью. Но те, кто в эти смутные времена смог открыть бизнес, жили хорошо. Ведь дефицитом было все – от шоколада и мыла до бензина и оконных рам.

Одним из главных направлений бизнеса Флорека стало изготовление вручную мансардных окон. Профессиональное оборудование Флорек делал сам или закупал в Германии на деньги, которые он и его партнер скопили за время нелегальных выездов на заработки в близлежащие западные страны. Как все бедные поляки в то время, они ездили на заработки в другие государства: выполняли неквалифицированную работу, зато получали твердую валюту.

Находясь в Германии, Флорек уговорил несколько компаний – производителей мансардных окон пустить его посмотреть, как организован производственный процесс в их цехах. «Они не подозревали, что польский студент может представлять для них угрозу. И ошибались», – смеется Флорек, прогуливаясь по цеху главной фабрики Fakro.

Легкая жизнь закончилась в 1989 г. На закрытый до этого польский рынок хлынули иностранные компании, и местные производители оказались в трудной ситуации. Рынок мансардных окон не был исключением.

Скопировать бизнес

Флорек понял: ему придется выходить на серийное производство тех же масштабов и производить товар того же качества, что предлагают западные производители. Инженер-строитель по профессии, он разбирал на части мансардные окна, которые покупал на рынке, и перенимал устройство механизмов и лучших деталей для своего производства. В числе прочего он скопировал петельный механизм окон Velux. «Я не был уверен, что патент уже истек. Но я рискнул и скопировал дизайн Velux. Было ясно, что он лучший на всем рынке», – говорит теперь он.

К его счастью, патент действительно уже истек и дизайном петельного механизма датской компании теперь мог воспользоваться кто угодно. Бизнес был запущен. Но одновременно началась и борьба за первенство с датчанами.

«Флорек копировал наши продукты, брошюры, прайс-листы и упаковку, – возмущается в телефонном интервью из Дании Йорген Танг-Йенсен, гендиректор Velux. – Мы считаем это нечестным».

В начале 1990-х гг. бизнес Fakro каждый год утраивался в масштабах. Тогда Velux и заметила конкурента и тут же, как считает Флорек, попробовала его разорить. Датчане эти обвинения отрицают.

«У викингов генетическая склонность к уничтожению врагов», – говорит Флорек с волнением. «С ними тяжело конкурировать, потому что они хорошо делают свое дело и потому что пытаются нас уничтожить, – жалуется он и добавляет: – Мы были бы уже в 2–3 раза больше, чем сейчас, если бы не сталкивались с нечестной конкуренцией со стороны Velux».

Флорек перечисляет целый ряд подозрительных, не вызывающих доверия действий Velux – от эксклюзивных контрактов с дистрибуторами до игры на понижение цены и перетягивания на свою сторону строительных компаний, которые изначально выбрали Fakro.

Он повторяет обвинения, которые ранее озвучил в Европейской комиссии. Жалоба вылилась в расследование, включавшее в том числе обыски офисов Velux. В конце концов Брюссель заявил, что подтверждения обвинениям Флорека не найдено, и в 2009 г. расследование было прекращено.

Жалобы Флорека приобретают комический оттенок, когда он вспоминает вечеринку по случаю дня рождения главы ассоциации кровельщиков Германии. Fakro выполнила тогда пожелание хозяина вечеринки и в качестве подарка пожертвовала деньги на благотворительность. Но Velux и тут обошла конкурента. Датская компания купила в подарок хозяину вечеринки винтажный автомобиль для доставки товаров, которым все восхищались.

Флорек говорит, что готовит вторую, 300-страничную жалобу в Европейскую комиссию.

Танга-Йенсена это раздражает. Он отвечает по телефону как человек, потерявший терпение: «Такое впечатление, что Флорек тратит свою жизнь на сочинительство дурных сплетен о Velux, вместо того чтобы заниматься своим бизнесом».

Выручила лестница

Между тем Флорек уже начал искать другие возможности расширения бизнеса. «Мы будем выпускать мансардные окна, пока они приносят нам прибыль. Но думаем и об альтернативных путях», – заявляет он.

У Флорека на столе горы документов. Среди них графики, где наглядно показано, как трудно компании меньшего размера выходить на рынок, которым правят гиганты. Границы прибыли Fakro c недавних пор уменьшились на 10%.

Однако изнуряющая борьба с датской Velux подтолкнула Флорека к поиску новых ниш на рынке, где компания могла бы вернуть себе лидирующие позиции. Одно из новых начинаний– чердачные лестницы, ниша, где Velux не представлена. На эту новую нишу приходится сейчас четверть годового оборота Fakro.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать