Статья опубликована в № 4117 от 15.07.2016 под заголовком: И в КНДР растут стартапы

В Северной Корее, оказывается, тоже есть стартапы

В Пхеньяне прошла первая ярмарка таких проектов

Первая в КНДР ярмарка стартапов состоялась в университетской аудитории: студенты представляли бизнес-планы в виде презентаций, сделанных в PowerPoint. Это, пожалуй, единственное, что объединяет это мероприятие с ярмарками стартапов в других странах, на которых молодые предприниматели надеются найти инвестора и обрести известность.

На прошедшей в Пхеньяне Неделе стартапов не было ни инвесторов, ни предпринимателей. Шесть профессоров-иностранцев проводили семинары для студентов, которые затем делали макеты продукции из пластилина и тренировали свои навыки презентации.

Мероприятие прошло в Научно-техническом университете Пхеньяна – единственном частном университете КНДР. Один из организаторов, Юкка-Пекка Хейккила из хельсинкской школы бизнеса университета Aalto, говорит, что проведение «настоящей» ярмарки стартапов в Пхеньяне возможно только «после серьезных изменений законодательства и делового климата» в стране.

Власти КНДР упорно сопротивляются проникновению в страну культуры инноваций, занявшей прочные позиции в большинстве соседних стран. Ощущение неких возможностей тем не менее присутствовало в университетских аудиториях, где проходили семинары, говорит Хейккила. Сам факт того, что мероприятие состоялось, уже внушает ему оптимизм.

Организаторы мероприятия ставили перед собой несколько целей, рассказывает Альф Рен из финского университета Abo Akademi. Во-первых, «это была попытка научной дипломатии в условиях очень напряженных политических отношений». Во-вторых, говорит он, организаторы хотели «протестировать финскую концепцию воспитания молодых предпринимателей в экстремальных условиях».

Представленные на семинарах бизнес-идеи, как весьма практичные, так и диковинные, приоткрывают завесу тайны над жизнью граждан КНДР и над существующими в стране рыночными нишами, которые молодые предприниматели могли бы занять.

Первой на семинаре была представлена концепция создания центра лечения от депрессии, где клиентам предлагались бы различные способы снятия напряжения – от прослушивания музыки до возможности покричать. «У разных людей разные представления о том, как снять стресс. У некоторых нет такого места, где они могли бы покричать», – объяснил автор проекта.

Лучшими, по мнению преподавателей, стали два проекта: предприятие по переработке мусора и производство солнечных батарей в форме кровельной плитки, используемой в Северной Корее. А самым курьезным оказался проект выпуска экипировки для химической и радиационной защиты из панцирей крабов и креветок. «Когда США сбросили атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, выжили только крабы и креветки», – говорилось в презентации проекта. Хейккила нашел проект «занятным и немного странным».

Небольшой, но опыт

70% корейцев, бежавших из КНДР в Южную Корею в период с 2011 по 2014 г., признались, что имели опыт частного предпринимательства, гласят результаты исследования, проведенного Институтом исследований для мира и объединения (Institute for Peace and Unification Studies) при Национальном университете Сеула.

Настоящие стартапы и инвесторы в КНДР еще ждут своего часа. Руководитель сеульской организации перебежчиков из КНДР «Солидарность интеллектуалов Северной Кореи» Ким Хын Кван говорит, что власти страны готовы терпеть только предпринимательство, не угрожающее политическому статус-кво. «Для них это дилемма, так как частные предприятия изначально противоречат основной коммунистической идее коллективной собственности», – объясняет он. На все процессы, от закупки сырья до найма персонала и маркетинга, необходимо получать разрешение властей, рассказывает Чхо Бон Хён из Института экономических исследования IBK (Сеул). Цены на продукцию не могут выходить за пределы утвержденного правительством диапазона, финансовый сектор практически отсутствует. Занять деньги частные предприниматели в КНДР могут, по его словам, преимущественно у ростовщиков.

Но признаки изменений уже появились, стимулом для развития частного бизнеса стал экономический кризис, говорит Ким: власти не могут пресечь массовую рыночную деятельность корейцев, вынужденных искать возможности прокормить себя в условиях дефицита продуктов, распределяемых государством. Правда, такая деятельность ограничена одной торговлей.

Власти КНДР побуждают некоторые госпредприятия заниматься коммерческой деятельностью, например в сфере IT, рассказывает Ли Чхон Гын, исследователь из южнокорейского Научно-технического института. В прошлом году Пхеньян распустил государственный центр разработки программного обеспечения Chosun, отправив большую часть его сотрудников заниматься коммерческой деятельностью. «В стране появилось множество высокооплачиваемых специалистов, получающих значительный доход от такой деятельности», – говорит Ли.

По словам Андрея Ланкова из университета Kookmin в Сеуле, после проведения небольших реформ в КНДР частный бизнес проникает в такие отрасли, как розничная торговля, транспорт, общественное питание и рыболовство. По его оценке, на частный сектор может приходиться от 25 до 50% северокорейской экономики.

Перевела Надежда Беличенко

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать