«Чающие движения воды»: хроники праведника

«Мастерская Петра Фоменко» открыла сезон спектаклем по роману Николая Лескова

«Чающие движения воды» – еще один пример того, насколько сильно «Мастерская Фоменко» может погрузить зрителя в девятнадцатый век, насколько тонко театр чувствует этот исторический период и достоверно воссоздает его психологические реалии.

Первым на сцене появляется отец Савелий, прибывший в провинциальный городок, чтобы противостоять набирающему здесь силу движению старообрядцев. Он свободомыслящий священник, который искренне пытается познать Бога и пробудить к нему любовь у тех, кто приходит слушать его проповеди. И тем самым вызывает возмущение вышестоящего духовенства. Отца Савелия играет Иван Верховых (известен по роли Чебутыкина в «Трех сестрах» в постановке Петра Фоменко). И это редкостная актерская работа. Ему за очень короткий срок удается вызвать если не любовь, то симпатию к своему персонажу.

Действие «Чающих движения воды» происходит всего через несколько лет после отмены крепостного права, когда люди еще только привыкали к недавно наступившим радикальным изменениям в социальной иерархии. Лесков посмеивается над «новыми людьми», поверившими в науку как в новую религию, и в этих насмешках отчетливо слышна литературная полемика тех лет. Легко угадывается ирония над Тургеневым. В репликах персонажей всплывает название его романа «Дым». Но в контексте спектакля его фигура важна прежде всего как автора, выведшего в «Отцах и детях» хрестоматийный образ нигилиста.

Отдает должное Лесков и революционерам. Их самих в «Чающих движения воды» нет. Но есть истово симпатизирующая им Дарья Бизюкина (Ольга Бодрова – обладательница приза фестиваля «Кинотавр» за лучшую женскую роль в фильме Николая Хомерики «Море волнуется раз» / Мария Большова играет в фильме «Убрать из друзей» Левана Габриадзе). Ее завораживает слово «революция». Даже когда его произносит манипулятор, доносчик и вор Измаил Термосессов (Александр Мичков – известен по работе в сериале Алексея Попогребского «Оптимисты»). Все имена персонажей, как это было принято в литературе девятнадцатого века, говорящие. И если оно неблагозвучно, то это очевидный сигнал, посылаемый автором: не пытайтесь ему симпатизировать, он себя еще покажет.

/Мастерская П. Фоменко

«Чающие движения воды», и это слышно уже в названии спектакля, построены на тонкостях. Это идеалистический до наивности проект, и в этом смысле он не уходит слишком далеко от первоисточника. Он рассказывает о хороших людях, которые беспомощны противостоять даже крупице зла. Причина тому – страх за собственное благополучие. Поклонница революции Бизюкина подливает масла в огонь, который однажды спалит и ее благополучие, скорее, из глупости.

В наивности этого мира и заключается его очарование. Зло действует разрушительно, но его легко остановить. И даже персонажи «Чающих движения воды», которые так легко поддаются обаянию зла и не осознают всю ту степень опасности, которую оно собой представляет, однажды все-таки разоблачают его. Но они не спасают праведника. Но тот словно бы ждал, когда судьба пошлет ему изгнание, чтобы отрешиться от всего мирского и окончательно встать на духовный путь.

Музыкальные номера постановки сделаны с исключительной тщательностью. Они вшиты в ткань спектакля, так что их нельзя от него отделить. Герои исполняют их как бы спонтанно, хотя, очевидно, иногда это требует не только голосовых данных и выраженного темперамента, но и вдумчивой работы над интонацией и произношением. Актер Николай Орловский (постановки «Сережа очень тупой», «Мамаша Кураж», «Рыжий»), поющий в образе отца Захария Бенефактова, блистателен без всяких оговорок.

Семь лет назад Евгений Каменькович, нынешний худрук «Мастерской Петра Фоменко» и режиссер постановки «Чающие движения воды», уже предпринимал путешествие в девятнадцатый век, поставив спектакль «Современная идиллия» по Салтыкову-Щедрину. Тогда он прозвучал как манифест против всепоглощающего страха. «Чающие движения воды» звучат как молитва о добрых людях, которые беззащитны против нападок, в силу чего легко становятся объектами общественной травли.

Праведники как были, так и остаются беспомощными. Они обречены быть положительным примером и время от времени подвергаться коллективным проявлениям насилия. Никаких рецептов их спасения в «Чающих движения воды» нет. Но, может быть, когда-нибудь праведникам удастся наполнить своей добротой окружающий мир до краев. И однажды люди, в нем живущие, перестанут их уничтожать.