Менеджмент
Бесплатный
Гонзало Вина
Статья опубликована в № 3996 от 19.01.2016 под заголовком: «Университет – это не рынок, тут другие принципы»

«Университет – это не рынок, тут другие принципы»

Первая женщина-ректор Оксфорда Луиза Ричардсон хочет широко распахнуть двери университета и искоренить в нем устаревшие английские традиции

За всю историю Оксфордского университета с момента первых выборов ректора в 1230 г. его возглавляли только мужчины. В январе к исполнению обязанностей ректора впервые приступила женщина – Луиза Ричардсон, сменившая на этом посту Эндрю Хамильтона, который теперь возглавит Университет Нью-Йорка. Ричардсон – политолог, специалист в области политических исследований, безопасности и проблем терроризма.

До назначения ректором Оксфорда она с 2009 г. возглавляла другой престижный британский университет – Сент-Эндрюс в Шотландии, который оканчивали некоторые члены королевской семьи. «Оксфорд – один из величайших мировых университетов. Мне оказана высочайшая честь возглавить это выдающееся учебное заведение в эти важные для высшего образования времена. Я с нетерпением жду возможности начать работать с талантливыми, опытными и выдающимися коллегами», – заявила Ричардсон после оглашения итогов выборов ректора.

Тогда же она сделала еще одно немаловажное заявление: «Я очень жду, когда само по себе назначение женщины на какой-либо [высокий] пост перестанет быть громким событием. К сожалению, научное сообщество, как и большинство компаний, устроено как своего рода пирамида – чем выше должности, тем меньше на них женщин». Сама Ричардсон приложила много усилий, чтобы выбиться в люди, сделав карьеру. Она родилась в простой ирландской семье и была единственной из семи детей, кто получил высшее образование.

«Мы должны признать нашу историю»

Приступая в январе к исполнению обязанностей ректора Оксфорда, Ричардсон неожиданно оказалась в эпицентре ожесточенного спора, причем никак не связанного с образованием. Затеяли его британские ученые, которые стали спорить, может ли барельеф Сесила Родса оставаться на фасаде колледжа Oriel, расположенного на территории Оксфорда.

Сторонники снятия барельефа считают, что Родс, отстаивавший позиции британской экспансионистской политики в Африке конца XIX в., не достоин такой чести.

Родс действительно был неординарным человеком. Он основал De Beers, в его честь было названо непризнанное государство Родезия в Южной Африке, существовавшее в 1965–1979 гг., которое из английской колонии превратилось в самопровозглашенную республику. Критики Родса не могут простить ему опыт колониальной работы и эксплуатацию африканских рабочих.

Но Родс при этом был и активным меценатом: он спонсировал колледж Oriel и создал стипендиальную программу Rhodes, в числе получателей которой были многие яркие умы, в том числе бывший президент США Билл Клинтон.

Ричардсон считает, что на подобные обсуждения нельзя тратить много времени. «Эта дискуссия отвлекает нас от более серьезных проблем», – говорит она, пытаясь дистанцироваться от вопроса, будоражащего умы академиков. В истории есть множество примеров, когда университеты были местом, где многие полезные идеи были услышаны, а вредные, напротив, разбиты в пух и прах, отмечает она. «Дискуссия вокруг Родса хороша только тем, что привлекает внимание к нашей истории. Мы должны признать нашу историю, и мы не можем делать вид, что чего-то не происходило. Я считаю, именно это заставит студентов пойти в Бодлианскую библиотеку и почитать архивные материалы о жизни Родса. Там есть архивы и по колониализму того времени, и по антиродсовскому движению», – отмечает она.

Опытная и настойчивая

«У Ричардсон большой опыт: она работала в Шотландии, в США, у нее трое детей, что говорит о сбалансированности ее профессиональной и личной жизни. Актуальная тема ее экспертизы – терроризм, она консультирует правительства по этому вопросу», – рассказала «Ведомостям» Зоя Зайцева, региональный директор Quacquarelli Symonds по Восточной Европе и Центральной Азии. «Много вопросов вызвали комментарии Ричардсон о том, что экстремисты должны иметь право высказываться публично в университетах, чтобы студенты учились находить рациональные аргументы взаимодействия с ними. Такой подход вызывает неоднозначные оценки», – добавляет она.

Впрочем, Ричардсон умеет чувствовать момент и знает, когда и что стоит говорить. Она, например, всегда считалась одним из самых жестких противников войны в Ираке. Но сейчас она предпочитает не вступать в публичные дискуссии по этому вопросу, а после назначения ректором Оксфордского университета тем более старается высказываться максимально нейтрально на тему Ирака.

В отношении барельефа Родса она, выждав паузу, все-таки сказала: его следует оставить там, где он висит, но, возможно, нужно добавить в мемориальную табличку текст о жизни и деятельности Родса, дающий больше представления о его личности и роли в истории.

На самом деле Ричардсон не очень занимает Родс, ее волнуют другие задачи. Она пообещала сконцентрироваться на системе образования, расширении возможностей для студентов и решении проблемы социальной мобильности. Эту проблему она знает хорошо. Она родилась в скромном ирландском графстве Уотерфорд, и ее успешный карьерный взлет до должности ректора одного из старейших британских университетов, всегда игравшего заметную роль в общественной жизни страны, говорит о том, что она будет отстаивать именно те ценности, о которых она заявляет.

Оксфорд: история, современность, гордость

Оксфорд известен как старейший университет в англоязычном мире. Точная дата его создания неизвестна, но уже в 1096 г. в Оксфорде существовали те или иные формы обучения, а его активное развитие началось в 1167 г., когда король Генрих II запретил английским студентам посещать Парижский университет. Первый известный иностранный студент прибыл в Оксфорд в 1190 г. В 1878 г. женщины получили разрешение на прослушивание курсов в Оксфорде, с 1920 г. они получили возможность полноценного обучения в университете. Но еще до 1974 г. пять входящих в университет колледжей оставались чисто мужскими. А до 2008 г. существовал колледж только для женщин – Колледж святой Хильды. Теперь в нем обучаются и мужчины.
На 1 декабря 2014 г. в Оксфорде обучалось 22 346 студентов и аспирантов. Более 40% научных сотрудников университета и студентов – выходцы из 130 стран. В структуру университета входит 38 независимых колледжей. Всего на территории кампуса расположено 235 зданий, еще 150 объектов недвижимости управляются на правах коммерческой аренды.
26 выпускников Оксфорда стали премьер-министрами Великобритании, начиная с графа Уилмингтона в 1742 г. и заканчивая нынешним премьером Дэвидом Кэмероном. Более 30 мировых лидеров обучались в Оксфорде, включая Билла Клинтона и Индиру Ганди. Среди выпускников Оксфорда более 120 олимпийских медалистов. 26 нобелевских лауреатов – выпускники Оксфорда, среди них англоязычный писатель индийского происхождения Видиадхар Сураджпрасад Найпол (2001 г.), американский экономист Лоуренс Клейн (1980 г.), английский химик Дороти Ходжкин (1964 г.). 20% выпускников Оксфорда по истечении полугода начинают зарабатывать более 30 000 фунтов стерлингов в год.

СвернутьПрочитать полный текст

Борец с терроризмом

У Ричардсон – традиционная академическая карьера. Она родилась в 1958 г. на юге Ирландии. Получила степень бакалавра в области истории в дублинском Тринити-колледже, затем – степень магистра политических наук в Университете Калифорнии в Лос-Анджелесе (UCLA) и докторскую степень в Гарвардском университете. Считается, что ее карьерному взлету очень помогла стипендия для обучения в Калифорнийском университете. Продвижению в Гарварде после теракта 11 сентября 2001 г. помогла ее специализация по вопросам терроризма, который приобретал все большую актуальность.

Ричардсон была награждена премией Самнера за лучшую докторскую диссертацию, способствующую «предотвращению войны и установлению мира во всем мире». В 1981–2001 гг. она работала ассистентом профессора, а затем доцентом в Гарвардском университете.

В 2001 г. Ричардсон получила первый высокий пост в академической сфере – декана Института перспективных исследований Рэдклиффа Гарвардского университета. В 2009 г. она была назначена ректором университета Сент-Эндрюс в Шотландии, став первой женщиной на этой должности. В 2010 г. она получила звание профессора международных отношений.

Ричардсон – известный специалист-политолог и входит в состав консультативных советов общественных организаций Великобритании, Ирландии и США, занимающихся правами человека и проблемами политического диктата. В числе ее заслуг в области научных исследований – награды фондов Форда, Милтона, Слоан, Круппа, Центра европейских исследований, Института мира США и др.

Противница бюрократии

Офис ректора Оксфорда исполнен в спартанском стиле, располагается в железобетонном здании, напоминая времена холодной войны, и контрастирует по стилю с живописными старинными зданиями колледжей университета.

Главная задача Ричардсон, по ее словам, – сделать университет более гибким, мобильным и менее забюрократизированным. «У университетов Сент-Эндрюс и Оксфорда есть ключевое сходство: они всегда считались привилегированными учебными заведениями для избранных», – отмечает Ричардсон. Она убеждена, что нужно расширить возможности для поступления в университет: «Нужно привлекать таланты». Ее коллеги по университету солидарны с ней – следует шире открыть двери для студентов из малообеспеченных семей. «Это важный вопрос для общества, и здесь я говорю как человек из слоев, у которых не было возможности пойти в университет», – заявляет Ричардсон.

Она уверена, что ей многое удастся изменить: «Конечно, мы можем сделать больше, и мы добьемся большего». Ричардсон хочет улучшить положение Оксфорда и с финансовой точки зрения. Элитные университеты США по финансовым показателям превосходят британские аналоги в 10 раз. Благотворительный фонд Оксфорда сейчас составляет около 2,3 млрд фунтов стерлингов, и у некоторых из колледжей такой же размер стипендиальный фонда, как у всего университета. У Гарварда, для сравнения, фонд составляет $36 млрд, у большинства университетов высшей лиги бюджет – свыше $20 млрд.

Чтобы привлекать больше студентов из разных стран, предоставлять преподавателям и студентам больше современного технического оснащения, Оксфорду нужно увеличивать размер благотворительного фонда. «Я не говорю, что собираюсь привлечь в бюджет университета $20 млрд, но настаиваю на том, что Оксфорд должен конкурировать с такими университетами, как Гарвард», – заявляет Ричардсон.

«Мне не нравится маркетинг образования»

Беспокоит ли ее то, что образовательные учреждения стали глобальными супербрендами, деньги позволяют получать статусное образование, которое котируется на рынке, что в итоге искажает суть самой системы образования? «Мне не нравится маркетинг образования <...> возникает ощущение – если я плачу столько денег за обучение, значит, я являюсь клиентом. Я не думаю, что проблема маркетинга уже есть в Оксфорде, но я заметила маркетизацию высшего образования в стране. Университет – это не рынок: система образования работает на других принципах», – считает она.

Позиция Ричардсон противоречит стратегии правительства Великобритании, чья дорожная карта реформы высшего образования предполагает четкое разграничение между научными исследованиями и системой преподавания, которая даст студентам право выбирать преподавателей. Она не знает, довольны ли студенты Оксфорда качеством преподавания, но уверена, что любые подобные реформы способны создать «еще один слой бюрократии» и принесут соблазн ввести упрощенные показатели для сравнения эффективности преподавателей.

Ричардсон хотела бы изменить многое: принципы иммиграционной политики, которая бы помогала привлекать и удерживать талантливых студентов в Великобритании, систему карьерного роста в университете и многое другое.

Беседа с Ричардсон создает ощущение, что она не собирается уклоняться от решения гендерного вопроса и отхода от других старомодных взглядов, с которыми ей приходилось сталкиваться в Сент-Эндрюсе.

Еще одна цель Ричардсон – предоставить больше возможностей женщинам: «Было бы нечестно отрицать символическое значение назначения женщины-ректора. Я очень надеюсь, что это будет стимулировать амбиции наших студентов и молодых ученых».

«Хотя у нас были сильные разногласия с Ричардсон, я восхищаюсь ее приверженностью принципам гендерного равенства и желанием покончить с дискриминацией по признаку пола в духе старых традиций Сент-Эндрюса», – говорит бывший председатель совета студентов Сент-Эндрюса Сэм Фаулз. В числе главных достоинств Ричардсон он называет способность находить общий язык с людьми, которые придерживаются противоположных взглядов, и объединять их для достижения общих целей.

Перевела Екатерина Кравченко, в подготовке статьи участвовал Михаил Малыхин