Колонка карьериста: Лидер поневоле

Как избавиться от страха и ненависти по отношению к работе
Из личного архива

Мой клиент К., 42 лет, владелец и руководитель крупной строительной компании, унаследованной от отца. Последние месяцы он испытывал сильное внутреннее напряжение, страх перед наступлением очередной рабочей недели. Понедельник стал самым ненавистным днем. Он рассказывал, что при мысли о работе его начинает тошнить.

Наверное, легче понять, почему такие чувства может испытывать человек, который ощущает себя незаметным винтиком в большой организации: его не ценят, не платят достаточно, он не верит, что ситуация может измениться, но каждый день ходит в офис, потому что ему нужны деньги. Но почему это происходит с К.? Нужды в деньгах давно нет. У него сложившийся бизнес, много новых возможностей.

Не стоит искать ответ на этот вопрос в текущих событиях, он лежит совсем в другой плоскости. Я хочу поговорить сегодня о людях, которые заставили себя быть лидерами, не имея к этому склонности от природы. Они были одарены в чем-то другом, но не осмелились принять себя такими, какие есть. И однажды под давлением обстоятельств приняли роль лидера.

Некоторые из них начали заниматься предпринимательством в 90-е, потому что посчитали это единственной возможностью выжить и заработать денег. Не справившись с этой задачей, они пережили провал в бизнесе как фиаско всей жизни. Они не захотели понять, что не все могут выстраивать и развивать нечто новое, вести за собой людей. Эти «невольники» не подумали, что не справились с ролью лидера не потому, что были плохи, а потому, что успех ждал их в другом месте.

А иные, начав заниматься бизнесом, выполнили задачу — пережили тяжелый период. Заработали денег для себя и семьи. А дальше? Они по инерции продолжали делать то, что было актуально для периода выживания, но неоправданно дорого стоило теперь. И незаметно теряли себя.

А третьих родители с детства хотели видеть только лидерами. Как правило, это относится к успешным родителям, которые не могут мириться с тем, что природа одарила их ребенка чем-то иным. Таким детям как бы говорилось: мы тебя примем и будем любить, если ты будешь яркий, первый — такой же, как я. Тогда и начиналась драма длиною в жизнь.

Люди, изначально не наделенные лидерской энергией, не становятся от этого хуже. Они просто другие. Возможно, природа одарила их совсем другой миссией. Например, вести кропотливые научные исследования. Или получать настоящее удовольствие, переводя Шекспира. Кто-то хочет быть хирургом. А кто-то просто видит свою задачу в том, чтобы любить и поддерживать, создавать тыл членам своей семьи. Разве это плохо? Парадокс в том, что с точки зрения окружения, в котором они формировались и росли, это было настоящим преступлением. А наказанием становилось разочарование близких. Иногда даже эмоциональное отвержение.

Клиент К. рассказывал мне: «Я чувствую себя закованным в шкуру бронтозавра и смотрю на мир через маленькие щелочки в его глазах. Я иду по земле, и за мной идет много-много людей. Я им нужен. Мне ужасно неудобно, тяжело двигаться в этой шкуре. Но я ничего не могу поменять. Я не могу их бросить».

В этой метафоре человек отразил всю гамму переживаний, передал всю глубину несвободы, ощущение враждебности и угрозы, которое несет ему мир, от которого надо защищаться броней. Он показал мне отсутствие надежды что-либо поменять. Единственное, на чем он был сконцентрирован в этой ситуации, — это на том, чтобы выжить внутри брони.

Такое самоотречение и связанная с этим боль просто не могут не вызывать острого сочувствия. А ведь в этом случае речь шла о талантливом физике, об ученом, который подавал надежды, но который под давлением отца принял эстафету, встал у руля солидного и совершенно чуждого ему бизнеса. Он не чувствовал внутри никакого азарта, никакого желания двигаться в новых направлениях. Ничего из того, что обычно чувствуют природные лидеры.

Таких людей на моей профессиональной памяти было немало. Их переживания удивительно одинаковы и похожи на двухслойный пирог. Верхний слой — это бесконечная усталость и тяжесть. Более глубокий слой — это вина перед собой. Гнев и боль.

Этим людям с детства было запрещено быть собой. Им запрещали испытывать собственные чувства. Как ни странно, им запретили даже успех. Поэтому, имея внешние признаки успеха, они совершенно не ощущали этот успех своим.

Работа с такими людьми очень сложна. Потому что им приходится бороться не со злом, а с тем, что в их окружении, в обществе принято считать добродетелью. Они борются за себя, и им приходится подвергать сомнению казавшиеся непреложными истины, например необходимость «жертвовать собой ради идеи, ради дела, ради людей».

Очень трудно и очень медленно приходит к ним понимание того, что семья и семейное дело не умрут, если человек перестанет жить ради них. Напротив, у бизнеса, у людей, которые в этом бизнесе работают, появится новый шанс, новые возможности, если у руля встанет тот, кто получает удовольствие от миссии лидера и хочет двигаться вперед. А у лидера поневоле наконец откроется возможность скинуть тяжкий и бессмысленный груз и выбрать то, в чем смысл его собственной жизни.

Автор — тренинг-директор Института интегративной терапии и коучинга

Эта публикация основана на статье «Личный коуч: Лидер поневоле» из газеты «Ведомости» от 21.02.2013, №29 (3291).

Выбор редактора
Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать