Статья опубликована в № 4093 от 10.06.2016 под заголовком: Следствие вели шахтеры

Как два PR-директора придумали необычные игры для бизнеса

Сотрудники, играя, расследуют несчастные случаи на шахтах и буровых платформах и пробуют себя в роли владельцев крупных компаний

Идея разрабатывать симуляционные игры для бизнеса Александру Толкачу, основателю компании СT Influence Games (CTIG), пришла случайно. С 2010 по 2014 г. Толкач служил директором по внешним связям в Донбасской топливно-энергетической компании (ДТЭК) Рината Ахметова. Толкач вспоминает, что одной из главных его задач в ДТЭК было добиться, чтобы население приняло идею повышения энерготарифов. Толкач тогда думал сделать это с помощью игры, в которой потребитель построит свою энергокомпанию и поймет, из чего складываются тарифы.

Реализовать идею в ДТЭК не получилось. В 2014 г. Толкач ушел из ДТЭК и решил заняться разработкой бизнес-игр. Его партнером стал Борис Фирсов, гендиректор «Михайлов и партнеры Украина». Партнеры собрали $100 000 и в начале 2015 г. основали компанию CTIG. Силы пробовали на играх в создание бизнеса, например кафе.

К концу 2015 г. выручка была крошечной – $5000, рассказывает Толкач, пришлось корректировать бизнес-модель. Компания стала развивать корпоративное направление – не только в России, но и в США. «Мы изначально взяли за правило делать игры только по реальным событиям», – говорит Толкач. И первой стала игра для PR-менеджеров «Шантаж на шахте», созданная на основе реальной истории захвата шахты ДТЭК профсоюзными активистами. В игре «Шантаж на шахте» было 25 переменных: репутация акционера, настроения шахтеров, реакция СМИ, репутация профактивиста у населения, репутация компании в регионе и т. п. Сейчас в играх CTIG используется до 150 переменных. В мае 2016 г. CTIG получила выручку в $25 000, а до конца года рассчитывает заработать до $100 000.

Охота на сценариста

Большинство разработчиков игр – люди очень молодые, им бизнес-кейсы непонятны. Нужны были люди, зрелые эмоционально и мировоззренчески, понимающие цели проекта, говорит Толкач. CTIG нашла по одному такому программисту в Германии, Чехии, Польше и Москве. Их ставки колеблются от $17 до $25 в час. Вторая большая сложность – сценаристы. Толкач с Фирсовым решили, что лучше всего подойдут опытные деловые журналисты с хорошим образованием. Главный сценарист – Александр Данковский, бывший шеф-редактор «Форбс Украина». Постоянно работают пятеро; в среднем в Киеве сценаристы получают $1000–1500 в месяц.

Недостаток симуляционных игр – плохая масштабируемость, трудно адаптировать под разные сферы, знает Олег Шпильковский, руководитель направления в Mail.ru Group.

Толкач изначально решил создать платформу-конструктор, чтобы ускорить выпуск игр. Весь 2015 год компания разрабатывала такую платформу, и срок выпуска игр сократился с шести до двух месяцев.

Переполох в посольстве

«Мы поняли, что на раскрутку продуктов для массового рынка уйдут годы», – говорит Толкач. К концу прошлого года $100 000 было «съедено», но в декабре 2015 г. партнеры нашли частного инвестора Сергея Ивашкина, топ-менеджера крупной российской компании, который приобрел 30%-ную долю за $300 000.

Первым клиентом стало МИД Украины. Толкач по ДТЭК был знаком с министром Павлом Климкиным, тот сетовал, что послы старой формации не справляются с быстрыми политическими изменениями. Он попросил Толкача придумать игру, которая заставила бы послов встряхнуться. «Мы сделали игру для обучения кризисному реагированию за сущие копейки летом 2015 г. То была тренировка: как строить интервью с заказчиком, понять его потребности, как сценаристу сделать варианты сценария», – вспоминает Толкач. После «Переполоха в посольстве» пользователи обратили внимание и на «Шантаж на шахте».

За рубеж

Американская компания-конкурент Lucid, разрабатывавшая похожие бизнес-игры в сложных 3D-мирах, брала по $50 000–70 000 за простой проект, говорит Толкач. До конца года Толкач рассчитывает выполнить в Техасе 3–4 заказа. Инвестор CTIG Ивашкин считает, что зарубежные проекты будут стоить в 2 раза дороже российских – $20 000–25 000.

В конце 2015 г. Толкач нашел второго клиента – белорусскую компанию «СТА Логистик» с оборотом 40 млн евро. Компании нужны были изобретательные и настойчивые люди, способные пробраться к директору через заслон секретарей. Евгений Селевич, руководитель департамента по развитию бизнеса «СТА Логистик», рассказывает, что компания внедрила игру 1,5 месяца назад – для тестирования и обучения продавцов. Ежемесячно «СТА Логистик» просматривает 700–800 резюме, проводит 20–30 первичных собеседований и берет на работу 1–2 новых продавцов. За три года обновляется 60% штата. В игру уже сыграло 60 сотрудников отдела продаж. Селевич рассказывает, как в игру предложили сыграть 10 новичкам, после чего компания взяла двух из них. Игра обошлась в 0,8 оклада руководителя, а экономия составила 2,5 оклада, рассказывает Селевич. Проект обошелся в несколько тысяч долларов. С тех пор CTIG подняла цены до $10 000 за игру.

Поймать нарушителя

Перспективным направлением для CTIG стала промышленная безопасность. «Проблема – в поведении людей. В ДТЭК мы постоянно увольняли директоров шахт, если они планы добычи ставили во главу угла в ущерб безопасности», – говорит Толкач. А игра – хороший инструмент для изменения поведения персонала. «Мы придумали придать игре детективный оттенок. Поймать нарушителя всегда намного интереснее. И «следователь» сталкивается с враньем, круговой порукой, сокрытием фактов, как в жизни. Сотрудник быстрее запомнит информацию и почувствует сопричастность к теме», – рассказывает Толкач.

В начале 2016 г. команда Толкача и Фирсова сделала демонстрационную версию игры «Взрыв на нефтепромысле». Толкач показал ее на Петербургском форуме по промышленной безопасности, и к нему обратилось восемь крупных компаний. CTIG ведет переговоры с РЖД, «Сибуром», «Тольяттиазотом», «Полюсом», говорит Толкач. Замдиректора по промбезопасности «Тольяттиазота» Виталий Дмитрук рассказал «Ведомостям», что ему очень нравится игровая идея, но пока проект на предварительной стадии. Пресс-служба компании «Полюс» знает о переговорах CTIG с руководством Рудника им. Матросова (дочернего предприятия «Полюса»), решений о сотрудничестве еще нет. РЖД и «Сибур» факт сотрудничества не подтвердили.

В начале июня украинский «Метинвест» объявил о сотрудничестве с CTIG: заказ дан на игру – расследование несчастных случаев на шахтах. С корпорациями работать очень долго – с момента первых переговоров до старта проекта может пройти полгода, сетует Толкач. Все же он надеется выполнить в 2016 г. 10 заказов. Для окупаемости существующей команды нужно выполнять по три проекта в месяц, а для развития – по пять.

Игра в политика

В конце 2015 г. CTIG получила отклик от нефтегазовых компаний Техаса. «Я сам пробивался, писал, приезжал, встречался, использовал LinkedIn для поисков контактов», – говорит Толкач. Можно продавать сотни проектов, если потратиться на рекламу и инфраструктуру, думает он. CTIG уже зарегистрировала операционную «дочку» в США. Надо создать контентные офисы ближе к заказчикам, набрать и обучить людей, на 300 проектов нужно 80 человек. Ивашкин надеется на трехкратный рост стоимости компании за 2–3 года.

Еще в 2015 г. Толкач с Фирсовым решили для широкой публики делать политико-исторические симуляции, в которых игроки проживали бы жизнь известных деятелей. Так начался проект с Рузвельтом, сразу ориентированный на глобальную аудиторию. Первый продукт получился очень громоздким и скучным, рассказывает Толкач. Пришлось искать новые формы – чтобы игрок сам решал, когда и с кем ему говорить, что прочитать и когда перейти к принятию решений. Компания рекламировала игру «100 дней Рузвельта» в американском сегменте Facebook: «Устали от тупых дебатов? Попробуйте себя в роли умного президента!» Страничка за сутки набрала 6000 просмотров, а в игру включилось несколько десятков игроков.

Другие разработчики игр считают, что корпоративный сектор интересен только мелким компаниям. Можно разработать игры для обучения персонала в Сбербанке или «Газпроме», но это не игровой бизнес, а консалтинг, говорит основатель компании Nival Interactive Сергей Орловский: «Перспективы рынка для конечного пользователя неясны. Мы много лет тратим огромные деньги на выпуск небольших познавательно-развлекательных игрушек для глобального рынка, чтобы понять спрос. Пока ни у кого нет бизнес-модели».