Менеджмент
Бесплатный
Оксана Гончарова
Статья опубликована в № 4238 от 11.01.2017 под заголовком: Жизнь при работе

Более 50% компаний страдают из-за увольнений тех, кому долго добираться на работу

Но лишь немногие решают эту проблему

Анастасия Ильина четыре года работает финансовым директором в компании по продаже строительного оборудования. Первые два года ей приходилось добираться до работы 3–4 часа: ровно столько уходило на дорогу от Сергиева Посада до Ленинского проспекта, где находится офис компании. Выезжать из дома, чтобы не опаздывать, нужно было не позже 6 утра, а расходы на бензин, которые компенсировал работодатель, составляли не меньше 30 000–40 000 руб. в месяц. Два года назад Ильина сама предложила руководству снять ей жилье в шаговой доступности от работы. Сначала это была однокомнатная квартира, а в конце прошлого года работодатель поощрил ее и еще нескольких руководителей за хорошую работу и снял им более дорогое жилье. Сейчас Ильина живет в двухкомнатной квартире в новом доме с охраняемым подъездом. По ее словам, компания очень внимательно относится к вопросу, где проживает кандидат, ведь от того, сколько человек тратит времени на дорогу до офиса, напрямую зависит его производительность: от изнуренных, невыспавшихся сотрудников толку мало.

Интересуются поневоле

Больше половины работодателей (76%) всегда интересуются у соискателей, как долго им придется добираться до места работы, говорят данные опроса исследовательского центра Superjob, в котором приняли участие 1000 менеджеров по персоналу различных российских предприятий и организаций. Каждый третий работодатель (30%) при прочих равных предпочтет человека, живущего ближе всего к месту службы.

Обращать внимание на место жительства кандидата работодателям приходится поневоле: более половины опрошенных компаний (63%) сталкивались со случаями, когда новые сотрудники увольнялись в течение нескольких недель после трудоустройства из-за того, что дорога до работы занимала у них слишком много времени. Для работодателя такое непостоянство работников чревато серьезными потерями. Кроме того, что компании тратятся на подбор, обучение и адаптацию каждого нового сотрудника, они еще несут потери из-за простоев в работе. Например, на поиск рабочего в среднем уходит 17 дней, линейных менеджеров – около трех недель, а руководителей – не меньше месяца, объясняет руководитель Superjob Наталья Голованова.

Однако чаще всего по этой причине уходит рядовой персонал – секретари, ассистенты в магазинах, сотрудники колл-центров, продавцы, кассиры, грузчики, перечисляет директор по маркетингу компании Kelly Services Жанна Волкова. Самыми яркими летунами являются торговые представители – они меняют работу в среднем раз в 2,5 года, а 40% из них не могут просидеть на одном месте и года, добавляет Голованова.

Разочарование наступает быстро, поскольку не все кандидаты сразу оценивают, сколько времени у них будет уходить на дорогу, замечают эксперты. На собеседования многие соискатели ходят днем, когда транспортная нагрузка невысока, а приезжать и уезжать с работы приходится в пиковые часы, поясняет Волкова: расходы на транспорт и парковку могут съедать от 20 до 50% зарплаты рядовых специалистов, отмечает она. Кандидаты стали придирчивы – они не готовы терпеть дорогу в переполненном общественном транспорте или платить за парковки, которые все время дорожают, соглашается руководитель департамента хедхантингового агентства «Контакт» Анна Сус. Представители массовых профессий без сожаления расстаются с работодателями, так как им трудоустроиться легче всего: соискателям на рядовые позиции компании предлагают примерно одинаковый заработок, условия работы и компенсационные пакеты, замечает Голованова.

Борьба за самых ценных

Чтобы избежать издержек, некоторые российские работодатели стараются сократить долгий путь сотрудника на работу, построив или снимая ему недалеко от работы жилье. Это особенно эффективно для компаний, которые борются за ценные кадры. Например, в Ульяновской области работает несколько российских и международных предприятий: «Аэрокомпозит» – производитель карбонового крыла, немецкая станочная фирма DMG Mori, шинная компания Bridgestone, холдинг «Промтех» – производитель кабельных сетей для авиации и РЖД. Всем им постоянно нужны одни и те же специалисты – конструкторы, технологи, программисты, операторы станков с числовым программным управлением и электрики. «Зарплата у конкурентов на 15–20% выше, чем у нас, некоторые ценные специалисты нас покидали», – признается директор по персоналу компании «Авиастар-СП» (входит в Объединенную авиастроительную корпорацию, ОАК) Вадим Овейчук. По его словам, средний уровень зарплат на «Авиастар-СП» – 32 000 руб., а высококвалифицированные специалисты получают 40 000–60 000 руб. Соседние предприятия платят чуть больше, и руководству компании пришлось задуматься о том, как удерживать старых сотрудников и привлекать новых. В результате ОАК и «Авиастар-СП» построили многоквартирный дом на 119 семей, состоящий из одно- или двухкомнатных квартир. Жилье предоставляется не безвозмездно, а в аренду, но на льготных условиях: предприятие компенсирует половину расходов на оплату квартиры, рассказывает Овейчук. Однокомнатная квартира обходится сотрудникам предприятия в 6000 руб. при рыночной стоимости в 12 000 руб., говорит он. Небольшую часть этих квартир предоставили иногородним жителям – авиастроителям с Украины, из Казахстана, Узбекистана, но 80% жителей дома – ульяновцы. Многим из них стало удобнее добираться на работу из других районов города (раньше они на это тратили 1,5–2 часа), льготные квартиры в заводской многоэтажке позволяют удерживать сотрудников на 3–5 лет, говорит Овейчук. По его словам, всего в программе приняло участие 400 человек и ни один из них до сих пор не покинул предприятие.

Комфорт превыше всего

Вакансии, в которых указан адрес работодателя, закрываются в среднем на 30% времени быстрее, чем те, в которых этой информации нет, сделали вывод специалисты Superjob, изучив 1000 актуальных объявлений о работе в Москве. Это понятно: большее количество кандидатов предпочтет работу рядом с домом, объясняет тенденцию Волкова.

В другой компании, Mars, льготное жилье не строят, но стараются максимально облегчить путь сотрудников от дома до работы. «Из Москвы и Ступина у нас ходят корпоративные маршрутки в два производственных комплекса компании – один по выпуску кондитерских изделий в поселке Ситенка и другой по производству корма для домашних животных в поселке Лужники», – говорит менеджер по внешним коммуникациям Mars Petcare и Food в России Елена Селиванова. В «Северстали» тоже не строят специального жилья для сотрудников. Но если речь идет о дефицитных специалистах из Москвы и Петербурга, которых компания готова пригласить на работу в Череповец, то работодатель оплачивает часть затрат сотрудника на аренду жилья. Как рассказали в пресс-службе компании, процент компенсации различный для каждого работника.

Компании задумываются о том, где живут их работники, чаще в тех случаях, когда им нужно перенести производство из густонаселенной Москвы в малонаселенное Подмосковье. Перед ними остро встает вопрос организации транспорта для доставки сотрудников на производство и в итоге большинство работодателей отдает предпочтение местным, которые живут неподалеку, говорит Сус.

Остаться в выигрыше

Если сотрудник живет рядом с работой, то от этого выигрывает не только его работодатель, но и он сам в первую очередь. Так, Александр Альхов некоторое время жил в Таллине, где работал директором по маркетингу одного из билетных интернет-сервисов. Он уверяет, что в Эстонии для работодателей обычное дело снимать для сотрудников жилье вблизи офиса. Когда Альхов вернулся в родной Петербург и пришел в компанию по производству холодильных устройств, он сразу же убедил нового работодателя компенсировать ему часть расходов на аренду жилья неподалеку от работы. Человек, который живет рядом, больше тратит времени на работу и более продуктивен, чем тот, кто теряет на дорогу несколько часов, – так он разговаривал с новым работодателем, и тот без лишних слов согласился снять новому сотруднику жилье. Альхов рассказывает, что аренда квартиры обошлась ему в 2 раза дешевле рыночной. Он проводил время в офисе по 12 часов в сутки, и все потому, что его не мучили мысли о том, во сколько приходит последний автобус до его дома. Уже через полгода Альхов открыл свой собственный бизнес: сейчас его компания занимается продвижением сторонних образовательных курсов. «Отсутствие долгой дороги до работы – это свобода во всем: ты думаешь о хорошем, больше запоминаешь полезной информации и меньше устаешь. Может, поэтому я и открыл свое дело», – делится Альхов.