Менеджмент
Бесплатный
Джеймс Уилсон
Статья опубликована в № 3855 от 19.06.2015 под заголовком: Золото Либерии

Первый коммерческий проект по добыче золота в Либерии после гражданской войны

Мешают эпидемия Эболы и сопротивление племен

У золотодобытчиков это зовется «первая отливка» – этап, когда шлиха (содержащая золото субстанция, получаемая после обработки многих тонн дробленой породы) набирается достаточно, чтобы впервые получить слиток. И вот он готов, собравшиеся рядом рабочие улыбаются, и все лишения тяжелой жизни золотодобытчика кажутся оправданными. 1 июня этот момент настал на руднике New Liberty в Либерии.

Гендиректор владельца рудника, компании Aureus Mining, Дэвид Ридинг 35 лет работает в золотодобыче. Большая часть его карьеры прошла в Африке. Aureus Mining – небольшая компания, капитализация которой на Лондонской бирже – около 100 млн евро. New Liberty разрабатывается уже четыре года – не очень долгий срок для рудника. История разработки рудника получилась незабываемой.

Мало того что это первый коммерческий проект по золотодобыче в Либерии, где гражданская война окончилась меньше 10 лет назад. Так, во время его строительства разразилась эпидемия лихорадки Эбола в Африке и крупнейший спад в отрасли за 10 с лишним лет. Так что небольшая задержка с началом добычи золота вполне оправданна, говорит Ридинг. Он не понаслышке знает о трудностях – каждый месяц он проводил около недели в командировке на руднике: «Мы планировали запустить добычу в марте. Но нельзя предугадать, какой сюрприз преподнесет вам Эбола. Эпидемию трудновато прогнозировать на бизнес-совещаниях».

Либерия стала одной из трех наиболее пораженных эпидемией Эболы стран наряду с Гвинеей и Сьерра-Леоне. Ридинг вспоминает, как год назад в Либерии появились первые больные этим вирусом и как единичные случаи переросли в эпидемию, от которой надо было защитить 1000 работников New Liberty, расположенного в 100 км от столицы страны – Монровии.

К июлю, рассказывает Ридинг, паника усилилась, многие организации ушли из страны, многие проекты зависли. К тому времени работы на руднике шли полным ходом. Монтировалось горно-обогатительное оборудование для переработки руды, которую извлекут из карьера двухкилометровой длины. «Самым большим вопросом стало, продолжать ли строительство. Было сделано уже больше половины. Для небольшой компании остановиться на таком этапе с большой долей вероятности равноценно банкротству», – говорит Ридинг. New Liberty выбрал стратегию осажденной крепости: объявил карантин, перекрыл подъезды бетонными блоками и постоянно держал на строительстве двух докторов. Подрядчики улетали и прилетали через военный аэропорт. Так как New Liberty от ближайшего океанского порта отделяет всего сотня километров, поставки продолжались практически бесперебойно. На руднике не было зафиксировано ни одного случая заболевания.

Доллары на золото

$172 млн вложила британская компания Aureus Mining в разработку золотого рудника New Liberty в Либерии. Деньги она получила в результате размещения акций на бирже LSE в секторе AIM

Aureus Mining – одна из бесчисленных мелких золотодобывающих компаний, рассеянных по планете. Они покупают лицензии в надежде, что если удача им улыбнется, выводы геологоразведки окажутся верны и найдется инвестор, то в один прекрасный день бумажку – лицензию удастся превратить в золотодобывающий рудник. Ридинг прежде работал в Randgold, крупнейшем публичном британском золотодобытчике. В Aureus Mining он пришел незадолго до того, как компания прошла листинг в Великобритании и Канаде в 2011 г. Он лично съездил в New Liberty и был уверен, что рудник можно успешно запустить. Вопрос был в том, начинать добычу сразу же или продолжать искать более перспективные месторождения. Ридинг решил, что от добра добра не ищут. Сейчас это решение кажется верным. Aureus Mining вышла на биржу в 2011 г. Через полгода цены на золото достигли максимума – $1900 за унцию – и начали снижаться. В 2013 г., когда цены на золото вовсю катились вниз, Aureus Mining уже строила.

Слагаемые успеха любого рудника не так уж сложны, настаивает Ридинг: побольше золота в высокой концентрации, работники, не пасующие перед трудностями (а с ними непременно столкнешься), и власть, поощряющая предпринимательство. Президент Либерии Элен Джонсон-Серлиф как раз такова, считает Ридинг: «А набор трудностей стандартен для Африки: логистика, дороги, особенности местности, количество осадков. Все как везде».

У New Liberty есть проблемы помимо Эболы и снижения цен на золото. Одна из них типична для всех предприятий такого рода: как расселить тысячи людей, живущих на территории будущего карьера.

В нескольких километрах от рудника компания выстроила деревню со школой и больницей. В строительстве пытались использовать по максимуму местные ресурсы. Aureus Mining закупила оборудование по производству кирпичей и обучила 300 человек строительным профессиям. Возникли строительные и плотничные кооперативы. Ридинг клянется, что на каждое рабочее место на руднике приходится по 15–20 вакансий в окрестных районах. Все чаще успех проекта зависит от местного окружения. Как называют это сами золотодобытчики, «социальная лицензия на работу».

Как бы ни был перспективен рудник, противостояние с местными может запросто поставить на нем крест. «Переезд вряд ли бывает в радость, но то, что люди были вовлечены в постройку собственных домов, сыграло нам в плюс, – подытоживает Ридинг. – Если нет социальной лицензии на работу, то, считай, ничего у тебя и нет».

FT, 27.05.2015, Антон Осипов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать