Петербургские девушки придумали одежду-конструктор для детей

Российским производителям детской одежды трудно делать свой товар доступным и массовым - слишком высокая у него себестоимость. Но трудности их не останавливают
Томшина (слева) и Дюндик пока работают без склада, и офис у них на дому
Евгений Егоров / Для Ведомостей

Прежде чем создать бизнес, Ольга Томшина и Мария Дюндик попробовали себя в самых разных областях. Первая окончила Иркутский госуниверситет, затем аспирантуру Европейского университета в Санкт-Петербурге. Дюндик пыталась закончить факультет кибернетики, но на третьем курсе увлеклась рисованием, стала посещать частную студию, где однажды ей предложили развивать детское направление. Дюндик бросила университет и с головой ушла в новую сферу. Четыре года назад она переехала из Иркутска в Петербург, вышла замуж и продолжила работать с детьми - учила их шить текстильных кукол.

Беременны бизнесом

Познакомились девушки на вечеринке у общей подруги. Ни у кого тогда не было в планах детей. Общаться теснее они начали, когда обе забеременели: дочки у обеих родились с разницей в несколько месяцев. «Идея создания детского бизнеса была и у меня, и у Маши, - рассказывает Томшина. - И обе мы столкнулись с некоторой проблемой - либо одевать дочерей в «розовые рюши», либо в совершенно одинаковые вещи из H&M или Zara. Нам хотелось, чтобы одежда для них в первую очередь нравилась нам самим».

И молодые мамы решили развивать собственный бренд Brick-box, который по их замыслу должен был отвечать трем критериям: концептуальная детская одежда европейского уровня, сделанная в Петербурге.

Найти партнера

Первоначальные инвестиции составили 300 000 руб. из личных сбережений. Деньги пошли на покупку материалов, создание собственного сайта, оплату работы конструкторов и изготовление изделий. Свой бизнес девушки начали развивать в июне прошлого года и уже через четыре месяца выпустили пробные образцы. Весь октябрь ушел на фотографирование и заключение партнерских соглашений, а в ноябре начались продажи.

Производить одежду было решено в России. «Если делать ставку на качество, то все процессы нужно контролировать, а это удобнее делать на месте, - поясняет Томшина. - К тому же у нас лимитированные серии, не больше 100 единиц одного артикула, и размещать такое производство за границей невыгодно».

Свитер для битья

Все вещи в коллекции Brick-box максимально сочетаются друг с другом, т. е. любая мама может комбинировать их и получать интересные пары, поясняют концепцию бизнеса предпринимательницы: «Мы используем принцип детского конструктора, в котором все детали подходят друг другу».

«Сегодня мы шьем одежду для детей от года до пяти лет шести размеров и от восьми до 10 вещей в каждой коллекции, - говорит Дюндик. - Но уже в следующем году планируем увеличить размерную линейку до 10 лет и расширить ассортимент. Мы делаем ставку на дизайн и качество».

«У нас был один свитер, - смеется Томшина. - Мы его стирали на всех возможных режимах, разве что не кипятили. И со страхом наблюдали, что из этого получится, ведь из Италии должна была прийти большая партия пряжи - 100%-ная мериносовая шерсть, из которой этот свитер был сделан, и нам было бы неприятно на выходе увидеть деформированное изделие».

Хотя девушки и не задавались целью шить из заграничных материалов, подружиться с отечественными не удалось: если устраивало качество, то узоры не выдерживали никакой критики. Остановиться решили на итальянской пряже и тканях. Правда, пока объемы одежды небольшие, цена сырья получается высокой, что, в свою очередь, сказывается и на стоимости товара (цена джемпера или кардигана на ребенка от года до пяти лет составляет от 1900 до 2100 руб.).

«Российская швейная индустрия находится в зачаточном состоянии, - соглашается Светлана Воноткова, директор по развитию компании OZOZÓ, также выпускающей детскую одежду лимитированным тиражом. - Приходится отсматривать тысячи образцов у разных поставщиков, чтобы подобрать один подходящий вариант». В своем производстве эта компания использует ткани от известных домов моды, что тоже сказывается на цене одежды. В OZOZÓ развивают три линейки одежды, среди которых самая дорогая - праздничная. Цены на вещи для особых случаев колеблются в диапазоне от 4000 до 8500 руб.

Без склада и офиса

«Мы делаем ставку на интернет-продажи», - говорит Дюндик. Одежда Brick-box продается через магазины babyswag.ru и littlemoon.ru. Предпринимательницы также ведут собственные онлайн-продажи и открывать розничный офлайн-магазин пока не планируют. В ближайшее время они хотят начать производить одежду для родителей, которая была бы в одном стиле с детскими вещами, а также аксессуары для детей и взрослых.

В OZOZÓ, где эти направления развивают с самого начала, считают, что сопутствующий товар - хорошее подспорье в бизнесе, в котором возникает много неизбежных рисков: сезонность, более востребованные размерные ряды, неудачные модели.

Пока годовой оборот Brick-box невелик - около 500 000 руб. Говорить о стабильной прибыли тоже рано. Каждая новая коллекция требует больше инвестиций, чем предыдущая: с одной стороны, удается постепенно снижать себестоимость отдельной вещи за счет увеличения размеров партий, а это прямая экономия на материалах и подрядчиках, а с другой - в абсолютном выражении объем производства постоянно увеличивается, поэтому вся выручка полностью уходит на развитие.

Чтобы хоть как-то оптимизировать расходы и добиться снижения себестоимости, Томшина и Дюндик обходятся без офиса. У предпринимательниц нет склада: вещи сразу же уходят партнерам и продаются. «Но сейчас мы начинаем выходить на новый уровень - отшиваем коллекции на год вперед, и скоро встанет вопрос хранения», - говорит Дюндик.

Родить мальчиков

Что касается компаний, которые имеют полное производство в России, то это достаточно дорогостоящий процесс, соглашается с участниками рынка Татьяна Гривенная, эксперт рынка детской одежды, автор практического пособия для директоров магазинов детской одежды, директор PR-агентства «Передовая»: «Отдельный вопрос - рабочая сила. Мои клиенты, для того чтобы сохранить лучших портних, выплачивают им зарплату 40 000-45 000 руб. в месяц. И этих портних еще нужно найти».

По словам Томшиной, проблем с отшивом моделей у них сейчас нет, а вот поиск толкового конструктора - человека, который делает лекала, - дело сложное и дорогостоящее: «Это работа проектная, и за каждую модель нам приходилось платить от 3000 руб. Мы начинали работать с двумя женщинами, но у одной были проблемы с качеством, а у другой - со сроками. Сейчас мы сотрудничаем с компанией, которая специализируется на разработках и кройке».

В OZOZÓ персонал подбирали через знакомых и людей, которые занимаются индивидуальным пошивом. Из 50 швей отбор проходила только одна, замечает Воноткова.

По мнению Гривенной, на рынке, близком к насыщению, когда конкуренция достаточно высока, нишевые продукты - прекрасная возможность отстроиться от конкурентов и сформировать лояльную покупательскую аудиторию. «Сейчас мы делаем одежду исключительно для девочек - больших и маленьких», - рассказывает Воноткова. Как и у совладелиц Brick-box, у нее и ее партнерши - дочки. «Нужно родить мальчиков, чтобы запустить полноценную коллекцию для мальчиков», - убеждена она.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать