Статья опубликована в № 4053 от 12.04.2016 под заголовком: Инновации помалу

Правительство обязало госкомпании закупать инновации у малого бизнеса

Но инновационный ассортимент мелким производителям не по зубам, говорят сами предприниматели

Минэкономразвития и Корпорация развития малого и среднего предпринимательства (МСП) обязали 90 госкомпаний и госструктур закупать высокотехнологичную продукцию у малых и средних предприятий. Как пояснили представители Минэкономразвития, в список 90 госкомпаний, в частности, вошли 12 крупнейших заказчиков-госкомпаний с наибольшими объемами закупок и выручкой от 2 млрд руб. в 2014 г.

Как будет рассчитываться квота по закупкам высокотехнологичных товаров и услуг у малого бизнеса, разъясняет постановление правительства № 1352, говорит Мария Кобаненко, советник адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры». В 2016 г. закупки госкомпаниями инновационных товаров у малого бизнеса должны по сравнению с 2015 г. увеличиться на 5% в денежном выражении. Это увеличение не потребуется только в том случае, если предприятие уже приобретает много инновационных товаров у малого бизнеса, т. е. их доля составляет не менее 5% стоимости всех закупок. А если предприятие в 2015 г. вообще не закупало никаких инноваций у малых предпринимателей, то на 2016 г. обязательный объем закупок будет приравнен к 0,5% общей стоимости прошлогодних закупок. Контроль поручен Корпорации МСП: с 21 марта 2016 г. она будет проверять проекты планов закупок инноваций, а с 1 февраля 2017 г. – отчеты о закупках.

Неизвестны науке

Минэкономразвития поясняет, что для отбора инновационных проектов компании могут ориентироваться на критерии, разработанные профильными министерствами. Но, по данным самих компаний, набор критериев везде примерно одинаковый и очень общий: инновационный продукт или технология должны обладать новизной, высоким техническим уровнем и давать более высокий экономический эффект по сравнению с традиционными решениями. «Ведомости» обратились в 15 компаний из списка с просьбой прокомментировать, какие инновации они закупают у малого бизнеса.

Оказалось, что каждый трактует инновации по-своему.

Не тот термин

В 2013 г. госкомпании из космического сектора, авиа-, судо- и автомобилестроения вкладывали в программы инновационного развития около 16% выручки, говорится в исследовании ВШЭ. 76% этих расходов приходилось на исследования и разработки. Но в таких отраслях, как добыча полезных ископаемых и энергетика, а также в инфраструктурных компаниях доля расходов на исследования и разработки составляет менее 10%. А остальные 90% приходятся на закупку нового оборудования, что относится не к инновациям, а к модернизации, говорит Михаил Голанд из НИУ ВШЭ.

«Ростелеком» закупает инновации в основном у крупных поставщиков, рассказал Андрей Овчинников, представитель компании. Это оборудование связи, например DWDM – уплотнители, технологические датчики, приборы для обслуживания каналов связи и офисов компании, услуги по разработке специализированного программного обеспечения и т. д. Он затруднился пояснить, какую именно инновационную продукцию компания планирует закупать у малого бизнеса в 2016 г. Определение, какая продукция является инновационной, расплывчато, замечает Овчинников. До сих пор компания руководствовалась собственными представлениями об инновациях, но, поскольку теперь правительство взялось контролировать ситуацию, компания ждет от него дополнительных разъяснений, отметил он.

Некоторые госкомпании закупают такие инновации, которыми малый бизнес не занимается. Например, РЖД, по словам представителя компании, относит к инновационным товарам магистральные грузовые локомотивы 2ЭС10, 2ЭС5, пассажирские локомотивы ЭП20, а также двухэтажные пассажирские поезда и «Ласточки». Из 660 локомотивов, закупленных в 2014 г., 69 инновационных. В 2015 г. доля закупок инновационной продукции у РЖД составила 8,5%, в 2016 г. ее планируется увеличить до 8,6%, рассказал представитель компании.

По словам Юрия Зафесова, директора департамента закупочной деятельности компании «Россети», компания при отборе инноваций всегда руководствовалась академическим пониманием этого слова. Представители «Русгидро» затруднились с ответом на вопрос, что в компании понимают под инновационными товарами.

Высокий залог

Михаил Кудинов, один из основателей IT-компании VeeRoute, которая занимается информационными системами для планирования маршрутов с учетом автомобильных пробок, говорит, что недавно VeeRoute заключила контракт с «EMS Почта России» на разработку системы для доставки посылок. Получить заказ напрямую было нереально, признает предприниматель, из-за жестких требований к поставщикам: ненулевая ежеквартальная отчетность, три года на рынке и т. п. VeeRoute, которой было меньше года, пришлось договориться о партнерстве с одним из системных интеграторов, и в тендере участвовал этот интегратор, пояснил предприниматель.

Малые компании не участвуют в гостендерах еще и потому, что им не хватает денег: претендент должен перечислить на счет заказчика залог в 5% от суммы контракта (который потом возвращается), а в случае победы в тендере – еще 10–30% как гарантию выполнения контракта, рассказывает Анатолий Милюков, гендиректор и один из основателей компании «Точка юга». Залог для участия «Точки юга» в тендере на разработку геоинформационной системы на 16 млн руб., который проводила администрация Звенигорода, внес партнер Милюкова – бизнесмен Константин Тюрин. Тендер предприниматели выиграли и из заработков смогли внести залог уже для участия в следующем конкурсе.

Заказчик для экспериментов

У софтверной компании 1С насчитывается более 6700 франчайзи, и почти все они относятся к МСБ. Им распоряжение правительства пойдет на пользу, считает Алексей Харитонов, руководитель отдела продвижения экономических программ 1С.

Однако другие крупные IT-компании говорят, что усилия государства по форсированию закупок инноваций у малого бизнеса вряд ли дадут результат. У заказчиков есть объективные причины, чтобы предпочесть крупных поставщиков мелким. Если во время проекта что-то пойдет не так, у небольшого предприятия не хватит ресурсов, чтобы решить проблему в экстренном порядке и госкомпании скорее всего придется объявлять конкурс повторно, рассуждает Юрий Корюкин, гендиректор компании «ABBYY Россия».

Крупные заказчики, особенно государственные, боятся быть первыми по части внедрения у себя новинок, замечает Кудинов, большинство из них предпочитает закупать пусть устарелые, но проверенные временем продукты.

Мелкие предприниматели часто не обладают необходимыми компетенциями, сертификатами, опытом и кадрами, говорит Михаил Голанд, директор Центра взаимодействия с органами власти, институтами развития и компаниями Института статистических исследований и экономики знаний Научно-исследовательского университета Высшей школы экономики (НИУ ВШЭ). Кроме того, только крупный поставщик может гарантировать, что в случае поставки товара низкого качества он компенсирует убытки в десятки и сотни миллионов рублей. Малый бизнес таких гарантий дать не может, резюмирует эксперт.

По словам Голанда, госпредприятия предпочитают иметь дело с крупными поставщиками потому, что высокотехнологичные системы требуют сложной технической поддержки (обслуживания оборудования и обновления ПО). А в малых и средних IT-компаниях программистов и инженеров мало, работают они внештатно, да и продукт часто бывает сырым, потому что нет времени, денег и людей для полноценной отладки, говорит Голанд. Многие из инновационных фирм как раз и рассчитывают, что крупный заказ поможет довести технологию до ума. Но заказчикам нужны не просто хорошие идеи, а готовые решения, заключает эксперт.

Без крупных контрактов мелким высокотехнологичным компаниям никогда не дорасти до уровня западных разработчиков, замечает Зубрик. «Если в стоимость контракта включена поддержка софта, я смогу под эти цели нанять на проект программистов в штат, – говорит Зубрик. – Но если цена контракта невелика и мы не сможем обеспечить поддержку продукта, то вовсе не будем участвовать в тендере».