Менеджмент
Бесплатный
Оксана Гончарова
Статья опубликована в № 3899 от 20.08.2015 под заголовком: Считаться ли с профсоюзом

Кому нужна борьба профсоюзов за сохранение рабочих мест в кризис

Если сами работники не всегда готовы активно отстаивать свои права

Мы как юристы работаем с самыми разными профсоюзами, входящими как в Конфедерацию труда России (КТР), так и в Федерацию независимых профсоюзов России (ФНПР), – рассказывает Сергей Саурин, руководитель юридического направления Центра социально-трудовых прав. – И в последнее время отметили интересную тенденцию: из профсоюзов КТР нам звонят почти каждый день и по самым разным острым вопросам, а последнее обращение из ФНПР было в 2013 г. и касалось оно отнюдь не кризисной темы».

ФНПР и «Соцпроф» – организации, деятельность которых ориентирована на сглаживание трудовых конфликтов и социальной напряженности, объясняет Петр Принев, руководитель орготдела Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» (МПРА). У КТР, по его мнению, совсем другие задачи: на первое место они ставят не предоставление бесплатных путевок, оплату лечения и прочие социальные блага, а занятость людей, безопасные условия труда и достойную зарплату. Профсоюзы ФНПР занимаются тем же самым – правда, другими методами, возражает Виталий Артюхин, председатель профкома Ленинградского металлического завода, входящего в ФНПР.

Требуют компенсаций

В последние два года МПРА работал над поправками к Трудовому кодексу, которые смогут обязать работодателей каждый год индексировать зарплату сотрудникам как минимум на официальный уровень инфляции, рассказывает Принев. По его словам, поправки уже представлены карельским парламентом на рассмотрение Госдумы. Рабочие, входящие в профсоюз, добиваются и других гарантий – например, «достойных», а не минимальных выплат в случае сокращения штата. Те, кто остался без работы в связи с закрытием автозавода «Джи-эм», весь период увольнений настаивали на выплате им от 12 до 18 окладов, и некоторые добились компенсации в виде 12 зарплат. На этой волне бастовать начали и на заводе Ford Sollers во Всеволожске: в марте рабочие выступили с требованием включить в коллективный договор пункт выплаты им в случае сокращений до 18 зарплат, правда, работодатель согласие на это пока не дал. По словам Принева, рабочие автозаводов добиваются таких компенсаций не только для себя, но и для всех наемных рабочих.

Возвращают зарплату

Несмотря на кризис, на который любят кивать судовладельцы, Российский профсоюз моряков (РПСМ) практически каждый раз при подписании коллективного договора добивается повышения зарплаты, говорит Ирина Устюменко, руководитель пиар-службы РПСМ. Что же касается ситуаций с невыплатой зарплаты, то они происходят постоянно и эти вопросы не всегда решаются быстро, сетует она. Например, на теплоходе «Ладва» под российским флагом почти три месяца начиная с 24 апреля шла акция протеста из-за долгов по зарплате.

О размерах возвращаемых морякам средств можно судить на примере Дальневосточной региональной организации РПСМ: за 2014 г. профсоюз добился выплаты $1,66 млн. Эта сумма включала долги по зарплате и компенсации. За помощью только в РПСМ обратилось 300 моряков в индивидуальном порядке и 15 экипажей судов.

Не допускают сокращений

Еще один профсоюз – Российский профсоюз докеров (РПД) не так давно помог работникам Ейского морского порта восстановиться на работе и добиться повышения тарифных ставок. По словам Василия Козаренко, председателя РПД, все началось с того, что людям с 2012 г. не индексировали зарплату. В ноябре 2013 г. они создали первичную профсоюзную организацию РПД и обратились к руководству с предложением заключить коллективный договор. Им в этом отказали, после чего докеры через профсоюз обратились в краевую транспортную прокуратуру, а та направила исковое заявление в суд.

Суд с требованием рабочих согласился, но и после этого руководство на переговоры не пошло. «И без того невысокие тарифные ставки (69–96 руб. в час в зависимости от типа груза) понизили до 35 руб. в час, – рассказывает Козаренко. – Самых активных профсоюзных деятелей уволили. Тех, кто не согласился на новые условия, тоже уволили. А когда отдельных работников восстановил суд, начальство порта заявило, что под сокращение подпадут все 120 докеров». По его словам, пока шли переговоры, 39 человек не допускались к работе, с марта по май им платили две трети среднего заработка, как за простой.

Прежде чем права рабочих были восстановлены, прошел год. Сейчас все 39 докеров, отправленных в простой, снова работают. Для них профсоюз добился сохранения прежних тарифных ставок и настоял, чтобы порт никого из своих людей не сокращал. Получить комментарии у руководства Ейского морского порта не удалось.

Депутаты и зарплаты

Принев рассказывает, что его профсоюз взаимодействует с региональными депутатами и пытается инициировать принятие важных законов – в том числе уличными акциями вроде «Зарплата должна расти!». Взаимодействие идет туго – не все депутаты готовы поддерживать профсоюзы.

Когда есть результат

«У нас на переговоры о включении в коллективный договор пункта, что индексация зарплат должна проводиться каждый год, ушло больше полугода, – делится Артюхин. – Мы не прибегали к шантажу, не угрожали забастовкой, просто вели переговоры с участием внешних консультантов, людей с экономическим образованием, которые обосновали необходимость такой меры. Но если бы руководство не согласилось, забастовки было бы не миновать».

Если сами работники готовы к коллективным действиям вплоть до остановки работы, то результат всегда есть и решить можно практически любой вопрос, убежден Козаренко, если же они боятся отстаивать свои права, то профсоюз, действуя в одиночку, не всегда достигает положительного результата и процесс занимает больше времени. Профсоюз в этом случае вступает в переговоры с работодателями, идет в суд, к депутатам, пишет жалобы в надзорные и контролирующие органы, которые нередко оставляют их без внимания.

Как показывает практика, судебная тяжба – не самый эффективный способ борьбы за права сотрудников, делится Принев из МПРА: «Например, в начале августа мы восстановили на работе уволенного еще в октябре 2014 г. рабочего – электрогазосварщика петербургской компании «Металлопродукция». Все это время, т. е. почти год, человек находился в вынужденном прогуле».

Трудно решать проблемы с невыплатой зарплаты, если работник пускает все на самотек, замечает Устюменко. Нередко случается, что у моряка нет элементарных документов – подписанного индивидуального контракта и трудового договора. Иногда невозможно найти местонахождение компании-судовладельца, установить ее организационно-правовую форму. Бывает также, что моряки обращаются слишком поздно или списываются с судна до разрешения конфликта.

С миру по юристу

Большинству профсоюзов помогают не свои, штатные, специалисты, а привлеченные со стороны. Это еще одна причина, по которой не всегда удается утрясти конфликт в короткие сроки. Если оценивать юридическую базу профсоюзов, то у тех, кто входит в ФНПР, она, безусловно, сильнее, чем у КТР и «Соцпрофа», говорит Саурин. «На одной из конференций, в которой мы участвовали, руководитель правового департамента аппарата ФНПР Юрий Пелешенко заметил, что штат юристов организации по всей России насчитывает больше 1000 человек», – поделился он.

В профсоюзе докеров (входит в КТР), по словам Козаренко, своего штата юристов нет, но большинство руководителей первичных организаций (их в РПД 36) имеют юридическое образование и судебный опыт в трудовых спорах. Что до трудовых инспекторов, то они привлекаются время от времени и работу выполняют на добровольной основе. Если РПД не справляется своими силами, то обращается за помощью внешних специалистов. Например, когда спор нужно довести до Верховного суда, за дело принимается тот же Центр социально-трудовых прав в Москве, причем часто это делает бесплатно.

Кому помогает профсоюз

В РПД пожаловаться на свою ситуацию может любой человек, но, чтобы получить конкретную помощь, а не консультацию, он должен состоять в профсоюзе и ежемесячно отчислять 1,5% зарплаты. Учитывая, что средний оклад российского докера составляет 55 000 руб., это чуть больше 800 руб. Любую финансовую деятельность профсоюз осуществляет за счет членских взносов, поясняет Козаренко. Поэтому тех, кто пытается получить помощь, не уплачивая их, в профсоюзе не любят. Во всяком случае, на материальную помощь – оплату лечения, дополнительного медстрахования, наем адвоката по трудовым спорам – они могут не рассчитывать.

То же в РПСМ: если моряк не входит в профсоюз, решать его проблемы и представлять интересы никто не будет.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more