Статья опубликована в № 4139 от 16.08.2016 под заголовком: Нефтяники ищут спасение в программах MBA

Нефтяники ищут спасение в программах MBA

Новые программы помогают им сделать карьеру в других отраслях

Колин Макинтайр вспоминает, что практически утратил веру в себя, когда в феврале получил уведомление о сокращении от итальянской нефтегазовой компании Saipem. Так закончилась 16-летняя карьера Макинтайра в сфере снабжения в крупных нефтегазовых и нефтесервисных компаниях, работающих в Северном море, среди которых Royal Dutch Shell и Schlumberger. «Моя самооценка находилась на крайне низком уровне, – вспоминает он. – Вы можете быть самым квалифицированным специалистом, но, если вы не уверены в себе, работы не найдете».

Макинтайр недавно поступил на обучение по программе MBA в области энергетики в бизнес-школу Университета Абердина, и этот курс дал ему не только дополнительную специальность. Он основал фирму Lean Procurement, предлагающую консультационные услуги и обучение. «Я почувствовал, что я делаю что-то полезное. Это было именно то, что мне нужно», – добавляет он.

Отрасль добычи нефти и газа в Северном море в последние два года вынуждена приспосабливаться к низким нефтяным ценам. Сейчас баррель сырой нефти стоит около $45, падение цены более чем в 2 раза с 2014 г. нанесло сектору тяжелый урон. В результате вся британская экономика к концу 2016 г. может лишиться 120 000 рабочих мест, говорится в июньском докладе отраслевой организации Oil & Gas UK.

В июле гендиректор компании Shell Бен ван Берден объявил, что корпорация, на которую на северо-востоке Шотландии работают 1700 человек, пересмотрит свои планы добычи в Северном море. «В Абердине это касается всех», – говорит профессор Рита Марселла, декан Aberdeen Business School в Университете Роберта Гордона и член независимой комиссии по нефти и газу.

Нефтяные и газовые компании традиционно были приверженцами MBA и программ повышения квалификации менеджеров, стремясь обучить навыкам ведения бизнеса сотрудников, преимущественно имеющих техническое образование. Сейчас в Университете Роберта Гордона примерно 250 студентов учатся по общей программе MBA и по запущенной 10 лет назад программе MBA для управленцев нефтегазовой отрасли.

Специализированная программа MBA вначале пользовалась большей популярностью, чем общая, но, по словам профессора Марселлы, в последние два года число поступающих на нее резко снизилось. «Люди стремятся получить навыки, востребованные и в других отраслях», – говорит профессор.

История геолога

Геолог Халил Нурафкан начал карьеру 15 лет назад в Иране, а затем работал в Нидерландах, Италии и Великобритании. В 2011 г. он прошел дистанционное обучение по программе MBA в бизнес-школе Heriot-Watt Университета Эдинбурга. Компания, в которой он работал, решила закрыть представительство в Великобритании, и Нурафкан потерял работу. Но полученные знания позволили ему получить должность главного геолога в сервисной компании Petroxin, после снятия международных санкций обслуживающей клиентов на месторождениях в Иране. «В сервисных компаниях основной актив – люди, а не месторождения нефти или газа», – говорит Нурафкан и добавляет, что компаниям нужны разносторонние специалисты, понимающие основы маркетинга и стратегического планирования, финансового анализа и экономической оценки активов и проектов. «Все эти знания я получил на программе MBA», – говорит Нурафкан.

Тем не менее, по ее словам, нефтегазовый бизнес сохраняет карьерную привлекательность, особенно в таких перспективных направлениях, как повышение нефтеотдачи, технологии улавливания углерода и вывод из эксплуатации старых скважин. Бизнес-школы Шотландии адаптируют программы к меняющимся приоритетам нефтегазовой отрасли, делая акцент, например, на сокращении издержек за счет оптимизации цепочки поставок и на разделении труда. Обе темы рассматриваются в рамках основного и специализированного курсов MBA в бизнес-школе Университета Абердина. «Наши программы также предусматривают глубокое изучение темы предпринимательства, поиск новых моделей бизнеса и управление инновациями. Ведь рынок меняют не только внешние события или технологические прорывы, но и новые способы создания и распределения стоимости», – объясняет директор бизнес-школы Расселл Уильямс.

Другие школы предлагают нефтяникам и газовикам более широкие программы. Так, бизнес-школа Университета Эдинбурга в сентябре открывает магистратуру по специальности «финансы и рынки в энергетике». «Мы много вкладываем в то, чтобы разнообразить навыки работников в энергетике, но до сих пор сохраняется дефицит талантливых кадров, обладающих новаторским мышлением и широким спектром междисциплинарных навыков», – объясняет Гбенга Ибукунле, читающий в бизнес-школе лекции о финансовых рынках. «Мы создали программу, чтобы закрыть этот пробел, опираясь на опыт университета в преподавании финансовых, геологических, инженерных, экономических и политических дисциплин», – добавляет он.

В школах отдают себе отчет, что потенциальные студенты сейчас могут испытывать материальные трудности, и некоторые стремятся сделать свои программы более доступными, а условия оплаты – более гибкими. Так, студенты, обучающиеся по программам MBA в Университете Роберта Гордона, могут выбирать и оплачивать только те учебные модули, которые считают действительно нужными. В случае необходимости в обучении и оплате можно взять паузу.

Похожие условия обучения и в Университете Абердина – для Макинтайра это стало ключевым фактором выбора школы. «Другие школы требовали предоплату как минимум за год обучения по программе MBA. Возможность заплатить сразу только за один модуль стала решающей для меня», – вспоминает он. Макинтайр надеется, что уверенность вернется не только к нему, но и к городу и нефтегазовому сектору в целом. «Я по-прежнему вижу большое будущее для нефти и газа здесь, но всем нам необходимо стать чуть умнее», – говорит он.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать