Менеджмент
Бесплатный
Мария Подцероб
Статья опубликована в № 3972 от 02.12.2015 под заголовком: Игра в выгонялки

Ситуация на рынке труда хуже, чем в 2008 году

Но сравнивать нынешний кризис с предыдущим нельзя – рынок труда полон противоречий

Вадим Мохов, гендиректор IT-сервиса для общественного транспорта «Росинновация», провел 40 собеседований за одну неделю, когда искал руководителя нового проекта. Дело в том, что на эту должность ему нужен был не просто профессионал, а тот человек, который способен в трудных обстоятельствах признать свою вину, а не обвинять во всем команду. «Я задавал вопрос о бывшем работодателе и, как только человек начинал винить в своих неудачах других, сразу прекращал собеседование», – рассказывает Мохов.

Таких привередливых работодателей сейчас немало. Они придирчиво выбирают из многих кандидатов, но в итоге все же нанимают нужных им людей и порой даже расширяют штат, констатируют рекрутеры. И это стремление работодателей к оптимизации предопределило множество странностей на рынке труда в 2015 г. По данным опроса, проведенного в ноябре этого года холдингом «Ромир», в 2015 г. 9% российских компаний расширили штат. Для сравнения: в 2014 г. таковых было всего 1%. Правда, количество компаний, которые в этот же период, наоборот, сократили персонал, за год тоже выросло. В 2014 г. сокращения проводили лишь 8% компаний, а в 2015 г. – уже 39%. Столь же противоречивы и данные по зарплатам: если в 2014 г. 8% работодателей сокращали зарплаты и только 4% их увеличивали, то в 2015 г. 26% начали урезать оклады, зато 18% их увеличили. В опросе «Ромира» участвовали 1000 человек трудоспособного возраста из всех федеральных округов России.

Ближе к государству

Столь противоречивые тенденции на рынке труда эксперты объясняют особенностями нынешнего кризиса в России. Общемировой экономический коллапс 2008 г. коснулся России меньше, чем других стран, а сейчас локальный кризис вскрыл все проблемы нашей нефтегазовой экономики, констатирует Артем Васильев, эксперт рекрутинговой компании Antal Russia. Истоки экономического спада предопределяют и его особенности.

Характерная черта нынешнего кризиса в том, что в нем большую роль играет государство, отмечает Алена Владимирская, гендиректор кадровой компании Pruffi. Хорошо живут те компании, которые выиграли тендер или получили госзаказ: туда идут деньги, инвестиции. Остальные же в это время едва выживают. Отсюда, говорит эксперт, и такие перекосы на рынке труда. На руку определенным игрокам рынка и то, что государство внедряет программу импортозамещения, принимает меры по поддержке малых и средних предприятий, создает экономически благоприятные зоны для развития бизнеса, открывает центры занятости в Крыму и на севере России, добавляет Марат Яфизов, партнер хедхантинговой компании Alex Primus. Не случайно, по данным HeadHunter.ru, наиболее конкурентной сферой на московском рынке труда в ноябре 2015 г. оказался госсектор: здесь на одну вакансию приходилось 33,1 резюме.

Любой кризис в первую очередь раскрывает внутренние проблемы компании, с которыми она раньше мирилась, не соглашается Васильев. Именно поэтому, говорит эксперт, даже в рамках одной индустрии некоторые компании и в кризис имеют ресурсы для развития, а другие едва сводят концы с концами.

Каковы бы ни были причины, но исследование «Ромира» показало, что ситуация на рынке труда к осени текущего года превзошла кризисные показатели 2008 г. Тогда, в 2008 г., массовые сокращения персонала происходили скорее в превентивных целях, нежели по реальной необходимости. Нынешние сокращения более масштабные. В 2008 г. работу по разным причинам потеряли 13% респондентов, а в этом году – 23%.

Нанять подешевле

Правда, состав лишившихся работы в 2015 г. неоднороден: 4% подпали под официальное сокращение, еще 4% были уволены и целых 15% поменяли работу добровольно. Столь небольшой процент официально уволенных объясняется тем, что лишь в немногих компаниях сотрудников смогли сократить по всем правилам с выплатой компенсации. В большинстве случаев людям просто переставали платить зарплаты и они увольнялись сами, добровольно, объясняет Владимирская.

Я б в топ-менеджеры пошел...

По данным HeadHunter.ru, в ноябре 2015 г. в среднем на одну вакансию в Москве претендовали 11 человек. После госсектора самый высокий уровень конкуренции в ноябре 2015 г. наблюдался среди топ-менеджеров – 24 человека на место.

В этом году сокращения носили массовый характер совсем не потому, что в компаниях образовался избыток кадров, – это была часть оптимизации, объясняет Яфизов. Он знает немало примеров, когда в компании, например, работали 1000 человек с приличными окладами. Их всех сократили, а на их место набрали 800 новичков на меньшие зарплаты. Больше всего сокращений, по свидетельству экспертов, прошло в сильно пострадавших отраслях, таких как рынок бытовой техники, строительство, автомобильный рынок, нефтяной и банковский секторы.

Однако перекосы нынешнего кризиса дали знать о себе и здесь. Пока в одних отраслях активно сокращали, в других потихоньку набирали. Так, благодаря государственной политике импортозамещения начал расти аграрный сектор и ему потребовались новые кадры, рассказывает Владимирская. Частично выправилась ситуация и в образовании, так как запуск госпроекта «5–100» по повышению конкурентоспособности российских вузов на мировом рынке образования привел к тому, что участвующие в нем вузы стали активно нанимать управленческий и преподавательский состав.

Сейчас хорошо развиваются и набирают персонал IT-сектор, фарминдустрия и рынок здравоохранения, где на фоне кризиса государственной медицины как грибы растут сети частных клиник. Не отстает и продуктовая розница, рассказывает Марина Тарнопольская, управляющий партнер «Агентства Контакт». «Каким бы ни был кризис, людям всегда надо покупать продукты и лечиться», – замечает она.

Быстро теряют и быстро находят

Григорий Шанаев, директор по маркетингу одной крупной компании в сфере фэшн-индустрии, недавно поменял работу. Несмотря на то что он смотрел вакансии на падающем сейчас, по оценкам аналитиков, рынке фэшн-индустрии, трудоустроился он быстро, почти не сделав перерыва между двумя работами. На проседающем рынке его интересовал не столько уровень оплаты, сколько возможность получить новый уникальный опыт.

Как показало исследование, сейчас люди не только быстро теряют, но и быстро находят работу – почти так же быстро, как и в 2011–2013 гг. Так, по данным «Ромира», из тех, кто потерял работу за последние полгода, 31% респондентов смогли трудоустроиться в течение недели, еще 35% потратили на поиски работы от недели до полутора месяцев. Все еще находятся в поиске 28%, и лишь 6% респондентов вообще не ищут работу. Причина в том, что сейчас многие работодатели предлагают проектный вариант занятости, говорит Яфизов. В развивающихся отраслях, где много новых проектов, человека быстро берут для выполнения определенной задачи, а потом сразу увольняют. Поэтому на рынке труда идет постоянное движение. Оно, правда, бессистемное и совсем не связано с улучшением экономической ситуации. Грядущий 2016 год, прогнозирует эксперт, вряд ли принесет какие-либо изменения.

Вообще, говорят эксперты, традиции найма персонала на российском рынке таковы, что все делается очень быстро – быстрее, чем в Европе. В последние десятилетия бизнес в России рос более быстрыми темпами, чем в Европе и Америке, российские компании привыкли принимать решения без проволочек, считает Тарнопольская. К тому же в России мало компаний, работающих на международном уровне, поэтому кандидату не приходится проходить по 10 собеседований на разных уровнях. В крупной российской компании соискателя приглашают обычно на пять интервью, а в средней – на два или три.

«Сейчас традиционные маркетинговые приемы часто не работают. Нужно ко всему подходить креативно и уметь быстро перестраиваться», – говорит Шанаев. По его мнению, именно на тех людей, которые способны быстро перестраиваться, будет спрос в ближайшее время и именно им будет легче найти работу.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать
Читать ещё
Preloader more