Статья опубликована в № 3849 от 10.06.2015 под заголовком: Запиши босса на диктофон

Обиженные сотрудники записывают разговоры своих начальников на диктофон

Суды США и Великобритании считают запись разговора доказательством

Особенность скандала в FIFA – американские правоохранители снабдили Чака Блейзера диктофоном, замаскированным под брелок для ключей. Но сегодня брелок с микрофоном для прослушки в США считается старьем – есть куда более современные способы вести скрытую запись. Что продемонстрировал министр финансов Греции Янис Варуфакис. В своем блоге он признал, что частенько записывает разговоры на диктофон в мобильном телефоне. Запись разговоров особенно важна, когда приходится импровизировать, поучает Варуфакис в блоге: «Цель, естественно, воспроизвести формулировку дословно, чтобы сообщить премьер-министру, правительству, парламенту и т. д., что же я точно сказал». Варуфакис при этом уверяет, что не нарушает тайну переговоров. Все сказанное останется только в памяти участников – и диктофона.

Считающие себя обиженными сотрудники часто записывают разговоры своих начальников. Это отметила в 2013 г. в официальном сообщении даже британская Acas (Служба консультации, примирения и арбитража). Такие записи уже используются как свидетельства в суде и будут использоваться все чаще, ведь мобильные телефоны облегчают скрытую запись разговоров. «Работодатели могут спорить, является ли такая практика честной или оправданной. Суды считают ее постыдной. Но их мнение согласно закону не может служить признанием скрытых записей недопустимыми доказательствами», – говорится в сообщении.

Слушать комиссию

Во время дисциплинарных разбирательств сотрудники британских компаний ведут скрытую запись даже в свое отсутствие. Когда комиссия просит всех удалиться, чтобы посовещаться, они оставляют подслушивающие устройства в кабинете.

В 2006 г. в Великобритании ассистентка преподавателя оспаривала свое увольнение. Суд разрешил ей предоставить в качестве доказательства запись слушаний, проходивших с ее участием. Но запретил использовать записи совещаний комиссии. Важно, чтобы члены комиссии могли свободно высказывать свое мнение, в том числе сомнения в доказательствах вины сотрудника, и не опасаться, что потом их слова обратят против них, аргументировал судья. Но в прошлом году произошел другой прецедент. Работница банка выдвинула обвинение в сексуальных домогательствах, дискриминации по половому признаку и давлении с целью заставить написать заявление об уходе. Суд разрешил ей предоставить в качестве доказательства запись совещания рабочей комиссии. Ведь в частной беседе ее наниматели позволили себе куда более оскорбительные высказывания об истице, чем во время слушаний с ее участием.

В США более запутанная ситуация. В ряде штатов запись, если она затрагивает частную жизнь, можно вести только с разрешения всех сторон. Но в большинстве штатов не нужно оповещать других, что разговор записывается. Компании могут объявить скрытую запись дисциплинарным нарушением. Но понятно, что люди включают диктофоны, когда уже не боятся разрушить хорошие отношения с компанией.

Мало кто из работодателей вправе жаловаться на несправедливость. Большинство из них сами многие годы нарушали договор о лояльности, сокращая штат, развивая аутсорсинг и проводя реорганизации. А ряд компаний вообще использует новые технологии, чтобы следить за собственными работниками, например, ради проверки качества работы отдельных служб. Поэтому начальнику лучше два раза подумать, прежде чем что-то сказать сотруднику, ведь его слова могут быть записаны и использованы против него.

FT, 3.06.2015, Антон Осипов