Статья опубликована в № 4902 от 19.09.2019 под заголовком: Если налоговая проверка затянулась

Если налоговая инспекция затягивает выездную проверку

Что может сделать компания-налогоплательщик
Екатерина Болдинова, партнер юрфирмы Five Stones Consulting

Сколько может длиться выездная налоговая проверка? Казалось бы, простой вопрос. В ст. 89 Налогового кодекса говорится: два месяца на проверку с возможным продлением до полугода. Плюс еще шесть месяцев на все возможные приостановления. Получаем год. Если среди контрагентов или учредителей налогоплательщика есть иностранные компании, о которых проверяющие могут попытаться получить информацию от иностранных налоговых органов, к получившемуся году можно смело добавить три месяца. По закону получается максимум 15 месяцев. Но на практике часто выходит иначе.

После выездной налоговой проверки налогоплательщик получает акт проверки, в котором описываются все выявленные налоговиками нарушения. В установленный законом срок (месяц с момента вручения акта налоговой проверки налогоплательщику) компания готовит возражения на акт проверки, а затем представители налогоплательщика приглашаются на обсуждение материалов проверки. В принципе, после этого налоговый орган должен вынести решение о привлечении к налоговой ответственности (либо об отказе от привлечения) или же о дополнительных мероприятиях налогового контроля. Но тут налоговый орган вдруг откладывает рассмотрение материалов проверки (по нашей практике, на месяц). Через месяц представители налогоплательщика и инспекции собираются снова. Доводы налогоплательщика опять заслушиваются, и налоговый орган опять откладывает рассмотрение материалов проверки.

Почему так происходит? Причин несколько. Ресурсы налоговых инспекций ограничены, и порой уход в отпуск даже 2–3 специалистов становится непреодолимым препятствием для подготовки решения по итогам выездной налоговой проверки. Часто рассмотрение материалов проверки откладывается, потому что налоговая инспекция должна согласовать позицию, например, с позицией управления ФНС в регионе. Но основная причина все же в том, что, откладывая рассмотрение материалов проверки, налоговый орган выигрывает время, чтобы продолжить изучение деятельности компании. Формально никаких мер налогового контроля в период рассмотрения материалов проверки проводить нельзя (налоговый орган не направляет требований налогоплательщику, не приходит с выемкой и не допрашивает свидетелей), но ничто не мешает инспекции изучать уже полученные документы и обращаться с запросами информации в другие компании и государственные органы (в том числе иностранные).

В моей практике рассмотрение материалов проверки по крупной компании откладывалось восемь раз, из-за этого решения по итогам выездной налоговой проверки налогоплательщик ждал почти два года.

Налоговый кодекс никак не регламентирует процедуру отложения рассмотрения материалов проверок и не устанавливает никаких ограничений относительно количества таких отложений.

Что же делать налогоплательщику? Обжалование неоднократно отложенных рассмотрений в вышестоящий налоговый орган ничего не дает, как ничего не дает и их обжалование в суде. Суды исходят из того, что чем дольше проверяется налогоплательщик, тем качественнее будет принятое налоговым органом решение.

Так, в областном арбитражном суде розничная сеть пыталась оспорить в суде неоднократные продления рассмотрения материалов налоговой проверки. Рассмотрение продлевалось, потому что инспекция ожидала ответа от налоговых органов Швейцарии на запрос об операциях двух аффилированных с компанией офшорных фирм по счетам в Credit Suisse AG. Ответ получен не был, и ФНС даже обратилась в Федеральный административный суд Швейцарии. Изучив представленные документы, арбитражный суд указал, что соблюдение сроков рассмотрения материалов налоговой проверки или дополнительных мер налогового контроля не является существенным условием процедуры рассмотрения. Иными словами, суд фактически дал налоговому органу возможность рассматривать материалы проверки сколь угодно долго.

Тем не менее в суд обращаться нужно. Если налогоплательщик добивается признания недействительными решений инспекций, принятых по итогам выездных проверок, в исковом заявлении в суд следует указать, сколько времени длились проверки и сколько раз откладывалось рассмотрение материалов. Аргумент о неоднократно отложенных проверках не станет в суде решающим, но может оказаться существенным в общей массе доказательств незаконности решения инспекции.

nedosekin
20:58 19.09.2019
Шикарная статья, но на мой взгляд - ни о чем. То что с 2014 года в налоговой сфере творится полное пренебрежение правами налогоплательщика - это всем известно (например отсутствие грани, когда должная осмотрительность превращается в контролируемость контрагента или отсутствие критериев достаточной должной осмотрительности). То что обращения в суд с того же 2014 года практически не работают и суды, понимая что налогоплательщики это и их источник финансирования (через бюджет конечно) по спорным вопросам не встают на их сторону - тоже сложившийся факт. Все инициативы, дающие возможность защиты работают на стороне налогоплательщика от полугода до пары лет. Где, например, отделы аудита, которые реально в начале деятельности объективно смотрели на провалы проверки и абсолютный бред не попадал в Решения? Где объективное рассмотрение апелляционных жалоб вышестоящим органом, которое тоже работало? Обращаться в суд - практически бесполезно - это признают все юристы (но большинство в приватных беседах). Если случай запущенный, то конечно в суд можно сходить - надежда снизить санкции есть. Но самый правильный подход - на стадии проверки общаться с НИ через специально обученных людей, которые будут понимать - что можно представлять, в какой форме и когда. А по судам ходить можно годами. И при условии того, что "деньги в бюджете ОЧЕНЬ нужны" вряд ли можно рассчитывать на серьезный результат. "Эффективных" юристов, которые сразу скажут за что можно судиться, а за что бессмысленно - по пальцам одной руки пересчитать можно. Большинство просто за почасовку работает, а не на результат.
00
Комментировать
Читать ещё
Preloader more