Есть ли жизнь после госслужбы

Бывшим чиновникам сложно найти себя в коммерческом секторе. Они знают, как открывать двери кабинетов, но с трудом встраиваются в бизнес, отмечают рекрутеры
Чиновники больше ориентируются на процесс, чем на результат, и ценят стабильность
Е. Разумный для Ведомостей
Последний призыв

Бывший губернатор Ленобласти Валерий Сердюков в декабре 2012 г. был избран членом совета директоров «Газпром нефти». Петербургский вице-губернатор Михаил Осеевский стал заместителем председателя правления ВТБ, его коллега Юрий Молчанов работает в том же банке вице-президентом, исполнительным вице-президентом Газпромбанка стал Алексей Чичканов, возглавлявший комитет по инвестициям и стратегическим проектам. Вице-губернатор Роман Филимонов и председатель КУГИ Дмитрий Куракин перешли сначала в правительство Московской области, а затем – вслед за Сергеем Шойгу – в Министерство обороны. На должность начальника управления культуры Министерства обороны перешел и бывший председатель комитета по культуре Антон Губанков. Возглавлявшая КГИОП Вера Дементьева в 2011 г. стала директором ГМЗ «Павловск».

Есть выбор

Работа в госструктурах по-прежнему популярна среди соискателей. В кризис, когда происходили массовые сокращения персонала, госслужба для соискателей представлялась неким островом безопасности, поэтому резко возрастало число желающих работать там, напоминает Валерия Чернецова, руководитель отдела аналитики рекрутингового портала Superjob.ru. По данным на май 2013 г., соотношение предложения и спроса в разделе «Государственная служба» составило 14,5 резюме на вакансию, тогда как в среднем по рынку этот показатель – 3,2 резюме на вакансию, рассказывает она.

После смены администрации в Петербурге и Ленобласти за два последних года на рынок труда вышло много чиновников высшего и среднего уровня. Сменились все вице-губернаторы и председатели большинства комитетов. Многие из бывших чиновников нашли себе место в бизнесе, но большинство продолжило карьеру на госслужбе (см. врез). О какой-то успешной карьере бывшего чиновника обычно можно говорить тогда, когда он до работы в госструктурах имел опыт в бизнесе, говорит Екатерина Ильина, партнер Boyden Russia.

Без опыта в бизнесе

«Не скажу, что кто-то из коллег перешел на топовую должность в коммерческую фирму, – строчка «Смольный» в резюме не дает преимуществ при трудоустройстве», – сокрушается бывший заместитель председателя одного из комитетов администрации. А лет десять назад бывшие чиновники устраивались на топовые должности, вспоминает он. Раньше от них ждали решения вопросов, а теперь, видимо, нет, рассуждает он.

«Работодателей настораживает запись в трудовой книжке у человека, который 10–15 лет проработал в госструктурах или вообще никогда не работал в бизнес-структурах, – добавляет бывший сотрудник другого комитета. – Действует сложившийся стереотип, что все чиновники – неповоротливые клерки. Если у человека до госслужбы был коммерческий опыт и стаж госслужбы небольшой, то ему устроиться проще».

Заместителю председателя комитета проще устроиться в бизнес, чем высшему чиновнику, рассуждает собеседник «Ведомостей». Высший чиновник администрации может уйти только на руководящую федеральную должность, быть клерком, пусть даже в министерстве, для него уже нестатусно. У крупных чиновников разрыв между уходом с места и трудоустройством выше, чем у обычных чиновников, – они могут не всплывать больше года в ожидании подходящего портфеля. В бизнесе им проще работать в госкомпаниях, добавляет он.

Случаи перехода чиновников на высшие позиции в руководстве коммерческих компаний очень редки и чаще всего они не становятся удачными, говорит Екатерина Ильина. По ее словам, в первые несколько лет чиновники проходят тяжелый период адаптации, они привыкли к большому аппарату и к власти. В основном чиновники занимают позиции с каким-то конкретным функционалом или возглавляют департаменты, где востребована их компетенция как бывших чиновников, отмечает она.

Люди с опытом работы на госслужбе мало востребованы со стороны бизнеса, исключением являются позиции в сфере GR, говорит Александр Егоров, директор дивизиона «Северо-Запад» кадрового холдинга «Анкор». В этом случае опыт работы чиновником будет большим преимуществом: такой человек лучше понимает систему взаимоотношений между разными государственными подразделениями, владеет информацией о системе принятия решений, специфике документооборота и сможет преодолеть препятствия на коммуникативном уровне, которые зачастую возникают между бизнесом и госструктурами, считает Егоров. В ряде случаев даже наоборот: если специалист имеет долгий опыт в госструктурах на средних позициях, то в коммерческих организациях он может столкнуться с предубеждением, справится ли он со спецификой и динамикой реального бизнеса, отмечает Юлия Сахарова, директор представительства HeadHunter по СЗФО. Бывшие чиновники, как правило, находят работу в больших компаниях, а не в среднем или малом бизнесе: ведь чем меньше компания, тем виднее достижения и вклад каждого сотрудника, считает гендиректор кадрового агентства «1000 кадров» Мария Маргулис.

Чиновники часто работают в сфере GR, особенно в сферах, доходность которых зависит от активности их лоббизма, – в строительстве, в госзакупках. В классическом бизнесе, который не так связан с властными структурами, потребность в бывших чиновниках невелика, отмечает эксперт по GR Антон Рассадин. При смене администрации такой бывший чиновник часто уходит с должности, так как его основной компетенцией было именно наличие связей с существующей администрацией, рассуждает он. Более типичная ситуация – уход специалиста из бизнеса в чиновники с последующим возвращением в бизнес. Бывшие чиновники чаще уходят в госкомпании, в иностранных компаниях и в частном бизнесе практически невозможно найти выходцев из госструктур на значимых должностях, говорит Рассадин.

Орда подчиненных

Плюс бывшего чиновника – способность видеть связку бизнеса компании с государством, рассказывает один из участников опроса, который Boyden Russia провела для «Ведомостей». Компания в мае опросила топ-менеджеров шести компаний (крупный российский банк, две крупные девелоперские структуры, международный энергетический игрок, крупный многопрофильный российский холдинг, городской инфраструктурный проект), у которых был опыт найма чиновников. Чиновник отлично знает процесс движения документов и их оформления, правильную трактовку документов, получаемых из госорганов, говорит представитель другой компании. К плюсам кандидатов, имеющих опыт работы в госструктурах, относится также знание последовательности согласования этапов проектов, экспертиза в тех областях, в которых они были заняты на службе (финансы, юридические вопросы, таможня), рассуждает один из респондентов. В целом опыт сотрудничества можно назвать положительным, так как люди приглашались на решение конкретных задач, говорят участники опроса.

Но у таких специалистов есть не только плюсы. Среди минусов бывших чиновников опрошенные называют косность мышления, неспособность делать работу самостоятельно. Бывшим чиновникам для работы нужна орда подчиненных, сетует представитель одной из опрошенных компаний. Профессия, полученная до работы чиновником, полностью обесценивается за время его работы на госслужбе, квалификация теряется, поэтому основной областью экспертизы становятся только связи и знание о последовательности открывания дверей, рассуждает один из участников опроса.

Чиновники в работе ориентируются на процесс, а не на результат или принимают процесс за результат, сетует топ-менеджер крупной компании. В бизнесе в отличие от государственной службы, как правило, существует жесткая конкуренция, бизнес быстрее изменяется и реагирует на окружающую среду, от сотрудника требуются такие качества, как ориентация на результат, мобильность, обучаемость, умение работать в стрессовом режиме и при высоких нагрузках, отмечает Александр Егоров. Люди, которые работают в госструктурах, больше ориентированы на стабильность, социальную защищенность, соблюдение четких правил и процедур, они менее динамичны, не склонны к риску, менее конкурентны, считает он.

При работе в госорганах за выслугу лет автоматически начисляется надбавка к окладу, вспоминает бывший сотрудник Смольного. Привычка к стабильным условиям, по его словам, приводит к тому, что большинство покинувших городскую администрацию, как правило, остаются работать в госорганах, в том числе на муниципальном уровне.

Изменения в зарплате при переходе в коммерческий сектор зависят от уровня должности, которую человек занимал в госструктуре, говорит Егоров. Молодой специалист с небольшим опытом в госструктуре при переходе в бизнес может даже получить повышение своего дохода. В то время как чиновник с более высокой должности и большим стажем скорее потеряет в заработной плате и льготах, поскольку ему придется начинать карьеру, можно сказать, с самого начала и заново осваивать новую сферу деятельности, получать новые знания, навыки, отмечает он. Фактическая заработная плата бывших чиновников в бизнесе часто снижается, так как кроме основного дохода чиновник имеет большие бонусы, льготы и служебные привилегии, говорит Мария Куприянова, ведущий консультант консалтинговой компании Case. При работе в рыночном секторе большую часть дополнительных расходов сотрудник оплачивает самостоятельно (машина и ее обслуживание, питание и многое другое), тогда как чиновнику достаточно высокого ранга все это оплачивает государство, объясняет она.

Кроме того, в бизнесе чиновник лишается тех возможностей дополнительного, не всегда законного дохода, который он мог иметь на госслужбе, и к этому ему тоже сложно привыкнуть, делится сотрудник одной из компаний. И на новом месте такой сотрудник может использовать привычные схемы с бюджетом компании, рассуждает он.

В коммерческих структурах предлагают зарплату примерно того же уровня, а если выше, то не в разы, а иногда даже ниже, делится бывший сотрудник Смольного. На обычную должность идти неинтересно, сложность еще и в том, что привыкаешь к определенному распорядку и не хочется менять его на другой, но такой же жесткий, добавляет он.

На другую сторону

Бывает, что специально искать работу чиновнику и не нужно: если он ответственный, умеет общаться с людьми и, главное, проявил себя как эксперт, то скорее всего ему с достаточной регулярностью будут поступать предложения о работе, считает Иван Канардов, руководитель отдела кадрового консалтинга MOLGA Consulting. Многие не ждут у моря погоды и сами активно намекают на свое желание перейти «на другую сторону». Нередки случаи, когда начальники переходят в реальный сектор экономики и после тянут за собой коллег, говорит он. В основном поиск начинается среди бывших коллег, друзей и родственников, если же не удается найти работу через эти каналы, то бывшие чиновники обращаются напрямую к гендиректорам компаний, в которых им хотелось бы работать, минуя отделы персонала и рекрутинговые агентства, рассказывает Мария Куприянова. По словам Юлии Сахаровой, чиновники также находят работу, лично обращаясь к знакомым топ-менеджерам крупных компаний.

По закону бывший чиновник два года не имеет права занимать должности в компаниях, которые входили в его сферу ответственности, напоминает бывший сотрудник одного из комитетов администрации. Из-за этого у кадровиков возникают опасения, что появятся проблемы с комиссией по урегулированию конфликта интересов и компанию могут оштрафовать, это еще одна причина настороженности по отношению к бывшим чиновникам, считает он. На среднем уровне настороженность при трудоустройстве есть у обеих сторон: в Смольном тоже настороженно относятся к выходцам из коммерческих структур, так как опасаются, что человек на госслужбе будет лоббировать интересы своих бывших работодателей, добавляет собеседник «Ведомостей».

Обычно люди с государственной службы производят впечатление довольно усталых и пассивных. К сожалению, в большом количестве случаев даже яркие профессионалы с активной позицией либо со временем перегорают в закостенелых бюрократических государственных структурах, не в силах бороться с инертным и безынициативным большинством, либо довольно быстро их покидают и находят другие возможности – в реальной экономике, считает Мария Маргулис. Работа в частной компании и в госструктуре – очень разные вещи, признает топ-менеджер, имеющий опыт работы с обеих сторон. Хотя администрация приглашает «свежую кровь» для внедрения новых подходов, решения там принимаются долго и сложно что-то изменить, тогда как в бизнесе внедрить что-то новое можно довольно быстро, говорит он. Бывшие чиновники достаточно легко приживаются в госкомпаниях, рассказывает сотрудник одной из них. Госкомпании – нечто промежуточное между госорганами и бизнесом, поэтому чиновнику не приходится значительно менять свой подход к работе, отмечает он. При определенных проектах и задачах компании и в дальнейшем будут привлекать на работу чиновников либо сажать своих сотрудников в госструктуры, считает Екатерина Ильина из Boyden Russia.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать