Статья опубликована в № 3863 от 01.07.2015 под заголовком: Опасный класс фрилансеров

Штатных работников заменяют фрилансеры

Рост доли внештатных работников – относительно новая тенденция на рынке труда

Лорна Моррис – дизайнер-фрилансер. Когда у нее случается затишье с заказами, она боится, что не сможет оплатить счета. Но потом, бывает, приходит другой страх. Экзистенциальная паника, которую она называет «А хороший ли я профессионал?». Моррис не одна такая. Эми Вжесневская, профессор организационного поведения школы менеджмента Йельского университета, говорит, что над фрилансерами в первую очередь довлеет страх остаться без средств к существованию. Но не меньше они тревожатся, достаточный ли объем работы они успевают сделать и хорошо ли справляются с обязанностями. Ведь они не могут ориентироваться ни на нормативы компании, ни на сравнение с коллегами.

В 2001 г. вышла книга Дэниела Пинка «Нация свободных агентов» (М.: Секрет фирмы, 2005), где расписывался процесс перехода от штатных к временным сотрудникам, живущим от заказа к заказу и работающим на несколько компаний сразу. Но Пинк и представить себе не мог, насколько развитие технологий сейчас ускорит этот процесс.

Главной проблемой становится нестабильность финансового положения независимых работников. Известно, что у фрилансеров нет льгот обычных работников вроде оплачиваемого отпуска. Однако не менее важен психологический аспект гигномики. В недавней публикации Journal of Occupational Health Psychology «Качественное исследование уровня стресса самозанятых индивидуумов» отмечается, что такие люди выпадают из сферы внимания психологии гигиены труда.

Правда, не все так плохо. Фриланс дает ощущение свободы. Моррис счастлива, что может не ходить в офис, а трудиться на скамейке в парке или во время путешествия. К тому же у нее весьма разнообразная работа: «Я работаю с множеством разных людей. И ценю это». Лаура Дэвидсон, поверенный Mental Health Research UK, цитирует одно из исследований: «Фрилансеры и на земле гуляют, и в рай поспевают – у них больше свободы, меньше стресса и больше удовлетворения от результатов труда». Но и тревог у них хватает. Сара Горовиц, основатель американского профсоюза фрилансеров, иронизирует: «Если запускаешь медстрахование для шахтеров, нужно быть специалистом по антракозу (пневмокониоз из-за вдыхания каменноугольной пыли). А если для фрилансеров – то по тревожности».

Новые термины

Многочисленные сайты вроде Fiverr или Freelancer, где можно разместить объявления о своих услугах, придали фрилансерству новый, технологичный облик и обогатили язык понятиями «экономика совместного потребления» (sharing economy) или «гигномика» (gig economy).

Вжесневская согласна, что работа в компании помогает трудовой самоидентификации: «Фрилансерам приходится самим себе создавать структуру, что делает их самоидентификацию более сомнительной и пристрастной». Джанпьеро Петриглиери, психиатр и профессор организационного поведения Insead, как раз занимался этой проблемой. Фрилансеры ответственны за свою работу, у них нет компании, которая их прикроет в случае чего и которую можно обвинить во всех грехах. Это заставляет их чувствовать свою уязвимость.

Именно страх ошибиться – самый большой кошмар Эмили Бретт, фрилансера-консультанта по музыке и ивент-менеджменту. «В каждый проект куда больше вкладываешься эмоционально и лично. Тебя не защищает бренд крупной компании. Если ты завалил дело – вся ответственность на тебе», – говорит она. Петриглиери выделяет два типа страха у фрилансеров: опасение за результаты («Достаточно ли я профессионален?») и экзистенциальную тревогу («Кто я и почему этим занимаюсь? Это кому-нибудь нужно?»). «Когда чувствуешь, что тебя не ценят по работе и положение твое нестабильно, может возникнуть ощущение, что занимаешься ерундой», – говорит он.

Гай Стэндинг – автор книги «Прекариат: новый опасный класс» (М.: Ад Маргинем пресс, 2014). Этим термином называют людей, не имеющих постоянной занятости, трудовые отношения с которыми могут быть расторгнуты работодателем в любой момент. Их товар – они сами, полагаются они на свой ум и сеть контактов, характеризует Стэндинг. Их главная проблема – выгорание: «Живут они бешеной и зависящей от конъюнктуры жизнью». Самоутверждаться могут, работая на износ и ведя крайне активную жизнь. Исследователи на примере одного из нидерландских фрилансеров показали, что количество рабочих часов для него не имеет значения. Но это скорее не трудоголизм, а неспособность разделять отдых и труд, что и приводит к выгоранию.

Один из способов усмирить тревогу – встретить людей, у которых мозги устроены так же, как у тебя. Не только ради спасения от одиночества, но и чтобы вызывать чувство самоидентификации, которое обычно порождается работой на компанию или организацию. Отчасти это объясняет резкий рост популярности интернет-форумов вроде Turkopticon или коворкингов вроде Second Home.

Бретт прошла курс в Escape School, которая помогает людям осознать себя как фрилансеров. Это позволило ей по-новому взглянуть на свою жизнь: «Чем дрожать перед неизвестностью, лучше видеть открывающиеся перед тобой невероятные возможности». В жизни фрилансера все-таки меньше тревог, чем у штатного работника, верит она: «Больше нет пожизненной трудовой обязанности, риска попасть под сокращения, опасения, что компания обанкротится или что тебя подсидят». Пинк согласен с этим: «Если у тебя исчезнет один из многих заказчиков, это горько, но не критично. А вот если у тебя один работодатель и он тебя выгоняет, ты в большой беде. Сейчас уровень тревожности на постоянной работе несравним с тем, что был 40 лет назад».

FT, 25.06.2015, Антон Осипов

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать