Уровень безработицы в России почти не меняется

Стагнация на рынке труда ухудшает перспективы развития экономики и повышает протестные настроения

На рынке труда в России наблюдается стагнация: численность безработных низкая и фактически не меняется с начала года, утверждают специалисты ВЦИОМа, опираясь на данные Росстата и свои собственные регулярные опросы.

Другой кризис

В январе этого года Росстат насчитал 4,2 млн безработных, что составило 5,5% экономически активного населения, в июне – 4,1 млн, или 5,4% соответственно. Для сравнения: в кризисный 2009 г. среднегодовой уровень безработицы составил 6,3 млн человек (8,3%).

По опросам социологов, близкие и знакомые, потерявшие работу в последние несколько месяцев, есть у каждого третьего (31%), в том числе у 9% в окружении таковых более четырех человек, у 22% - два-три человека (см. таблицу ниже). В целом чаще подобные случаи отмечаются среди знакомых 35-44-летних (38%), людей с низким достатком (38%), жителей Москвы и Санкт-Петербурга (41%).

«По сравнению с недавним прошлым опросные индикаторы безработицы пока не выглядят драматичными, – считает Юлия Баскакова, руководитель исследовательских проектов ВЦИОМа. – Ситуация с безработицей ухудшилась весной, но с тех пор она остается без существенных изменений». По ее словам, колебания индекса безработицы очень малы – всего 2-3 пункта. Баскакова напоминает, что в первой половине 2009 г. более 60% россиян сообщали о том, что у них есть знакомые, которые недавно лишились работы, в том числе более 20% говорили, что таких знакомых у них много. «То есть ситуация была ровно в два раза хуже, чем в настоящий момент», – говорит эксперт.

Ниже некуда

«Анализ ретроспективной динамики численности безработного населения в экономике России показывает, что к лету 2014 г. она достигла минимальных своих значений (4,8-4,9%), очевидно, максимально приблизившись к своему естественному уровню. Вместе с тем тенденция заметного сокращения безработицы фактически исчерпала себя еще в 2013 г. В течение 2013 г. численность безработного населения оставалась практически на постоянном уровне - около 4 млн человек», – отмечает Андрей Коровкин, заведующий лабораторией прогнозирования трудовых ресурсов Института народнохозяйственного прогнозирования РАН. На его взгляд, нынешний уровень безработицы практически равен естественному уровню.

Не придерживается подобной точки зрения ведущий экономист Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) Игорь Поляков. На его взгляд, естественный уровень безработицы в идеальных условиях для России мог бы быть равен 4-4,5%, но в связи с характером переходной (развивающейся) экономики и структурными перекосами на рынке труда говорить о естественном уровне трудно.

Впрочем, он согласен, что рынок труда «достиг дна». «Если не учитывать данные по Северному Кавказу, средний уровень российской безработицы окажется еще ниже – 5,2% экономически активного населения», – говорит Поляков. По его мнению, это скорее негативный показатель, который обязан демографическому провалу, дефициту квалифицированных кадров и высокой доле теневого сектора. Поляков напоминает, что в кризисный 2009 г. пик безработицы пришелся на февраль, когда уровень безработицы составил 9,2%, но тогда было больше возможностей для «маневра», и к концу года безработица опустилась примерно до 7,5%. В нынешней ситуации рынок труда сможет черпать ресурсы для возможного роста экономики прежде всего из теневого сектора, где в прошлом году было занято порядка 15 млн человек. Пока же, на его взгляд, при спаде экономики в следующем году на 2,5% безработица может вырасти до 6-7%.

Главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова видит значительные проблемы для потенциального восстановления рынка труда в значительной доле населения, задействованного в низкопроизводительных отраслях. В частности, только 17-18 млн человек в России заняты в госсекторе. На ее взгляд, решать проблему нехватки кадров в перспективе можно было бы значительным сокращением госслужащих, привлечением иностранных мигрантов или запуском эффективных программ, стимулирующих демографический рост.

Протесты растут, протестность снижается

По данным опросов ВЦИОМа, прогнозы относительно собственного трудоустройства в июле не более пессимистичны, чем в январе. Каждый четвертый работник (25%) убежден, что в случае увольнения сможет трудоустроиться без каких-либо сложностей. Каждый третий (31%) считает, что найдет аналогичное место, приложив небольшие усилия. Еще 30% полагают, что на пути поиска новой работы возникнут большие трудности, а 12% практически не надеются, что им удастся вновь трудоустроиться без потери в должности или зарплате.

Тем не менее специалисты ФОМа фиксируют рост протестной активности на промышленных предприятиях. За шесть месяцев 2015 г. на российских предприятиях было зафиксировано 189 трудовых протестов – рост активности составил 45%.

Рабочие гораздо острее чувствуют кризис, чем иные социальные группы, отмечают исследователи. В частности, рабочие в два раза чаще других социальных групп (16% против 8% в среднем) говорят о задержках и сокращении размера зарплаты в течение последнего полугодия. Однако на фоне низкой безработицы протестные настроения у людей иные. «В 2009 г. 33% рабочих декларировали готовность участвовать в забастовке, в этом году - 24%. Разница - существенная, – отмечает Елена Петренко, управляющий директор ФОМа. – Но сегодня и кризис-то на полную пока не развернулся».