«В американских школах поощряют победы, в европейских – наоборот»

Основатель крупнейшей в Европе бизнес-школы о том, как научиться управлять бизнесом одновременно из разных частей Света
Декан WU Executive Academy Бодо Шлегельмильх

Когда в России говорят о зарубежном бизнес-образовании, неизменно вспоминают об американских школах университетов Лиги плюща, реже – о британских, иногда упоминают французскую INSEAD. Европейские школы по большей части в России не на слуху. Редким исключением является созданная в 2004 г. WU Executive Academy Венского университета экономики и бизнеса. Венская бизнес-школа устраивает презентации в Москве, Санкт-Петербурге и Казани, разыгрывает (совместно с газетой «Ведомости») гранты на обучение по своей программе Professional MBA (PMBA), где изучают базовые «Основы бизнеса», а затем более глубоко погружаются в один из шести модулей программы «Специализация». В мире венская бизнес-школа хорошо известна по курсу Global Executive MBA, который в прошлом году занял 62-е место в глобальном рэнкинге EMBA FT, а годом ранее – 46-е.

Бессменный декан WU Executive Academy Бодо Шлегельмильх ответил на вопросы «Ведомостей».

– Зачем вам нужны именно российские слушатели?

– Не только российские. Для нас важно национальное разнообразие среди студентов. Важно, чтобы представители Европы, Америки, Азии учились вместе. Таким образом они учатся дважды – еще и перенимают друг у друга интернациональный опыт и понимание современного бизнеса. Знаете, Австрия – маленькая страна, всего 8 млн человек, сегодня было бы странно рассчитывать только на национальных студентов. Если быть точнее, у нас сейчас постоянно учатся представители 19 стран. Из Восточной Европы кроме россиян довольно много граждан бывшей Югославии. У нас также есть слушатели из Франции, Германии, есть из Бразилии, даже из США, что может показаться странным, учитывая, что программу Global Executive MBA мы разработали и преподаем вместе с Carlson School of Management at the University of Minnesota.

– Почему все эти люди стремятся именно к вам в Вену, чем ваша школа и ваши программы отличаются от прочих?

– Во-первых, мы даем возможность международного образования – и это не фигура речи. Мы путешествуем со студентами по разным странам, перенимая опыт и знакомясь с практикой на разных континентах. Сперва мы отправляемся в Санкт-Петербург – в Санкт-Петербургский государственный университет, чтобы послушать лекции и пообщаться с профессорами экономики там. Затем отправляемся на Юг Китая – в College of Sun Yat-sen University в Гуанчжоу, где мы занимаемся и встречаемся с китайскими студентами. Затем летим в Индию в Хайдарабад, где занимаемся в Индийской школе бизнеса (ISB), фокусируясь на вопросах IT-менеджмента. Кроме того, в Индии мы посещаем такие ведущие IT-компании, как Infosys, Tata Consultancy, Wipro, подразделения Microsoft и Accenture, где общаемся с менеджментом и перенимаем у них опыт.

Бодо Шлегельмильх

Декан WU Executive Academy
Родился в 1955 г. Окончил Cologne University of Applied Sciences и Manchester Business School
1973
Начал карьеру в Deutsche Bank в Кельне
1983
Бренд-менеджер Procter & Gamble
1988
Преподает в Калифорнийском университете, Беркли
1989
Профессор маркетинга в Уэльском университете, Суонси
1993
Возглавил факультет маркетинга Thunderbird School of Global Management, Финикс
2004
Назначен деканом только что созданной WU Executive Аcademy
Имеет докторские степени по литературе, философии, магистр естественных наук

Во-вторых, мы даем сразу два диплома MBA: американский и европейский (программа EMBA имеет аккредитации Американского общества коммерческих факультетов университетов (AACSB), Европейской системы усовершенствования качества (EQUIS), Ассоциации MBA (AMBA) и Фонда международной аккредитации программ в области бизнес-администрирования (FIBAA). – «Ведомости»).

К тому же у нас интернациональный преподавательский состав. Кроме венских профессоров есть профессора из Британии, Канады, Индии. То есть это такой космополитический микс знаний.

– Кто ваши студенты? Какова их специализация?

– Наши слушатели – люди не совсем юные. На программу Global Executive MBA приходят люди в возрасте от 35–40. Они уже имеют достаточно большой опыт в бизнесе и управлении кадрами. Поэтому обучение и уровень дискуссий у нас довольно глубокий. Разумеется, на различных модулях люди получают различные знания, но наша цель, кроме этого, – научить их строить бизнес-стратегии в мире глобальной экономики, принимать вызовы межгосударственного и межнационального уровня.

– Сейчас в бизнес-школах довольно модно не просто решать теоретические задачи и анализировать исторические кейсы, преподаватели часто предлагают своим слушателям отправиться на действующие предприятия и решать реальные проблемы в режиме реального времени. Есть ли у вас подобная практика и как вы относитесь к подобным опытам?

– Живые кейсы – давно не новость. Они подходят прежде всего в том случае, когда компания-клиент считает, что ее студент слишком молод и не имеет достаточного практического опыта. Наши студенты в большинстве своем – люди не совсем молодые, по крайней мере, у них уже есть достаточно большой опыт в бизнесе: они уже работают. Поэтому мы часто просим их делиться своими проблемами и обсуждаем варианты их решения.

– У вас нет опасения, что бизнес-образование по своей сути становится все более академичным, консервативным?

– Скорее наоборот. Бизнес-образование идет за бизнесом, где с каждым годом расширяется дифференциация. Раньше у людей выбор был гораздо меньше. Посмотрите, к примеру, на Volkswagen Polo – сегодня это не одна марка машины, а, наверное, целых 50 разных Polo. То же самое – в бизнес-образовании. У нас теперь нет исключительно классического американского двухгодичного курса MBA, потому что уже есть online-MBA, Junior MBA, full time MBA, part time MBA, модульные курсы, MBA-программы, где перемежаются классные занятия с практикой на предприятиях... Выбирайте любой.

– Кстати, об онлайн-образовании. Для вас и вашего учебного заведения это скорее вызов или новые возможности?

– Думаю, это создает определенные трудности для нас. Сейчас некоторые даже говорят, что онлайн-курсы вскоре вытеснят традиционные университеты. Я не принадлежу к числу сторонников подобных теорий, я в это просто не верю. На мой взгляд, в скором будущем обучение будет комбинированным – сочетать онлайн-обучение с традиционным.

Мне кажется, что новые технологии должны стать нашим подспорьем. Приведу один пример. В нашей программе Global Executive MBA мы решились на эксперимент и запустили так называемый Virtual Team Project (проект виртуальной команды. – «Ведомости»). Суть эксперимента была в том, чтобы собрать группы студентов в Carlson School of Management в США, в китайском Гуанчжоу и в Вене. Они работали группами по 4–6 человек. Перед ними стояла задача совместно разработать некий бизнес-план. При этом им необходимо было физически ежедневно общаться, но именно этого им и не позволяли – только посредством электронной почты, Skype и т. п. Другими словами, мы моделировали технологию взаимодействия в управлении глобальным бизнесом, которая станет основной через какие-то считанные годы.

WU Executive Academy

Основана в 2004 г. при Венском университете экономики и бизнеса (WU Executive Academy of the Vienna University of Economics and Business​). Обучение здесь ежегодно проходят около 750 слушателей и более 1200 менеджеров из компаний 75 стран мира. Преподавание ведется на английском и немецком языках. Портфель WU Executive Academy включает программы MBA/MBL/LLM, университетские сертификационные программы, корпоративные программы и семинары. Будучи частью Венского университета, WU Executive Academy располагает опытом 400 преподавателей и большого числа экспертов из 200 школ-партнеров по всему миру.

Разумеется, проблемой было совсем не использование современных коммуникационных технологий – к примеру, общаться по скайпу все давно умеют. Задача была договориться о решении проблемы в условиях разных национальных культур. Поясню. Проект стартовал в ноябре. И тут европейцы и китайцы вдруг обнаружили, что американцы недоступны во время празднования Дня благодарения, а позднее подобная же история произошла с рождественскими праздниками в Европе и китайским Новым годом. По китайским традициям все обязаны бросить дела и отвести неделю на то, чтобы навестить своих родителей. «Вы должны были знать об этом», – возмущались китайцы в ответ на упреки с той стороны океана. Эксперимент оказался довольно забавным. Это со стороны все кажется просто. На деле же ребята не сразу смогли договориться даже, в какое именно время начинать виртуальные встречи и обсуждения – из-за разницы часовых поясов.

– Вопрос, оценит ли новые знания и навыки работодатель. К примеру, если в Европе и Америке, получив MBA, ты гарантированно получаешь преимущество у работодателей – вам готовы доплатить за образование, в России выпускники бизнес-школ часто сталкиваются с ситуацией, когда работодатель этот диплом не ценит вообще.

– В Европе люди отправляются в бизнес-школу прежде всего для пополнения собственных знаний, а не ради прибавки к зарплате и карьеры. К примеру, совсем недавно ко мне пришел человек, которому далеко за пятьдесят. Он рассказал, что обладает большим опытом, но ему сейчас необходимо структурировать и систематизировать свои знания. А вот, преподавая в Китае, столкнулся с иным феноменом. Там люди часто идут получать вторую и третью MBA. Зачем? Там бизнес-школа – это прежде всего элитарный клуб, где общаются и заводят связи.

– Кстати, велики ли различия между представителями разных стран? Требуются ли какие-то особые подходы к представителям разных национальных культур?

– Знаете, преподавая в Таиланде, Вьетнаме, Китае, России, Европе и Штатах, я всегда слышу от студентов один и тот же вопрос: «Чем мы отличаемся от остальных?» Думаю, в реальности все совсем просто. В каждой стране есть хорошие и плохие студенты... Впрочем, психологические особенности все-таки есть – в связи с принципами образования. Поясню. К примеру, в американских школах с раннего детства человек поощряется за каждую свою победу, в конечном счете ему внушается позитивное ощущение о себе, его постоянно уверяют, что он исключительный, потрясающий, супер-супер-супер. Хорошо ли это, плохо ли – с этим приходится считаться. В Европе, к сожалению, все наоборот. Учителя обращают внимание прежде всего на ошибки учеников. Постоянно делают им замечания, требуя исправиться. В результате студенты привыкают перестраховываться, все время опасаясь, что вот-вот совершат ошибку. Вот эти особенности необходимо понимать, преподавая в разных странах.