Создатель фильма «Брат» требует в суде 93,7 млн рублей с «Мегафона»

Кинокомпания СТВ утверждает, что оператор незаконно разместил на своем видеосервисе ее фильмы
Кадр из фильма «Брат» / Кинокомпания СТВ

Кинокомпания СТВ, широко известная по таким фильмам, как «Брат», «Груз 200», «Бумер», обратилась в Арбитражный суд Москвы с иском на 93,7 млн руб. к телекомоператору «Мегафон», следует из карточки дела на сайте «Электронное правосудие». Исковое заявление подано 30 декабря, но пока не принято к рассмотрению. Третьими лицами по иску указаны компании «Медиа лаб дистрибушн», «Старт.ру» (компания – владелец видеосервиса Start.ru, 25% которого принадлежит «Мегафону») и «Киноскоп».

Совладелец кинокомпании СТВ Максим Уханов подтвердил «Ведомостям» подачу иска. По его словам, «Мегафон», не имея договора с СТВ, «на протяжении длительного времени» размещал на своем видеосервисе 69 фильмов, произведенных кинокомпанией. У СТВ заключен договор со «Старт.ру», но он не предусматривает передачу прав на контент третьим лицам, отметил Уханов. О каких именно фильмах идет речь, Уханов не уточнил.

В «Мегафоне» отказались комментировать ситуацию.

Условия лицензионного договора с СТВ являются конфиденциальной информацией, заявил «Ведомостям» представитель Start.ru. Он отметил, что видеосервис использует контент всех правообладателей согласно условиям заключенных лицензионных договоров и только разрешенным способом.

«Пользователь получает возможность доступа к контенту в том числе через интерфейсы партнеров в подписке Start.ru, среди которых есть и «Мегафон», – добавил он. Сам иск СТВ представитель Start.ru отказался комментировать, сославшись на то, что компания его еще не получила.

Партнерские программы и подписки – распространенное явление на российском рынке видеосервисов, говорит гендиректор аналитического агентства Telecom Daily Денис Кусков. Чужие фильмотеки, как отмечает он, активно продают онлайн-кинотеатры «Кинопоиск», Megogo, Start.ru и др. Структуру своих доходов видеосервисы публично не раскрывают, но в некоторых случаях выручка от продаж сторонней фильмотеки может достигать 35–40%, утверждает Кусков. Доля доходов от партнерских проектов онлайн-кинотеатров в январе – июне 2020 г., по данным Telecom Daily, составила порядка 20% от их совокупной выручки. Она за указанный период составила 18,6 млрд руб.

Продажа контента партнеру активно практикуется видеосервисами, поясняет гендиректор Megogo Виктор Чеканов. Однако такие лицензионные соглашения, по его словам, как правило, предусматривают возможность просмотра контента пользователем при помощи специального программного кода, без размещения контента на серверах партнера. Между тем сервис «Мегафон ТВ» предоставляет возможность офлайн-доступа к контенту, для этого пользователю необходимо скачать фильм или сериал, указано на сайте видеосервиса. Это говорит о том, что какую-то часть контента «Мегафон ТВ» хранит на собственных серверах, что могло стать формальным основанием для иска СТВ, предполагает Чеканов.

После принятия антипиратского закона в 2013 г. обращение в Арбитражный суд, а не в Мосгорсуд для защиты прав на видеоконтент стало гораздо более редким явлением, отмечает владелец юридической компании «Катков и партнеры» Павел Катков. Это, как считает эксперт, может быть обусловлено тем, что истец в данном случае заинтересован не в пресечении нарушения авторского права (обеспечительные меры, блокировка ресурса), а именно в деньгах.

«Одним из ключевых моментов дела станет сопоставление прав, переданных СТВ своему лицензиату – Start.ru, имел ли он сублицензионные права по договору, была ли в документе оговорка о возможности предоставления таких прав, например, аффилированным лицам», – добавил эксперт, отметив, что «Мегафон» стал таким аффилированным лицом, купив в конце октября 25% видеосервиса Start.ru.

У истцов в подобных делах обычно высокие шансы на удовлетворение иска, поскольку правообладателю достаточно доказать наличие прав на результат интеллектуальной деятельности и факт нарушения, а на ответчика возлагается бремя доказывания отсутствия вины, отмечает руководитель направления «Разрешение IT & IP споров» юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Ярослав Шицле: «Даже в случае отсутствия вины, как правило, правонарушитель привлекается к ответственности, поскольку считается, что он должен был проявить должную осмотрительность и установить, что своими действиями нарушает права третьего лица».