Статья опубликована в № 3627 от 10.07.2014 под заголовком: Сгоревшая зарплата

Как распознать профессиональное выгорание на ранних стадиях

Чаще всего сгорают на работе люди «помогающих профессий» - руководители, адвокаты, продавцы, врачи, консультанты всех мастей. При этом страдает не только их здоровье, но и зарплата
А. Таранин
Семь симптомов выгорания

Протестировать себя на выгорание предлагают эксперты консалтинговой компании «Экопси консалтинг». Если хотя бы три пункта имеют к вам отношение, стоит задуматься об изменении стиля жизни и работы. Вы не можете вспомнить, когда в последний раз работали с удовольствием и воодушевлением. Выходных не хватает, чтобы восстановить силы, и уже в воскресенье у вас портится настроение от мысли о том, что завтра на работу. Вы не получаете никакого удовольствия от общения с коллегами и особенно с клиентами и стремитесь его избегать. Энтузиазм других кажется неестественным и раздражает. Вам кажется, что в жизни уже не случится чего-то нового, интересного. Большинство дел кажутся рутиной, вызывают скуку. Вы чувствуете, что не делаете ничего полезного, действительно важного. Рабочие дни тянутся бесконечно долго, каждый день похож на предыдущий, ничего не происходит, при этом жизнь пролетает незаметно и мимо.

Вадим Демченко прошел через три стадии профессионального выгорания из пяти возможных. Социальный работник и психолог, он более 15 лет работал с больными СПИДом и другими «трудными клиентами». «Когда чуть ли не каждый день перед тобой 20 беременных женщин с диагнозом ВИЧ и у них к тебе сотни вопросов о том, как жить дальше, усталость от соприкосновения с горем накапливается», - объясняет он.

Тренинги для секс-работниц

Первый раз синдром выгорания проявился, когда Демченко работал помощником врача-эпидемиолога в омском Центре профилактики и борьбы со СПИДом. Нежелание идти на работу, недовольство собой, повышенная тревожность - все эти симптомы первой фазы выгорания появились у Демченко после нескольких лет работы в центре. «Я никак не мог выспаться, хотя и спал на два часа больше, чем обычно, - вспоминает он. - Общения по работе было много, а как восстанавливаться после эмоционального истощения, я не знал». Впрочем, накапливалась усталость постепенно, и для молодого организма это было не очень заметно.

Во вторую стадию синдром перешел лет пять спустя, когда Демченко был сотрудником международной организации «Врачи без границ» - проводил тренинги и профилактические программы для больных туберкулезом и ВИЧ. Работа была связана с командировками, в том числе по тюрьмам, и общением с непростыми клиентами. «Я проводил медико-социальные тренинги для секс-работниц, заключенных, потребителей инъекционных наркотиков, социальных работников, сотрудников УВД и ФСИН, врачей», - перечисляет Демченко.

Справиться со второй волной выгорания было уже сложнее. «Я уставал от людей, искал одиночества, отлынивал от работы разными способами, ссорился с коллегами по пустякам, мотивация прыгала, а поскольку результаты работы не всегда были видны сразу, это разочаровывало», - замечает Демченко. Именно на этом этапе он начал выпивать, заедать стрессы, сильно прибавил в весе. «Стремление везде и всегда доказывать свою профессиональную состоятельность только усугубляло дело», - замечает он. Все это время Демченко продолжал учиться на курсах по кризисному консультированию и социальной работе, и это немного помогало не выгореть до конца, признается он.

Выгорание доходов

Профессионалы, работающие с людьми, у которых есть выраженные признаки выгорания, теряют приблизительно 50% своей зарплаты, убеждены психологи Университета Калифорнии в Беркли. Если 35-летний работник при нормальном развитии карьеры получает примерно $50 000 в год, то синдром профессионального выгорания снижает зарплату до $24 000. К таким выводам стоит прислушаться, ведь их сделали на основе 35-летних исследований. Один из авторов - американка Кристина Маслич, исследователь синдрома выгорания и автор опросника для выявления его симптомов.

«Если бы я работал не за зарплату, а только за клиентское вознаграждение, то потерял бы из-за выгорания много, - убежден Демченко. - Руководители терпели меня, потому что понимали: результат дается очень непросто».

Циничное отношение к клиентам - признак глубокой стадии выгорания. «Думаешь: как же уже достали эти люди с трудными судьбами! Помню, они обращались ко мне за помощью, а я стал толстокожий, как слон. Они, конечно, обижались, - вспоминает Демченко. - Мои клиенты были эмоционально тяжелыми и со специфическими проблемами». Раздражительность и убежденность, что мир несправедлив, стали его второй натурой. Однажды, не выдержав накала чувств, он даже расплакался при коллегах на собрании.

Синдром молодых

Как ни странно, самый высокий уровень эмоционального выгорания в России - у сотрудников младше 25 лет, судя по данным опросов 2013 г., замечает Андрей Онучин, директор по консалтингу компании «Экопси консалтинг». Компания каждый год проводит исследования вовлеченности персонала в российских компаниях. И среди прочего просит сотрудников согласиться с таким утверждением: «Я чувствую выгорание - потерю энергии и увлеченности в работе». К примеру, в компании «Эльдорадо» 26% сотрудников согласились с этим утверждением. И большинство из них - продавцы-консультанты, работающие в магазинах бытовой техники. Впрочем, в «Эльдорадо» гордятся, что этот показатель гораздо ниже среднего по отрасли. В российской рознице 38% сотрудников говорят, что у них есть признаки профессионального выгорания, по данным исследования «Экопси». А это значит, что они не могут быть эффективными работниками и полноценно генерировать прибыль для своего работодателя.

Кроме негативного влияния на зарплату, выгорание провоцирует нарушения трудовой дисциплины, предупреждают психологи. Человек с такими симптомами чаще болеет и берет больничный. Рабочий стресс и последствия выгорания многие пытаются компенсировать алкоголем, наркотиками и другими психотропными средствами, а иногда дело доходит до суицида. Случаи самоубийства из-за выгорания распространены не только среди людей экстремальных профессий вроде полицейских. Выгорание доводит до самоубийства и людей мирных профессий - врачей, психологов, менеджеров, учителей, говорится в отчете Университета Калифорнии.

Отпуск вместо тренинга

Поскольку Демченко - психолог и многое знал о стрессе, он сумел не довести дело до настоящего кризиса. Для начала он решил отказаться от социальной работы. В такой ситуации надо сделать паузу - полноценный отпуск или смена деятельности обычно помогают облегчить симптомы выгорания.

«Мне хватило двух недель, чтобы понять, куда двигаться дальше», - рассказывает Демченко. Он ушел в бизнес - на должность менеджера по обучению в «ОТП банк». Сейчас Демченко - ведущий консультант по обучению персонала в компании Case и помогает другим справляться с профессиональным выгоранием. «Часто работодатели присылают ко мне менеджеров на тренинг - чтобы они научились работать эффективнее, продавать больше, а я вижу, что им нужно прежде всего другое - научиться управлять эмоциями, снизить стресс и сходить в отпуск».

«Не накапливайте эмоции, выражайте их сразу же, - рекомендует консультант. - Не обязательно кричать в гневе, можно сказать о накатывающем гневе коллегам и начальникам. Вы сразу почувствуете, что стало легче. Принимайте ваши чувства, научитесь отделять одну эмоцию от другой и понимать причину появления каждой». Позволяйте себе переживать свои чувства как можно полнее, но цивилизованно по отношению к другим, заключает консультант.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать