«Своя война. Шторм в пустыне»: тень Балабанова и мужские радости

В прокате военно-патриотический режиссерский дебют актера Алексея Чадова
В прокате военно-патриотический режиссерский дебют актера Алексея Чадова / Наше Кино

В перерывах между военными операциями офицер группы специального назначения «Шторм» Иван (Алексей Чадов, известен по сериалу «Игра на выживание» и фильмам про «Любовь в большом городе») живет бобылем в бревенчатом доме, держит овчарку и гоняет на квадроцикле – словом, ведет жизнь простую, но исполненную настоящих мужских радостей. Узнав, что его боевой товарищ, которого все называют Седой (Виталий Кищенко, известен по сериалу «Метод» и фильму «Союз спасения»), попал в плен к сирийским боевикам, Иван отправляется в Сирию выручать однополчанина. «Своя война» – режиссерский и сценаристский дебют актера Алексея Чадова, снятый под руководством опытного продюсера Сергея Сельянова, известного в первую очередь по работе с Алексеем Балабановым. Тень покойного Алексея Октябриновича внушительно нависает над фильмом. В 2002 г. Алексей Чадов дебютировал в балабановской «Войне» (о Второй чеченской), и «Своя война» очевидным образом подается как история в духе «20 лет спустя».

Героя Чадова здесь тоже зовут Иван, он тоже, будучи срочником, побывал в чеченском плену – зрителю намекают, что перед ним в каком-то смысле тот же самый персонаж, повзрослевший, ставший профессиональным военным и вообще молодцом. Чадов пытается идти балабановскими тропами и предсказуемо терпит фиаско. Балабанов исследовал русский характер и без оглядки на правила хорошего вкуса репрезентировал темные бездны национального бессознательного. «Своя война» вместо этого предлагает зрителю урок военно-патриотического воспитания: сила – в правде, Россия – наше отечество. Суть же национального характера, по мнению автора фильма, полнее всего выражает главный герой – холеный мужик с самовлюбленным лицом, посматривающий на всех свысока и дорожащий возможностью эффектно ввернуть в разговор цитату из Данилы Багрова («Русские своих не бросают!»).

В отсутствие прочих достоинств «Своя война» вполне могла бы состояться как незамысловатый боевик «класса Б». Но жанровая модель фильма, где герой едет в опасное место, чтобы силовыми методами спасти друга/ребенка/женщину, обязательно предполагает хорошую дозу экшена – в нем должны быть взрывы, погони и хруст сломанных костей. В «Своей войне» дела с этим обстоят неважно: на 100 минут экранного времени две с половиной перестрелки и одна вялая погоня. Остальное время отдано утомительно-навязчивой демонстрации всякого рода мужественности: персонажи мужественно ходят, мужественно едут на машине, говорят всякие мужественные вещи – и все это вместо того, чтобы, как ожидалось, бегать и с обеих рук палить по злодеям.

Особая и даже почетная роль в этом торжественном панегирике маскулинности отводится исполненным самолюбования крупным планам актера Чадова. Их в картине бессовестно много, но самый эпичный и одновременно самый нелепый из них – когда перед поездкой в Сирию Иван выходит из барбершопа. Медленный наезд камеры на лицо героя, победный взгляд – зацените, мол, как классно чувак подстригся перед опасной военной экспедицией.

Самое печальное, что в этом нет ни грамма иронии. И боевики на джипах, снятые с оглядкой на «Безумного Макса», и уворованные из голливудских картин диалоги типа: «Ты чокнутый! – Я знаю, моя жена постоянно мне об этом говорила» – все это подается на очень серьезных щах. Сценарист и режиссер Чадов, видимо, не в курсе, что эпизоды, когда герой под бодрую музыку обвешивается амуницией или в замедленной съемке бросается к товарищу в опасности, выкрикивая его имя («Сееедооооой!»), за последние 30 лет были спародированы уже сотни раз. И нужно немножко постараться, чтобы они вызывали какие-то эмоции, кроме смеха и ощущения неловкости за режиссера.

Как минимум для этого нужен сюжет, за которым можно было бы с интересом следить, и характеры, которым можно было бы сопереживать. Здесь же сюжет нескладен и нелеп и полная беда с характерами. Главный герой весь фильм ходит со стеклянным взглядом, в котором, несмотря на усилия актера Чадова, ни разу не появляется ничего похожего на живую эмоцию. И остальные действующие лица прорисованы не лучше.

Гордо заявленные на рекламном постере звезды Кристина Асмус (известна по сериалу «Интерны» и фильму «Текст») и Виктор Сухоруков (известен по балабановской кинодилогии «Брат») мелькают в самом начале, чтобы потом исчезнуть без следа. Асмус на полминутки появляется в роли сердитой бывшей жены. Сухоруков на автомате оттарабанивает коротенькую роль командира Иваныча, чьи реплики сценарист Чадов украшает псевдопросторечными инверсиями («неделю на сделку дают», «ранен он прилично, видно»), кажется, полагая, что именно так и должны говорить все на свете «Иванычи». Получается, впрочем, больше похоже на речь магистра Йоды из «Звездных войн».

Еще в фильме есть целых два персонажа типажа «батяня-комбат»: оба схожим образом супят лица и говорят сдавленными от избытка брутальности голосами – к этому их образы и сводятся. Имеется ротный балагур (Никита Кологривый, известен по сериалам «Два холма» и «Пищеблок»), который все время что-то кричит на диком позитиве, но которому не придумали ни одной забавной реплики. Лучше всех на этом фоне выглядит грустный чеченец Закир (Джалил Асретов, известен по сериалу «За первого встречного») – уже хотя бы потому, что не пытается выглядеть мужественнее, чем он есть.

«Своя война» – халтурное и, что хуже, откровенно скучное кино, которое регулярно впадает в патетику и фатально оказывается смешным в своих самых патетичных моментах. Даже не знаем, кому оно может прийтись по душе. Возможно, тем, кто окажется способен вынести подряд три крупных плана актера Чадова и ни разу не расхохотаться.