Менеджмент
Бесплатный
Оксана Гончарова
Статья опубликована в № 3314 от 27.03.2013 под заголовком: Уволен насовсем

Где искать работу уволенным с «волчьим билетом» сотрудникам

Нецензурная запись в трудовой книжке, сделанная работодателем при увольнении сотрудника, считается ошибочной и подлежит исправлению. А вот испорченную репутацию участникам конфликта поправить будет сложнее
М.Стулов / Ведомости

В трудовой книжке бывшего диспетчера по транспортным операциям компании Wikimart Николая Каковкина в марте этого года появилась запись: «Уволен по инициативе работодателя за неоднократное неисполнение работником трудовых обязанностей, пункт 5 части I статьи 81 ТК РФ». Все бы ничего, но ниже стоит еще одна, уже нецензурная запись: «Уволен на ...», сделанная гендиректором компании Максимом Фалдиным.

В разговоре с «Ведомостями» Фалдин не стал отрицать, что запись сделал именно он. Но такое увольнение произошло не на пустом месте, поделился топ-менеджер: сотрудника заподозрили в воровстве и предложили ему полюбовно расстаться.

Нечеткое желание

Собственно, в первый раз его так и уволили – по собственному желанию, но спустя некоторое время Каковкин решил отозвать свое заявление, сославшись на то, что его увольнение было вынужденным, а заявление написано под давлением работодателя, рассказал Фалдин. Диспетчера восстановили, но поставили перед ним четкие задачи и стали контролировать каждый его шаг. «По сути, мы тоже подошли к делу формально, – говорит Фалдин. – Человек долго не выдержал такого режима и ушел на больничный. А параллельно решил нас шантажировать: он дал понять, что уволить его можно только по сокращению штата с выплатой всех полагающихся ему пособий, и параллельно подал четыре заявления в суд, в которых требует возместить ему расходы, связанные со сверхурочной работой». Каждый иск – на сумму от 100 000 до 200 000 руб. Тогда с Каковкиным решили не церемониться и уволить по статье 81 ТК. «Мы просто добавили ему пятый иск, – признает Фалдин. – Пока вся эта история с увольнением развивалась, я был очень занят, но когда узнал, что вместо того, чтобы спокойно, без конфликтов, уйти, человек так себя повел, то сказал: в течение 24 часов его не должно быть в компании». По его словам, сейчас Wikimart проводит экспертизу и, если будет достаточно оснований, возбудит против Каковкина уголовное дело.

Неправильная запись

Нецензурную запись, появившуюся в трудовой книжке Каковкина, можно трактовать как неправильную и тогда ее следует исправить, отмечает юрист, гендиректор NS Consulting Дмитрий Кофанов, ссылаясь на официальные документы (постановление правительства № 225 и инструкцию по заполнению трудовых книжек № 69). Возможен также и другой вариант, отмечает он: заменить оригинал книжки на дубликат, но при условии, если Каковкин соберет справки с прежних мест работы. Если и в этом ему откажут, то тогда трудовая инспекция может признать компанию Wikimart нарушителем положений Кодекса об административных правонарушениях (статья 5.27) и выписать штраф компании или руководителю, напоминает Кофанов.

«С самого начала конфликт возник из-за сверхурочной работы, а точнее, из-за неоплаченного бензина, когда в выходные дни мне приходилось развозить товар», – поделился бывший диспетчер. Он также рассказал, что после того, как он отозвал свое заявление об увольнении по собственному желанию, работодатель начал поручать ему трудновыполнимые задания: «Например, я должен был вносить данные в систему, на работу в которой у меня не было прав. Также в январе, т. е. спустя почти шесть месяцев после начала работы в компании, мне дали на подпись должностную инструкцию, в которой предусматривалось, что я должен устранять технические неполадки транспорта на линии». По его словам, он подал на компанию иски о взыскании компенсации расходов на ГСМ, о несоблюдении процедуры увольнения и о защите чести и достоинства, требуя компенсации морального вреда в размере 500 000 руб.

«В российском законодательстве до сих пор не существует единой методики расчета морального вреда, – говорит Алексей Ирисов, адвокат, член Адвокатской палаты г. Москвы. – Как правило, пострадавшие закладывают суммы больше тех, которые в действительности можно взыскать по решению суда. Успех такого иска зависит от совокупности факторов: от степени ответственности организации, от того, в каком объеме будут удовлетворены требования истца, носят ли нарушения работодателя длящийся характер и т. д.».

Шансы есть

В некоторых случаях публичное скандальное расставание с предыдущим работодателем может пойти человеку на пользу, обнадеживает Ольга Мананникова, директор по маркетингу HeadHunter, такие ситуации всегда неоднозначны и находят как противников уволенного, так и сторонников, которых, как правило, больше.

Если скандал был публичным, то у сотрудника могут возникнуть сложности, говорит Иван Канардов, руководитель отдела кадрового консалтинга Molga Consulting, В то же время, учитывая дефицит кадров на российском рынке, совсем без работы человек не останется, правда, ему скорее всего придется «упасть» на ступеньку ниже, считает Канардов. Как бы там ни было, но скандал можно использовать для продвижения и получения новой работы, отмечает он: «Достаточно вспомнить стюардессу «Аэрофлота», которую уволили якобы за размещенную на ее страничке в соцсети фотографию с неприличным жестом в адрес пассажиров. Другая авиакомпания тут же сделала заявление о том, что готова ее взять на работу, пусть и на административную должность». Сотрудник крупной строительной компании был уволен с большим скандалом, после того как его обвинили в срыве важного проекта, вспоминает Канардов: «После увольнения человек стал целенаправленно рассылать резюме по конкурентам, открыто указывая, что причиной поиска работы стал конфликт с прежним работодателем. Зная сложный характер собственника компании, в которой работал пострадавший, ему не отказывали в собеседовании и даже делали заманчивые предложения».

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать