Как в пандемию сложилась судьба российских стартапов

EdTech, FinTech, RetailTech, AgroTech, HRtech – какие направления выросли в пандемию, а какие сократились
Многим стартапам в пандемию пришлось работать больше или радикально изменить бизнес-модель /Евгений Разумный / Ведомости

65% молодых российских технологических предприятий либо выросли в пандемию, либо сохранили показатели на уровне 2019 г., продемонстрировало исследование «Стартап барометр». Это ежегодный опрос, который проводит основатель инвесткомпании A.Partners и венчурный партнер Skolkovo Ventures Алексей Соловьев вместе с консалтинговой компанией EY. Партнеры исследования – PepsiCo и МТС. Эксперты опросили примерно 630 основателей инновационных стартапов в России, их интересовали выручка, источники инвестиций, что повлияло на рост (или падение) показателей в пандемию. Оказалось, что стартапы неплохо пережили кризис (70% сохранили и штат, и зарплаты) и даже смогли запустить новые направления (56% респондентов). Расширению бизнеса в 2020 г. больше всего поспособствовали возросшая цифровая грамотность населения (55%), развитие онлайн-торговли (43%), а также локдаун, когда все сидели дома (33%).

Наибольший выигрыш от пандемии получили стартапы, занимающиеся образовательными (EdTech, 25% респондентов из этого сектора заявили о максимальном позитивном эффекте), финансовыми (FinTech, 11%) технологиями, электронной коммерцией (5%) и решениями для управления персоналом (HRtech, 5%).

Нормальная турбулентность

Стартапы привыкли работать в условиях высокой неопределенности – внезапной потери ключевого клиента, ухода важных членов команды, – поэтому они оказались более жизнестойкими, нежели традиционный малый бизнес, рассказывает управляющий директор Skolkovo Ventures Павел Морозов. Около 31% технологических предпринимателей признали, что их бизнес мог закрыться или разориться в 2020 г. Это не помешало 35% стартапов вырасти во время пандемии. Только 9% респондентов сообщили, что остановили производство или прекратили закупки. Продажу товаров и услуг за рубежом из-за COVID-19 и закрытых границ прекратило только 3% компаний.

Инкубатор для стартапов

Правительство разрабатывает проект по «выращиванию» стартапов до стадии продажи крупным компаниям. Об этом рассказал первый вице-премьер Андрей Белоусов в кулуарах Петербургского международного экономического форума.
По его словам, проект предполагает выдачу гранта на развитие, либо субсидирование процентной ставки под поручительство крупной компании, либо софинансирование.
«Мы сейчас начали работать по этому направлению, в том числе по созданию специального продукта для того, чтобы стартап был поглощен крупной компанией. Такой продукт будет создан для того, чтобы довести стартап до поглощения», – сказал Белоусов. «Продукт очень простой: либо капитальный грант, либо субсидирование процентной ставки», – пояснил он, уточнив, что обязательным условием является софинансирование крупных компаний. «То есть либо должно быть намерение о покупке стартапа, либо уже покупка», – отметил первый вице-премьер.
Белоусов сообщил, что кабмин пока не определился с институтом, который будет осуществлять программу, но это будет либо Российский фонд прямых инвестиций, либо Российская венчурная компания, либо фонд «Сколково».

22% предпринимателей сообщили, что инвесторы приостановили им финансирование. Больше всего пострадали финансово- и аграрно-технологические компании, а также стартапы, занимающиеся электронной коммерцией, технологиями для индустрии развлечений и интернетом вещей.

Сильнее всего, по мнению предпринимателей, их бизнесу в 2020 г. вредили падение платежеспособности клиентов (51%), ослабление рубля (42%), а также закрытие границ (37%).

Как и крупные корпорации, стартапы сокращали расходы на маркетинг, PR, аренду и другие поддерживающие функции, но, если крупные компании испытывали трудности с организацией удаленной работы (отсутствие ноутбуков, неготовность документооборота, задача обеспечить безопасность удаленного доступа и другие проблемы), стартапы их вряд ли ощутили, рассказывает директор и руководитель группы инноваций в СНГ EY Дмитрий Позднышев.

Но пришлось как следует потрудиться, чтобы избежать потерь в пандемию. 41% стартапов сообщили, что в пандемию им пришлось работать больше, 21% респондентов из-за нее радикально изменили бизнес-модель, 18% перевели бизнес в онлайн (или наладили онлайн-доставку), 16% придумали маркетинговые акции. Только 24% не приняли никаких особых мер.

В списке наиболее пострадавших отраслей оказались робототехника (13% респондентов отрасли заявили о максимально негативном эффекте от пандемии), технологии для развлечений и розничной торговли (по 8%). Пермская компания «Промобот» производит сервисных роботов. Эти роботы поставлялись в места повышенного скопления людей: торговые центры, бизнес-центры, отели, музеи, кинотеатры, а во время локдауна многие такие места были закрыты, рассказывает директор по развитию «Промобота» Олег Кивокурцев. Инженеры компании за три недели разработали роботизированные терминалы для бесконтактного измерения температуры в местах повышенного скопления людей. По словам Кивокурцева, терминалы термоконтроля в 4–6 раз дешевле роботов, их закупали заводы, клиники, вокзалы, аэропорты и муниципальные учреждения. Более 80% терминалов продали в США – в школы, государственные и муниципальные учреждения, говорит Кивокурцев.

Главным фокусом после пандемии основатели называют доработку продукта. 6% компаний в разгар пандемии наняли сотрудников или повысили им вознаграждения. Еще 71% планирует сделать это в 2021 г.

Компания ElectroNeek разрабатывает программное обеспечение для автоматизации офисных процессов (robotic process automation). Как рассказал ее сооснователь Алексей Астафьев, в разгар пандемии стартап привлек инвестиции в $2,5 млн – автоматизация оказалась востребована из-за перехода на удаленный формат работы и общей тенденции к цифровизации, говорит Астафьев.

Каждый четвертый респондент сообщил о резком росте интереса инвесторов, потому что его проект оказался весьма актуальным в пандемию. Наибольший приток инвестиций ощутили направления EdTech, MedTech и BioTech, говорится в отчете.

Внимание к технологиям для медицины, здоровья и биотехнологиям – долгосрочный тренд, говорит бизнес-ангел и сооснователь клуба инвесторов Angelsdeck Сергей Дашков. В секторе образовательных технологий основные сливки с рынка уже сняты, самые прибыльные бизнес-модели уже реализованы и зарабатывать деньги станет труднее, считает Дашков.

Стартапы в этих нишах уже отыграли карту пандемии, и они сейчас перестают быть драйверами роста конкретных отраслей. Когда ниша или стартап у всех на слуху – значит, венчурные инвестиции уже запоздали, говорит Соловьев.

Стартапер в возрасте

2020 год показал, что зависимость технологических предпринимателей от внешних инвесторов слабеет – они научились выживать на собственные средства. В 2019 г. 51% основателей считали, что самый важный ресурс для них – инвестиции, сейчас таких 43%. Одновременно снизилась доля тех, кто считает самым значимым ресурсом для выживания и развития нужные знакомства: с 25% в 2019 г. до 20% в 2021 г.

Стартапы в России запускают зрелые люди: 57% основателей из списка «Стартап барометра» старше 36 лет. До запуска они уже занимались собственным бизнесом (34%) или работали по найму в крупной компании (29%). Для большинства предпринимателей (64%) стартап не является основным источником дохода. Примерно 30% основателей продолжают работать по найму.

Уже сформировалось поколение технологических предпринимателей, достаточно заработавших, чтобы финансировать свои проекты (по меньшей мере до момента готовности минимального жизнеспособного продукта и первых продаж), рассказывает Дашков.

В 2020 г. на собственные средства бизнес запускал 61% основателей, а на гранты – 24%. В 2021 г. использовали собственный стартовый капитал 75%, а гранты – только 8%.

Финансовые успехи технологических стартапов скромны. Финансировать предприятие за счет выручки получается только у трети предпринимателей (35%). Примерно 38% компаний не получают никакой выручки, а больше 10 млн руб. выручки получают только 18%.

Тяга к сильным

В пандемию число предпринимателей, желающих работать с государственными структурами, резко выросло – с 2 до 25%. Сейчас для государства продукты создают 15% стартапов. Равно как выросла и доля тех, кто хочет сотрудничать с крупными структурами. Примерно 84% респондентов (максимальный показатель за три года) рассматривают сотрудничество или уже работают с корпорациями. Самым эффективным форматом работы считается запуск совместных пилотных проектов (70% респондентов).

При выходе на международный рынок российские компании также ищут партнеров. В этом году «Стартап барометр» попросил предпринимателей с опытом продаж за рубежом рассказать, что помогло выйти на международный рынок. Большинство (39%) нашли местного партнера, а 14% привлекли иностранных маркетологов и специалистов по рекламе. Основную выручку большинство стартапов (61%) зарабатывают в России. Но 23% компаний получают на отечественном рынке не более 25% выручки.

Ищите женщину

Среди основателей стартапов женщин всего 16%, эта доля стабильна. Портрет предпринимателя в России отражает общие тренды рынка труда и экономики, считает Позднышев.

Почему так мало? Основная причина – страх неудачи: женщины относятся к себе более требовательно, чем мужчины, поясняла еще в прошлом году партнер венчурного фонда Digital Horizon Елена Хайкин. Вторая причина – воспитание. Мало кто в детстве рассказывает дочерям про науку и вдохновляет их брать дополнительные уроки по физике, говорила Хайкин. При принятии решения инвесторы не обращают внимания на пол основателя, но в целом приветствуется разнообразный состав команд, отмечает Дашков. По его наблюдениям, женщины крайне работоспособны и лучше прислушиваются к обратной связи.

Не успевают стареть

Возраст большинства стартапов за годы исследований не меняется – каждый год преобладают молодые компании не старше трех лет. В этом году 57% стартапов имеют возраст от года до трех лет. И только 16% компаний, принявших участие в исследовании, старше пяти лет.

У стартапов высокая смертность – и это нормально, говорит Дашков. Счастливчиков, добившихся крупного успеха, меньше 5% от общего числа стартапов. Проекты закрываются из-за несостоятельности бизнес-модели, невостребованности продукта и прекращения финансирования, а основатели и сотрудники потом собираются ради нового бизнеса и рынок обновляется, поясняет руководитель TechLab при «PepsiCo Россия» Александра Сухарева.