Менеджмент
Бесплатный
Елена Горелова
Статья опубликована в № 4061 от 22.04.2016 под заголовком: Бизнес в боксе

Как успешные предприниматели зарабатывают миллионы в гаражах

В гаражах разводят раков и осетров, пекут булки, шьют обувь, открывают кафе и салоны красоты

Пятидесятишестилетний Владимир Кувшинов из Казани прошел типичный путь предпринимателя из гаража: от домашнего производства до ИП в гаражном кооперативе. Сейчас он шьет чехлы на кресла автомобилей. «У меня есть фишка: я быстро обмеряю кресло, делаю рисунок-чертеж и чехол садится как родной», – поясняет Кувшинов. Его мастерская выполняет по 30–50 заказов в месяц, средний чек – 7000 руб., но бывают заказы и на 25 000–30 000 руб., когда клиенты просят обновить весь салон автомобиля. Чистая прибыль колеблется от 15 000 до 100 000 руб., рассказывает Кувшинов. Свои два смежных гаража на пр-те Победы он расширил до 80 кв. м, вырыв яму под ними: сейчас в подполье печка и склад. Ворота заменил окном во всю стену. Теперь в гараже светло, что важно для швейного дела, говорит Кувшинов. Среди его клиентов есть и авиаторы, которые хотят обновить чехлы сидений в самолетах. Мастер признается, что чинил даже обветшавшие сиденья вертолетов руководителей региона. Он сам и замерщик, и закройщик, менеджер по работе с клиентами, поставщик тканей и бухгалтер. Помогает ему наемная швея и немного жена.

Модель выживания

Термин «гаражная экономика» появился с легкой руки фонда «Хамовники», который в 2015 г. провел полевые исследования этого явления. Эксперты фонда сделали 163 интервью в гаражных кооперативах (ГСК) в 60 городах России. В понимании исследователей, гаражная деятельность – не бизнес в классическом представлении, а промысел. Потому что люди работают не на приумножение капитала, а на выживание и не передают дело по наследству, объясняет Сергей Селеев, соавтор исследования. «Промысел существует до тех пор, пока работает промысловик, ведь на него завязано всё: производство, сбыт, улаживание проблем», – уточняет он. Как правило, предпринимателю из гаража 35–45 лет и живет он в регионах, а не в столицах. Многие работают нелегально, но некоторые регистрируются как ООО или ИП и исправно платят налоги. Авторы работы насчитали 16 881 производство в гаражах в 12 городах, в одном только Ульяновске – 11 700. В гаражную экономику Ульяновска вовлечено 15% населения.

Исследователи классифицировали виды деятельности в гаражах. Получилось 15 направлений – от сельского хозяйства и оптовой торговли до образовательных услуг. Чаще всего в ГСК поселяются услуги, связанные с автомобилями. В Димитровграде в гараже работает уникальный специалист по автомобильным карбюраторам Наиль Порошин – он вывешивает ролики о том, как усовершенствовать карбюратор, в YouTube и привлекает клиентов со всей страны. В Саратове есть целая гаражная улица в 1,5 км – около 600 боксов, 195 из них – автосервисы, мойки и шиномонтажи, у каждого своя клиентура. Одна мойка на две машины, например, зарабатывает от 40 000 до 250 000 руб. в месяц.

В российских гаражах коптят рыбу, выращивают домашнюю птицу и скот, производят мебель, ювелирные изделия и надгробные памятники, делают двери и окна, радиоэлектронику, шьют одежду и пекут пирожки. Для работников крупного ГСК на территории даже открываются кафе, сауны, спортзалы и мастерские флористов – как в офисном центре.

Регионы имеют специализацию. Например, в Кимрах Тверской области, где издавна были развиты обувные производства, местная обувная фабрика распределяет заказы по гаражам, их выполняют кустари, рассказывает Селеев. Гаражи полностью оснащены, а сырье поставляет фабрика. В Набережных Челнах сложился гаражный кластер, который занимался выпуском восстановленных запчастей для «Камазов», уточняет Селеев.

Миллионеры из гаража

Некоторым одиночкам удается вырасти в крепкий малый бизнес. Бывшие учителя математики и физики из Тольятти, братья Павел и Александр Новаки, ушли в гаражи, чтобы заработать на кусок хлеба. 39-летний Александр уволился из школы и занялся производством конструкций для наружной рекламы. 28-летний Павел присоединился к нему после окончания института. Сейчас их ИП, которое производит настенные турники для домашних занятий, занимает семь гаражных боксов в ГСК. В месяц фирма продает 600–700 турников по 2000–3500 руб., рассказывает Павел. Продажи они ведут в том числе через сайт «Русский турник», а после размещения объявления на eBay стали поступать единичные заказы из-за границы: из Эстонии, Израиля, Финляндии, Аргентины. У братьев шесть наемных работников, которые, по словам Селеева, получают высокую по меркам города зарплату.

Самые вовлеченные

Из 12 городов, по которым фонд «Хамовники» представил статистику, самыми вовлеченными в гаражную экономику оказались Анапа, Ульяновск и Димитровград. Например, из 3407 гаражей в Анапе 51% участвует в гаражном бизнесе. На втором месте Ульяновск с 32% из 36 320 гаражных боксов, третье место занял Димитровград (16% из 1470). А по численности занятых лидирует Ульяновск – 81 628 человек.

В Тольятти снять или купить гараж гораздо дешевле, чем арендовать цех, поясняет Павел. Например, аренда обычного бокса на две машины в ГСК, если это не центр города, стоит 1500 руб. в месяц. Поначалу Новаки снимали небольшое производственное помещение за 40 000 руб. в месяц, но после кризиса 2008 г. купили гараж за 250 000 руб. А когда дело стало расти, арендовали соседние боксы.

Мастер по пошиву чехлов Кувшинов из Казани работал сначала дома, а потом снял угол в ателье. Арендодатель поднимал ему арендную плату несколько раз, видя, что дела идут хорошо. Коммерческая недвижимость была мастеру не по карману, в жилых домах открывать мастерскую незаконно, поэтому он в 2005 г. купил гараж в ГСК за 55 000 руб. Для этого, правда, пришлось продать собственный, который для мастерской не подходил. Потом, когда мастеру стало тесно, он перебрался в более просторный гараж. «Здесь дышится легче, есть дровяная печка и проведены воздухоотводы, которые нейтрализуют неприятные производственные запахи», – утверждает Кувшинов.

Эволюция предпринимателей в гаражах происходит во всех городах по похожей схеме: сначала человек покупает стандартный гараж площадью 24 кв. м, потом ему там становится тесно – и он осваивает соседние боксы или пристраивает новые помещения, отмечает Селеев.

Статус не определен

Когда Кувшинов менял гаражные ворота на стеклянное окно для мастерской, местный комитет по землепользованию предъявил мастеру претензию, что земля используется не по назначению, рассказал он. Предприниматель выяснил: в законах прямого запрета на организацию швейных мастерских в гаражах нет. Наоборот, статья 34 Конституции разрешает гражданину вести предпринимательскую деятельность на своей собственности. Кувшинов ходил по властным кабинетам, ссылался на Конституцию и санитарные нормы, и от него отстали. «Мой бизнес связан с обслуживанием автомобилей, а в уставе ГСК сказано, что гараж предназначен для хранения автотранспорта и его обслуживания», – рассуждает он.

Кадастровый статус земли, на которой стоит гараж, не предусматривает его использование в коммерческих целях, но никакая деятельность не запрещена, если не противоречит Уголовному кодексу, замечает Селеев. «Заниматься доказательством, что кто-то ведет экономическую деятельность в гараже, власти не будут, – поясняет он. – Это сложно и больших сборов государству не даст».

Гараж может быть в собственности физлица либо юрлица – гаражного кооператива, поясняет Роман Щербинин, старший партнер коллегии адвокатов «Железников и партнеры». Физлица обычно владеют паями в ГСК и только собрание членов кооператива может санкционировать чей-то бизнес в гараже, замечает юрист. К каждому предприятию – автосервису, кафе или пищевому производству – предъявляются свои требования и, если оно их не соблюдает, его деятельность считается незаконной, объясняет Щербинин. Например, здание, в котором размещается кафе, должно отвечать санитарным требованиям, иметь аварийные выходы и инженерные системы, в том числе освещение, горячую и холодную воду, канализацию, отопление и вентиляцию, перечисляет юрист. Вряд ли гараж может соответствовать всем этим требованиям, говорит Щербинин.

Заниматься производством в гаражах неправильно, признают и сами предприниматели, которые вынуждены работать в ГСК. В гараже больше рисков, например, возгорания, есть проблемы с электричеством, водопроводом, обычно нет туалетов. И поэтому многие мечтают перебраться из гаража в нормальный цех. Александр Синеркин из Ульяновска, который выпускает мебель под маркой «Форт» в двухэтажном гаражном здании площадью 800 кв. м, рассказал, что планирует переехать в фабричное здание, как только скопит необходимые 30–50 млн руб. А пока он отстаивает интересы коллег в местной Ассоциации мебельщиков.

Исправленная версия. Первоначальный опубликованный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)